Журнал "Наше Наследие" - Культура, История, Искусство
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   

Редакционный портфель В.Я. Курбатов. Петербург. Художественно-исторический очерк и обзор художественного богатства столицы

В.Я. Курбатов. Петербург | От редакции | Оглавление | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 | Примечания | Фотоматериалы


АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР И ТЕАТРАЛЬНАЯ УЛИЦА.

 

В 1827 году снова возник вопрос о застройке местности между Аничковым дворцом и Публичной библиотекою. Это место с театром, наскоро выстроенным Бренна, и несколькими складами декораций казалось пустырем. Еще в 1811 году был конкурс на переустройство площади. Томон предложил выстроить грандиозный театр, напоминавший «Большой», но несколько более монотонный, Русска проектировал сочетание театра с залами для празднеств и маскарадов. Ни тот, ни другой проекты не были выполнены ввиду военных расходов 1812 года, а в 1828 году Росси представил план, по которому часть временных складов следовало уничтожить, на месте театра Бренна построить новый Большой театр и устроить перед ним сквер; здание Публичной библиотеки продолжить почти до Толмазова переулка, по двум сторонам площади у театра и вдоль новой улицы (теперь Театральной) протянуть два здания и закончить эту улицу полукруглою площадью с круглой церковью у Чернышева моста. Первоначально Росси предполагал здания на площади расположить таким же полукругом, как на Дворцовой, но впоследствии отказался от этого проекта. Слишком очевидна трудность сочетания четырехугольного здания с полукруглыми стенами, находящимися за ними.

Для выполнения плана нужно было приобрести участки частных владельцев и занять часть казенных. Сама по себе строительная работа была так велика, что ее удалось закончить лишь к 1835 году, но и то кое-что было не доведено до конца, а именно: не были возведены постройки с двух сторон театра, не было закончено убранство зданий на площади у Чернышева моста, и не был начат круглый храмик, предполагавшийся на той же площади. Из всех построек наиболее строги боковые здания сзади Александринского театра, составляющие фон картины, видимой с Невского проспекта. Трудно придумать что-либо более простое, чем аркады нижнего этажа и колоннада над ними, однако по совершенству пропорций здание далеко превосходит пышные проекты академиков. Не надо забывать притом, что это лишь фон для великолепного здания театра.

Последний проектирован своеобразно и без намека на сходство с театрами Гваренги, Русска и Томона. Росси строил в момент высшей военной славы Империи театр для ходульных патриотических трагедий и не мог с этим не считаться. Но в отличие от велеречивых потуг Кукольника Росси обладал действительным чувством грандиозного и мог ответить какому угодно размаху патриотического восторга. К сожалению, сама эпоха становилась буржуазной, и современники Росси не решались на те размеры, которые легко были приданы и Бирже и Большому театру. Росси приходилось достигать эффекта более грациозного, чем могли дать размеры здания. Вот почему он повысил так колоннады и подчеркнул гладь стен здания густым фризом.

Колоннада главного фасада вдвинута в стену здания так, что образован глубокий балкон. В угловых выступах остались ниши для статуй. (Последние были, но по непонятным причинам исчезли). На этих стенах нет окон, и вся стена кажется грандиозной декорацией, правда, вполне соответствующей внутренней распланировке здания. Колоссальные размеры колонн, стоящих на сравнительно низком первом этаже-цоколе, гладь стен, пышный и в то же время строгий до жуткости фриз из трагических масок и гирлянд, отсутствие фронтона над колоннадой и квадрига делают этот театр как бы предназначенным для античных трагедий в переводе ложноклассиков XVIII в<ека>.

Боковые фасады не менее торжественны. Колоннады их поставлены на въезды и таким образом отодвинуты от здания. Если бы боковые стороны площади были обстроены так же, как ее глубина, то эффект, и без того потрясающий, был бы еще более усилен.

Внутри театра вся сила украшений сосредоточена в зрительном зале, хотя последний, к сожалению, не доведен до той красоты отделки, какую задумывал Росси. Он предполагал в верхнем ярусе поместить кариатиды (сходные с теми, что в куполе Итальянского зала Павловского дворца) и на них опереть потолок. Это не сделано. Зато в убранстве царской ложи Росси далеко превзошел всех мастеров эпохи Империи. Такой красоты плана, такой спокойной уверенности, с какой Росси оставил не прикрашенными уверенно взятые формы арки в глубине, не достигал никто, как никому близко не удавалось подойти к царственной пышности орнаментов парапета и навеса. Одноглавые орлы, шлемы, щиты, копья и мечи густо сплетены, как в лучших композициях Пиранези. В боковых царских ложах Росси отступил от монументальности и сильно вытянул колонны, придав боковым отверстиям полуготический вид. Барьеры лож украшены более легкими орнаментами (особенно хороши орнаменты первого этажа со свирелями и в третьем ярусе с бабочками). В целом зал своими золотыми по белому фону орнаментами и красными драпировками производит величественное впечатление, соответствующее не ходульной ложноклассике того времени, а чеканному совершенству самого Пушкина.

Театральная улица состоит из двух продольных корпусов министерств и заднего фасада Александринки. Последний, сообразно месту, разработан без колоннад, но украшен пилястрами. Продольные флигеля по простоте и величию замысла являются образцовыми. Они рассчитаны на боковую точку зрения, а потому не только не имеют каких-либо выступов или фронтонов посредине, но и боковые выступы расширены так, что не бросаются в глаза.

Весь фасад превращен в ритмическую колоннаду, т. е. чередование широких арок и сдвоенных колонн. Окна верхних этажей соединены в общую группу, разделанную величественно простым фризом из гирлянд. Нижний этаж имеет широкие арки окон и рустирован, однако, в противоположность постройкам Гваренги не кажется только цоколем, - так размеры его тесно связаны с окнами верхних этажей. Это стремление к равноценности трех этажей является характерным признаком для александровской эпохи и отличием ее от ранних неоклассиков.

Фасад дома министерств на Чернышевой площади <с> проездными арками задуман не менее просто и еще сильнее поражает грандиозностью. Только последняя достигнута не значительностью размера, но удачным выбором пропорций. В нем особенно ярко сказывается умение архитекторов XVIII века находить те незначительные отклонения от пропорций, кажущихся идеальными, и эти отклонения придают зданиям характер величественности или блеска.

В фасаде Публичной библиотеки вся сила впечатления перенесена на колоннаду. Нижний этаж там имеет второстепенное значение, как и краевые выступы. Колоннада слегка растянута, и за ней ритмично размещены окна и статуи знаменитых мужей древности, а над ними густой скульптурный фриз. Завершается колоннада характерным для Росси аттиком с Минервою наверху.

Рядом с библиотекою на месте нового здания находились сараи для театральных декораций, очень совершенные по пропорциям.

К этим зданиям нужно присоединить два павильона, выстроенные еще в 1818 г<оду>. Таким образом, убранство площади было почти закончено, остались лишь боковые постройки в глубине. Из них был возведен лишь узкий флигель, уничтоженный в 1911 году. Эта площадь и театр по строгости эффекта не могут равняться с совершенством Арки Главного Штаба, но зато превосходят ее пышностью. Впрочем, украшения Театральной улицы, пожалуй, спокойнее еще, чем на Арке Главного Штаба, зато фриз и колоннады Александринки дают несравненный эффект. По существу эффект Александринки не классичен, но приемы барокко доведены в ней до того предела согласованности деталей, который граничит с классицизмом.

Группа построек Михайловского дворца была начата Росси для В<еликого> Кн<язя> Михаила Павловича. Вначале она состояла из одного дворца с двумя боковыми флигелями. Задача была несколько проще, чем в проектировании Театральной улицы, и зодчий применил обычные для того времени мотивы, но сумел грандиозно их развернуть, чему способствуют и исполинские размеры построек. Нижний этаж, сохраняя смысл подножия для среднего, очень высок, да еще поднят на высокий цоколь. Стены верхних этажей гладки и только наверху покрыты скульптурными панно, образующими полный фриз. Края фасада выдвинуты вперед и убраны чуть скромнее, хотя и не имеют того нарочно упрощенного вида, который характеризует классическо-декоративные произведения. На средине фасада выдвинут великолепный балкон с грандиозной колоннадой, перекрытою фронтоном над ним. Сами арки балкона, в меру грузные, но в то же время стройные, поднятые на высокий цоколь, к которому взбегают с боков два гранитных въезда, а спереди поднимается широкая лестница. Все вместе производит горделивое впечатление, так как грандиозность сочетается со стремлением линий кверху.

В противоположность главному флигелю боковые разработаны скромнее, и в них преобладают горизонтальные линии, а для колонн выбран дорический стиль в отличие от коринфских главного флигеля. Со стороны улицы на боковых флигелях нет центральных выступов; зато выдвинуты колоннады без фронтона по краям. Это и понятно. Зодчий стремился к достижению возможного величия самого дворца и достиг этого, подготовив впечатление грандиозного фасада и портика подходом к нему мимо низких и в то же время легких флигелей.

К величайшему сожалению, при превращении дворца в хранилище русского искусства над произведением великого зодчего насмеялись. Правый флигель был повышен на аршин, все его размеры слегка вздуты, а пропорции всего сооружения испорчены.

Садовый фасад дворца устроен в виде грандиозной лоджии-колоннады, в принципе напоминает Публичную Библиотеку, но несравненно грандиознее последней. Здесь колоннада производит впечатление сама по себе, как бы независимо от остального фасада. К нему ведет широкая лестница, начинающаяся от невысокой садовой террасы. Панорама средней просеки сада, густых древесных групп и величественного фасада несравненна, но, к сожалению, мало кому известна. Садовый фасад бокового строения устроен в виде колоннады и по милой грации напоминает беседку Елагина дворца. Будет очень прискорбно, если его уничтожат так же, как уничтожили левый флигель. Со стороны Марсова поля в саду Росси соорудил каменную беседку. Садовая сторона ее, изогнутая полукругом, очень удачна, со стороны Мойки хороша постановка над каналом и пропорции, но не совсем удачен тяжелый меандровый фриз.

По рисунку Росси исполнена великолепная решетка со стороны площади, пожалуй, менее грациозная, но более торжественная, чем решетка Государственного банка. С ней сходны по стилю прекрасные перила Михайловского и Нижне-Лебяжьего мостов, удивительно подходящие для отливки в чугуне, излюбленном в то время способе воспроизведения. Хороши еще сочные перила у павильона и на полуразрушенном мостике в саду.

Внутри дворца наиболее замечательны вестибюль и парадная лестница. Убранство первого очень скромно, а переход в обширное помещение лестницы сделан в виде очень широкой арки, начинающейся от пола. Сама лестница внизу скромна, но зато вверху, благодаря стройной коринфской колоннаде и пышной росписи плафона, удивительно торжественна. Жаль только, что ее окрашивают таким тусклым тоном.

Главный белоколонный зал наряден благодаря легкости колонн и эффектной росписи плафона и стен. Расстановка колонн и украшений в нем напоминает проекты Гваренги, но доведена до большей роскоши. В других залах отчасти сохранились роспись и местами кариатиды, но многого, увы, уже нет. Очень хороша церковь с интересно изогнутым иконостасом, производящим, впрочем, впечатление временного.

Для постройки площади и прилегающих к ней улиц Росси составил проекты обывательских домов, подобные Театральной улице. К сожалению, это не было выполнено, и сооруженные дома гораздо скромнее проектированных. В общем, Михайловский дворец является противоположностью Александринского театра. В последнем Росси стремился к возможной пышности и пользовался приемами барокко, доведя их до почти классического совершенства. В Михайловском дворце он исходил из классических приемов Гваренги, но придал им такой колоссальный размах, что довел до силы самых торжественных сооружений барокко. В этом сооружении не осталось следов того холода, который всегда веет в произведениях Гваренги. Одновременно с переделкою Михайловского дворца Росси пришлось переделать фасад Михайловского манежа, при постройке которого он состоял еще юношей. Многого достичь было нельзя в законченном здании, и пришлось ограничиться пышной декорацией из военных арматур.

Из небольших работ Росси следует отметить постройку кофейного домика в Летнем саду (1826 года). Здание это немного скучно по архитектуре (заметим, что для него подобный же проект был составлен Томоном, и, может быть, Росси был связан этим), зато скульптурные детали великолепны. В том же году в Павловске Росси соорудил триумфальные чугунные ворота, немного напоминающие один из проектов Гваренги. Около этих ворот им поставлена восхитительная легкая чугунная решетка с вазами и тирсами. Там же в парке им было поставлено несколько решеток из того же материала, всегда очень грациозных по замыслу.

Несколькими годами раньше при Павловском дворце Росси построил библиотеку с изумительными по строгости скульптурными украшениями. (См. «Павловск» В. Курбатова). В Зимнем дворце Росси пришлось устраивать Галерею 12-го года, или «Генеральную галерею», как ее тогда называли. Он задумал ее в духе Гваренги, т. е. ограничился архитектурною декорацией, но превзошел пышностью своего гениального предшественника. Наконец, есть основание думать, что Росси проектировал прекрасную лестницу Императрицы в Зимнем дворце, где на малом сравнительно пространстве и сравнительно незначительными средствами достиг удивительной живописности.

Последнее произведение Росси - здание Синода и Сената - было сооружено целой комиссией со Штаубертом, помощником Росси, во главе. По вине этой комиссии кое-что в здании не удалось. Однако и в проекте самого Росси можно заметить некоторое изменение в стиле. Как указано раньше, Росси начал с приемов XVIII века, перешел к почти гваренговскому классицизму, а в здании Сената он снова возвратился к приемам барокко. Главные украшения перенесены во второй этаж, который превращен в отдельные колоннады, а сверх того, группы из двух колонн и ниш со статуями сильно выдвинуты из тела здания, напоминая по идее выдвинутые колонны Баженовского Кремля.

Таким образом, декоративный эффект равномерно распределен по всему зданию благодаря арке, колоннадам и выступающим колоннам. Средина соответствует проезду Галерной улицы и разработана в виде богатейшей триумфальной арки, являющейся как бы пределом развития константиновой. В Арке Главного Штаба устои сравнительно тонки и декорированы полуколоннами. Арка Сената поделена на три части, и устои их украшены сильно выдвинутыми колоннами, тогда как статуи глубоко вдвинуты в стену. Над этими колоннами сильно выдвинут антаблеман, и на нем поставлены фигуры ангелов. Проезд имеется только в середине, а по крайним промежуткам между колоннами помещены большие окна. Рисунок колонн и архитектурных деталей по форме классичен, но по настроению барочен, и едва ли другая постройка по духу так близка к невыполненному Кремлю Баженова. Аттик украшен фигурными рельефами, и это обилие скульптур коренным образом отличает постройку от суровой классики Гваренги.

Угол, выходящий на набережную, разработан в виде пышной колоннады и производит впечатление, далекое от спокойного торжества классицизма. Эта эффектная дуга заставляет вспомнить об изгибах барочных фасадов. Между главными выступами фасада помещены колоннады с балконами за ними. Такая постановка колоннады еще менее рациональна, чем приставленные портики Гваренги, так как отнимает еще больше света. Принципы барокко (вспомним колоннаду Лувра) окончательно торжествуют над классичною внешностью. Деятельность Росси в его блестящий период была невероятно плодотворна. Так, наряду с монументальными постройками он успевал сооружать в Павловске эфемерные трельяжные беседки, составлял проекты скромных обывательских домов и в то же время проектировал изумительную мебель Елагина и Михайловского дворцов, Павловской библиотеки, вазы для стеклянного, фарфорового заводов и т.д. Не мудрено, что эта работа надорвала его силы, и в 1832 году он вышел в отставку. Значение Росси необычайно велико, и не только для русского, но и для всемирного зодчества потому, что он довел стремления неоклассицизма до самого грандиозного, самого совершенного выражения. И как великие мастера барокко достигли в развитии своего стиля такого совершенства, что постройки кажутся своего рода каноном, так Росси, исходя из изысканного совершенства Камерона и Воронихина и суровой классики Гваренги, дошел до величия и пышности величайших созданий барокко. О размахе, величии и спокойствии Арки Главного Штаба едва ли можно было мечтать, и по сравнению с ней замыслы Пиранези кажутся романтичными грезами.

Наряду с архитектурным совершенством построек Росси следует обратить внимание на изумительный орнамент деталей. По духу он отличается от гваренгиева большей пышностью и меньшей зависимостью от античности. Отзвуки последней заметны иногда в композиции, но чаще Росси совершенно самостоятелен. Даже военные атрибуты не похожи на те, что рисовали другие мастера, но сама композиция по пышности и вместе с тем по богатству игры света и тени не имеет себе равных.

Достоинство построек Росси заключается в чрезвычайно незначительных отклонениях от кажущегося совершенства, т. е. в том, что отличает творения гения от произведений ученых теоретиков.



В.Я. Курбатов. Петербург | От редакции | Оглавление | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 | Примечания | Фотоматериалы

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru