Журнал "Наше Наследие" - Культура, История, Искусство
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   

Редакционный портфель В.Я. Курбатов. Петербург. Художественно-исторический очерк и обзор художественного богатства столицы

В.Я. Курбатов. Петербург | От редакции | Оглавление | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 | Примечания | Фотоматериалы


ОСТАТКИ ДОРАСТРЕЛЛИЕВОЙ ЭПОХИ.

 

Как видно из предыдущего, зодчество времени Петра и его ближайших преемников представляет смесь разнородных влияний и, тем не менее, в них есть нечто общее. Как ни странно, но меньше всего осталось следов от первоклассных зодчих (Шлютера, Леблона и Киавери), и стиль их как бы подавлен каким-то общим влиянием. В этом сказались, конечно, своеобразные условия климата и местности, но больше всего исполинская фигура Великого Петра. Ему нет оснований приписывать какое-либо определенное эстетическое влияние, и даже он, может быть, требовал исключительного применения скромных французских и голландских форм. Однако, не следует забывать, что великое в искусстве создается не меценатством, а действительным слиянием творчества с жизнью. Особенность жизни Петра в том, что на скромном Летнем дворце помещены барельефы Шлютера, в еще более скромном Монплезире дивная роспись Пилльмана и великолепная лепка, в Марли и большом Петергофском дворце резьба Пино, и что до сих пор кажется излишне смелым приписывать Д. Трезини замысел Петропавловского шпиля, Шеделю - боковые павильоны Ораниенбаума, Швертфрегеру - взлетающие башни Лаврского собора.

Сооружения этой эпохи раскинуты в разных частях города и, чтобы выяснить, как стиль эпохи Петра, так и той, которая за ней следовала, полезно сопоставить эти постройки.

Крепость. В ней отчасти сохранены формы бастионов и стен со стороны кронверков (со стороны Невы стены отделаны гранитом при Екатерине II), вышка с флагштоком, Иоанновские ворота, Петровские ворота, три нижних яруса колокольни, стены и купол церкви, павильон Дедушки Русского флота и несколько низких флигелей для служащих.

Домик Петра Великого. Низкое бревенчатое здание голландского типа, снаружи покрашено под кирпич, крыто черепицей. Состоит из двух больших комнат. Одна, где помещается чудотворный образ Спасителя, отделана мрамором в более позднее время. Другая сохраняет отделку и меблировку Петровского времени.

Летний сад сохраняет частично план Петровского времени, но все украшения новые. Летний дворец цел настолько, что даже флюгер тот же, что на чертеже Земцова. Простой фасад его украшен красивым барельефом над дверью и скульптурными панно между окнами. Очень красивы резьба перил на лестнице и резная фигура Минервы, а также великолепные часы и барометр (по рисункам Шлютера). Красива лепка камина и роспись стен.

Кроншпицы Галерной гавани. Галерная гавань, или гребной порт, расположена на самом краю Васильевского острова. Она состоит из большого бассейна, вход к нему огорожен молами, и на конце последних находятся кроншпицы - небольшие павильоны, типично петровской формы.

Екатерингоф. Один из любимых дворцов Петра был построен на месте первой одержанной им морской победы. Дворец этот сохраняет снаружи Петровский стиль, но изнутри все ценное вывезено. План здания прямоугольный, фасад поделен высокими пилястрами и очень строен. Со стороны дороги к зданию прилегает невысокая терраса, а к противоположному фасаду подходит канал. Еще до 50-х годов XIX века около дворца сохранялись цветники, парк содержался в порядке и там устраивались гулянья. Особенно знаменито гулянье 1-го мая. Теперь и парк, и дворец страшно запущены. Недалеко от Екатерингофа были скромные Елизаветгоф и Анненгоф, а на Подзорном острове Подзорный дворец в голландском стиле.

Александро-Невская Лавра. Постройки лавры до сих пор сохраняют тот характер, который придал им Трезини. Они наиболее красивы с моста через речку Монастырку и с империала паровой конки на Шлиссельбургском проспекте. К сожалению, в настоящее время между алтарями Благовещенской и Духовской церквей выстроены новые здания, из коих одно (трехэтажное) и стилем, и материалом дисгармонирует с общим ансамблем построек. Внутри двора впечатление удивительно цельно, аллеи старых раскидистых берез11 хорошо гармонируют со своеобразною прелестью построек, где видно стремление к новому, но еще невыработанному стилю. Внутренность церквей значительно изменена, но зато есть музей, где сохраняется модель первоначального собора.

Домики у Александро-Невской площади двухэтажные с довольно крутыми крышами относятся к Анненской эпохе, такие же еще недавно были на углу Волынкина пер. и Мойки.

Мытный двор. Тяжелая постройка с большими воротами на Боровической улице считается относящейся к Анненской эпохе. Она стоит на краю большой четырехугольной площади, служившей для склада товаров, привозимых из России. Теперь здания мало-помалу перестраивают, а на части двора расположены постройки Общины Св. Евгении.

Бироновские сооружения. Во дворе дома, где умер Пушкин (Мойка, 9), в пространстве, огороженном невысокой каменной стеной, находится здание с арками в нижнем и верхнем этажах. По преданию, это конюшни герцога, и с верхних галерей он наблюдал за бегом лошадей. Тучков буян (Пеньковый) считается дворцом Бирона, так привыкли его означать в городских бумагах, и говорят, что на самом здании до последней перекраски была доска с соответственной надписью. Несомненно, что это здание не могло быть дворцом, так как все состоит из отдельных зал, покрытых сводами и разделенных сплошными стенами, однако, сооружение складов в два этажа и сложность постройки и курьезный въезд во второй этаж заставляют сомневаться, чтобы здание это было целиком выстроено в начале царствования Екатерины, как это следует из документов. Возможно, что оно было начато при Анне Иоанновне, хотя бы и для складов, но постройка была прервана так же, как и сооружение Митавского дворца и мызы.

Церковь Св. Симеония12 построена М. Земцовым в 1731–1734 годах, с тех пор несколько изменена, а главное, неудачно раскрашена. Церковь Св. Пантелеймона построена кем-нибудь из зодчих, близких Трезини, около 1735. Грузный повышенный купол очень декоративен. Снаружи украшена интересными, но, к сожалению, сильно закрашенными масляной краскою скульптурами. Церковь Св. Сампсония на Выборгской стороне строена, судя по стилю, Пьетро Трезини, недавно старательно реставрирована. В ней интересный иконостас резной Петровского стиля, старый престол на деревянных резных изображениях символов евангелистов. Андреевский собор на Васильевском острове закончен на месте прежде бывшей церкви в 1764 году, но имеет вид Трезиниевской постройки. Группа его пяти куполов очень удачна по контуру, колокольня красива, хотя и не очень вяжется с самой церковью. Внутри постройка хорошо освещена. Рядом находится небольшая церковка Рождества Богородицы, построенная Джузеппе Трезини, братом Доменико, в 1728 г<оду>.

Первый кадетский корпус. Здание бывшего Меншиковского дворца сохранило в общем облик Петровского времени, но значительно расширено. Стара только середина его с двумя выступающими вперед крыльями и балконом между ними. Внутри любопытны: вестибюль со сводами, опертыми на колонны, и интересная лестница, по технике несколько архаичная.

В правой части здания сохраняются Петровские комнаты. Из них наиболее интересна выходящая на Неву с потолком расписной кожи и отделкою стен из резного дерева. Резьба, хотя и скромна по рисунку, но превосходна. Остальные комнаты убраны голландскими кафелями и отличными фаянсовыми печами. В музее корпуса находятся несколько любопытных предметов, особенно бюст Петра I.

Рядом с I кадетским корпусом находится курьезное здание Архива Военно-учебных заведений, составляющее как бы декорацию скрытого за ним низенького манежа корпуса. Стиль скульптур в щипце и над окнами - настоящее рококо, сама разбивка фасада скорее Петровской эпохи, чем рококо, к которому так близок стиль скульптур. Как бы то ни было, скульптуры, особенно мужские головы, поражают виртуозностью исполнения и достойны руки самого Карло Растрелли.

Университет. Бывшее здание 12-ти коллегий было закончено Д. Трезини уже по смерти Петра. Теперь, благодаря недостатку средств, находится в довольно плачевном состоянии. Состоит из двенадцати частей, средина каждой из них выдвинута вперед и украшена пилястрами. Пропорции очень красивы, как и формы окон, решетки и консоли балконов. Внутри от Петровской эпохи сохранилась только одна Петровская комната (почти всегда заперта); в ней интересна отделка плафона и печей.

Соседний с Университетом Историко-Филологический Институт построен на фундаментах, заложенных Трезини в 1726 году для дворца Императрицы, однако здание закончено второклассным зодчим и, в общем, довольно утомительно по разбивке фасада.

Старый Гостиный двор на углу Малой Невы и Биржевой линии строен Трезини, но переделан в первой половине XIX века так, что сохранены лишь пропорции аркад.

Библиотека Академии Наук, бывший дворец В<еликой> Кн<ягини> Прасковьи Федоровны, начата Г. Маттарнови по проекту Шлютера, закончена Киавери; впоследствии превращена в Кунсткамеру, а затем в библиотеку Академии Наук. Вышка прежде заканчивалась остроконечным куполом палаткой, в нишах находились статуи М. Земцова. Теперь купол уничтожен пожаром, статуи для порядка уничтожены и нет внутреннего интересного убранства, так как все заставлено шкафами с книгами.

На том месте, где теперь Гинекологический Институт, находился большой павильон в стиле здания Университета; там был Готорпский глобус, который теперь в Царскосельском арсенале.

Низенький домик на углу Волховского и Тучкова № 8/9 относится, вероятно, к Петровской эпохе, как и дом № 10 и № 17 в Волховском переулке. Дом № 5/1 на углу Кадетской линии и Двинского переулка, № 2/1 на углу Первой линии и Румянцевского переулка - относятся к этой эпохе или к эпохе преемников Петра.

Дом графа Шереметева на Фонтанке, грот и ворота, выходящие на Литейный, принято считать произведениями Растрелли. Однако, сравнительно монотонная разбивка фасада, приземистость грота (теперь сохранилась лишь половина его) заставляют думать, что они возникли, может быть, раньше. Также и превосходные по размерам и замыслу ворота тоже могут относиться к ранней строительной эпохе.

Церковь Благовещения на 8-й линии основана в 1738 г<оду>, но перестроена в 1764 г<оду>. Это единственная из старых петербургских церквей, построенная в подражание московских. Она двухэтажная, с довольно стройными верхним этажом и куполами.



В.Я. Курбатов. Петербург | От редакции | Оглавление | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 | Примечания | Фотоматериалы

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru