Журнал "Наше Наследие" - Культура, История, Искусство
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   

Редакционный портфель В.Я. Курбатов. Петербург. Художественно-исторический очерк и обзор художественного богатства столицы

В.Я. Курбатов. Петербург | От редакции | Оглавление | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 | Примечания | Фотоматериалы


Е. ФЕЛЬТЕН.

 

Как и Делямот, Егор Матвеевич Фельтен (1730–1801) стоит на переломе стилей. Он учился в Германии, а затем в Академии у Шумахера. В России сначала помогал Растрелли, а затем заканчивал произведения Делямота. У Фельтена нет той величественности стиля, которая отличает предыдущих мастеров. Произведения его скромны, как бы даже чуть робки, но всегда благородны.

Лучшее произведение его - Старый Эрмитаж (1771–1775), - не слишком сильно отличается от работ Ринальди и Делямота, однако, почти лишен украшений, и при всей простоте величествен. Разбивка фасада слегка напоминает пропорции Делямота, что и естественно, так как служит как бы продолжением Малого Эрмитажа (см. стр. 123)20.[см. ссылку >>>]

Наоборот, Чесменский дворец (1770–1780 г<оды>) очень грузен по замыслу, как-то врос в землю, и только центральное зало его (теперь церковь) несколько оживляет постройку.

Лучшими произведениями Фельтена являются инославные церкви Петербурга.

Армянская церковь (1770–1772) на Невском еще совсем не тронута влиянием классицизма. Ее небольшой куполок красиво выдвигается на крыше, а разбивка фасада пилястрами и расстановка колонн напоминают еще эпоху рококо. Скульптурные украшения применены очень скромно, но и они и форма капителей полны мягкости XVIII века. Церковные дома задуманы очень скромно и украшены небольшими лепными панно. Теперь церковь красиво выкрашена в голубой цвет.

Лютеранская церковь Св. Анны (1779) на Фурштадтской имеет прелестный портал в виде ротонды, над которой возвышается такой же легкий куполок, как и <на> Армянской церкви. Этот куполок заменяет колокольню, и портал как бы является единственным украшением церкви, что отчасти и соответствует заданию протестантского храма. В данном случае колонны далеко отодвинуты от стен здания, которое украшено лепкою, напоминающей украшения Никольского собора. Куполок поддерживается сдвоенными колоннадами.

Церковь Св. Екатерины (1776) на первой линии В<асильевского> о<строва> проще по замыслу, да и фасад ее теперь уже изменен. Дом церкви сохранил прелестную балконную решетку и красивые ворота.

Однако и Старый Эрмитаж, и церкви далеко превзойдены популярнейшими работами Фельтена: решеткой Летнего сада и облицовкой Невы гранитом. Оба сооружения неразрывны, так как постановка решетки Летнего сада была необходимым следствием сооружения гранитной набережной и уничтожения галерей, стоявших на берегу (стр. 32, 34)21. [см. ссылку >>>]

Гранитные набережные Невы (1764–1784) по своим размерам и благородству рисунка - единственные в мире. Они украшены только превосходными полукруглыми спусками пристаней и мостами. Последние изумительно благородны по изгибу, и трудно сказать, который из них лучше: Прачешный, Верхне-Лебяжий или Эрмитажный. Особенно хороши их тяжелые парапеты из гранита.

Чтобы оценить красоту набережных, нужно видеть их с пароходика или с какой-нибудь пароходной пристани наблюдать, как красиво круглятся повороты и мосты (у Летнего сада), и, наконец, с набережной Фонтанки у Летнего сада любоваться профилем Прачешного моста. К сожалению, мостов, подобных этим (Зимний мост на Миллионной через Зимнюю канавку, Казанский мост на Невском и очень изящная арка Каменного моста на Гороховой), в Петербурге немного, их как-то совсем не ценят и даже собираются перестраивать.

Пристани для лодок, устроенные в виде спусков, изогнутые вокруг полуовальных балкончиков со скамьями, не имеют практического значения и часто заставлены барками. По красоте линий они не уступают упомянутым мостам и в сочетании с дворцами, стоящими на берегу, дополняют царственное величие полноводной Невы.

Спуски на Екатерининском устроены в виде боковых лестниц и, несмотря на простоту замысла, очень живописны.

Каменные парапеты устроены только на Неве, а на набережных Фонтанки и Екатерининского канала имеются прекрасные кованые перила.

Решетка Летнего сада (1778–1784) поражает своей грандиозностью, а композиция ее так проста и так изящна, что получается царственное впечатление. Круглые гранитные столбы, увенчанные вазами, связаны прозрачною решеткою из высоких кованых прутьев. Лишь наверху в виде фриза проходит легкий орнамент. Ворота немного сложнее по рисунку и завершены легкою арабескою. К сожалению, в настоящее время композиция испорчена бесстильною часовнею, помещенной на месте ворот. Красота этой решетки вызвала даже легенду о чудаке англичанине, будто бы приезжавшем в Петербург только для того, чтобы взглянуть на эту работу Фельтена.

Фельтена нельзя считать ярко характеризованным мастером. В его работах часто заметно влияние Делямота и немецких мастеров. Грандиозное ему не удавалось, но он владел своеобразною грацией и умением достигать простоты и ясности композиции. Бывали у него и неудачные работы (Чесма, Зубовский флигель), но церкви и решетка Летнего сада, набережная и Старый Эрмитаж сохраняют за ним видное место в истории Петербургского зодчества.

 

МОСТЫ ФОНТАНКИ.

 

Одновременно с сооружением набережных исчезли и старые подъемные мосты. На Фонтанке они были заменены в восьмидесятых годах XIX века замечательными постройками знаменитого французского инженера - строителя мостов Перронэ (1708–1784). Из этих мостов (Симеоновского, Аничкова, Чернышева, Семеновского, Обуховского, Измайловского и Калинкина) уцелели только Чернышев и в измененном виде Калинкин. На примере первого из них можно видеть, как чувствовали в XVIII веке красоту и умели деловому сооружению придать красивый вид одной гармонией пропорций. Этот мост является редчайшим памятником искусства XVIII в<ека> и отлично гармонирует с петербургским пейзажем, особенно в ненастные осенние и темные зимние дни. Тем обиднее, что город о нем не заботится и даже готов его разрушить. Заметим, что Перронэ составил проект моста через Неву, и что проект однопролетного Исаакиевского моста был составлен знаменитым русским механиком Кулибиным. Но ни тот, ни другой не были приведены в исполнение, и через Неву сообщались только по плавучему Исаакиевскому мосту. Гранитные подъемы к этому мосту сохранились до сих пор около временного Дворцового моста.

Мосты Крюкова канала и конца Екатерининского были подъемными, но без башен, так как они короче, чем мосты Фонтанки.



В.Я. Курбатов. Петербург | От редакции | Оглавление | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 | Примечания | Фотоматериалы

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru