Журнал "Наше Наследие" - Культура, История, Искусство
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   

Редакционный портфель В.Я. Курбатов. Петербург. Художественно-исторический очерк и обзор художественного богатства столицы

В.Я. Курбатов. Петербург | От редакции | Оглавление | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 | Примечания | Фотоматериалы


А. РИНАЛЬДИ.

 

Антонио Ринальди (1709–1790) появился в Петербурге еще в конце царствования Императрицы Елизаветы. Он принадлежал к тем итальянским мастерам, которые в конце XVIII века целыми роями переправлялись через Альпы, стремясь на службу к северным государям. Многовековая культура их родины позволяла легко применяться к любым требованиям и владеть такой техникой, о которой и мечтать не могли северные мастера (кроме французов). Ринальди был не только архитектором, но и превосходным декоратором. По стилю он стоит как раз на переломе между рококо и классицизмом, сохраняя изысканность форм первого и стремясь в то же время к возможной простоте и мягкости. Пышность в его сооружениях сменяется грацией, вместо густой позолоты Растрелли он применяет насыщенные тона темных мраморов или нежнейшую расцветку.

Его первой работой в окрестностях Петербурга были постройки в Ораниенбауме: одноэтажный Китайский дворец (голландский домик) и Катальная гора, от которой уцелел только один павильон. И по плану, и по массам они недалеки от построек Растрелли, но от них отлетела пышность Елизаветинского века. В павильоне Катальной горки этажи легко вырастают один над другим и завершаются куполом, похожим на палатку. Внутри все комнаты украшены легчайшими орнаментами и нежною раскраскою. Один из плафонов Китайского дворца исполнен самим Дж. Б. Тьеполо, стены декорированы братьями Бароцци и самим Ринальди легчайшими и изящнейшими орнаментами, далекими от пышности Растрелли.

По восшествии на престол Императрица Екатерина поручила Ринальди сооружение великолепного Мраморного дворца, «здания благодарности» графу Г.Г. Орлову. Сооружение его длилось довольно долго (1768–1785), и в отличие от большинства петербургских построек на облицовку дворца были употреблены драгоценные мраморы. Главный фасад дворца вытянут кверху и довольно строен, фасады на Неву и Миллионную улицы несколько проще. В этом сооружении нет и следа растреллиевской пышности. Пилястры и колонны равномерно чередуются с окнами, и вся композиция исполнена спокойной, уверенной грации. Но в то же время окна главного фасада имеют грузные надоконники того же типа, как и у П. Трезини, а над ними поставлена вышка для часов чуть барочная по форме. Вообще здание, будучи пышным в общем, отличается удивительною сдержанностью во всех деталях. Главный фасад его выходит во двор, обнесенный изящною решеткою и замкнутый манежем, выстроенным впоследствии. Решетка исключительна по простоте замысла. (Квадратные столбы с вазами и трофеями и ряд копий между ними).

Внутренность дворца переделана в середине XIX века, и от XVIII века сохранились лишь великолепная парадная лестница и большое зало. В отличие от растреллиевских лестниц в этой нет совсем блеска и она довольно загромождена внутренними столбами, но линии так легко взбегают кверху, очертания орнаментов так мягки, и в то же время скульптуры, помещенные в нишах, производят праздничное впечатление. Еще красивей большой зал, отделанный разноцветным мрамором, очень легкими и изящными орнаментами и прекрасными скульптурами Шубина и Козловского.

К Мраморному дворцу очень близки по стилю спокойные и величественные триумфальные ворота в Царском Селе (1777 г<од>).

Гатчинский дворец (1766–1781 г<оды>) строже и суровее Мраморного не только по материалу, но и по форме. Зато внутренняя отделка (там, где работал Ринальди) более сложна по орнаменту, чем в Мраморном, и более классична, чем в Ораниенбауме. Садовые постройки (Березовая беседка и др.) полны остроумия и грации XVIII века. Вообще, Ринальди, видимо, умел устраивать декорации для празднеств; памятником этого является очаровательный проект убранства зала для маскарада «месяцев» в Зимнем дворце (1770 г<од>).

Из менее значительных построек зодчего можно отметить приписываемую ему, но может быть, лишь созданную под его влиянием среднюю часть Тучкова буяна. Это загадочное здание, называемое дворцом Бирона, было построено в 1762 году для складов, может быть, на месте какого-нибудь из сооружений Бироновского времени (смотр<и> выше стр. 45)19. Размеры его, расположение лестниц и разбивка фасада указывают на руку большого мастера. Боковые флигели, вероятно, надстроены. Расположение лестницы и переходы на арках к среднему флигелю поразительно живописны, и жаль, если их уничтожат, как уничтожили проток Малой Невы, окружавшей здание, которое, как мрачный замок, возвышалось на острове.

Ринальди принимал участие в сооружении Вознесенского собора (на одноименном проспекте), Князь-Владимирского и старого (второго) Исаакия.

Церковь Вознесения строилась с 1769 по 1772 г<од>, да еще перестроена в начале XIX века, и сохранилась лишь красивая группа куполов, трапезная же и колокольня пристроены позже. (Первая колокольня была проектирована очень легко, но рухнула почти тотчас по окончании). Интересно, что в данном случае все купола имеют почти равное архитектурное значение и боковые настолько значительны, что Ринальди почти подошел к классическому московскому пятиглавию (Успенский собор). Нынешняя колокольня построена, вероятно, им же и очень совершенна по контуру и размещению полуколонн.

Князь-Владимирский собор был сооружен в 1789 г<оду> на месте Успенского на Мокруше, начатого П. Трезини и сгоревшего в 1772 г<оду>. От прежней церкви осталась разве только нижняя часть стен, но и там окна очень велики и имеют сочные обрамления. Аттик, вероятно, прибавлен позже, а купола хотя и крупны по размерам, но легче, чем у Растрелли и П. Трезини. Хотя боковые столпообразны, но размеры их вполне согласованы со средним так, что вся группа на редкость цельна. Еще удивительнее, как с ней слита стройная колокольня, на редкость простая и изящная по форме. Вообще, эта церковь является лучшим противоположением эффекту Смольного, не уступая ему в изяществе. Трудно придумать что-нибудь менее затейливое, так как на куполах нет даже глав, а полушаровые завершения. Внутри помещение достаточно просторно и светло.

К сожалению, лучшее сооpyжeниe Ринальди, - Исаакиевский собор - не был доведен до конца и не сохранился. Он был заложен (1768 г<од>) на месте сравнительно скромной постройки, начатой Маттарнови и законченной Ферстером. Екатерина II решила придать ей наружность, достойную столицы, и поручила сооружение А. Ринальди. Большая модель, хранящаяся в Академии Художеств, дает представление о красоте начатого сооружения. Оно было пятикупольным с прислоненной к нему колокольней. Даже по сравнению с изумительной группой куполов Князь-Владимирского собора замысел Исаакия еще совершеннее и музыкальнее. Обыкновенно, связь колокольни с церковью кажется условной, в этой же модели колокольня органически слита с самой церковью. Все детали исполнены с величайшей уверенностью и спокойствием, доступными только великим мастерам. И все это достигнуто при изумительной простоте замысла, могущего при беглом взгляде показаться даже бедным, потому что такая плавность, простота линий и такая грация в движении масс слишком контрастна с пышностью Растрелли и величием построек Империи. Екатерина II надеялась убрать здание драгоценными мраморами, и трудно даже представить себе возможное великолепие храма. К сожалению, Павел I по вступлении на престол прекратил постройку и отобрал материалы для Михайловского замка. Бренна по его повелению наскоро свел (1797–1801 г<оды>) средний купол и завершил на втором этаже колокольню. В таком плачевном виде собор простоял до XIX в<ека>.

Значительная доля деятельности Ринальди протекла вне Петербурга; лучшее произведение его не было окончено, однако, влияние Мраморного дворца и церквей несомненно. По-своему оно было переворотом, так как, хотя здания Ринальди по существу еще полны своеобразия барокко, но по внешнему виду они слишком отличны от построек Растрелли, от их сильно подчеркнутых выступов, капризно изогнутых куполов, густой лепки, двухцветной раскраски и позолоты крыши. Будь закончен Исаакий Ринальди, мы имели бы несравненный образчик зодчества эпохи барокко, соответствующий изяществу чистейшего рококо (как в Париже отель Субиз).



В.Я. Курбатов. Петербург | От редакции | Оглавление | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 | Примечания | Фотоматериалы

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru