Журнал "Наше Наследие" - Культура, История, Искусство
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   

Редакционный портфель Записки корнета Савина, знаменитого авантюриста начала XX века

Записки корнета Савина: Предисловие публикатора | Содержание | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 | Валя. Быль. | Послесловие публикатора | Примечания | Фотоматериалы


XLII

Из Константинополя в одесскую тюрьму

Все случившееся произошло до того неожиданно, что я не успел опомниться, как уже очутился на «Корнилове».

Я был до того потрясен, что, по прибытии на пароход, впал в бессознательное состояние.

Я ходил по пароходу, пил, ел, отвечал на предлагаемые мне вопросы, но делал это машинально, не понимая, где я нахожусь, и что со мною делается. В таком положении пробыл я почти сутки.

Когда, наконец, пришел я в себя, то увидел, что сижу на палубе парохода, идущего на всех парах по необозримому, слегка волнующемуся морю.

Я был уже не блестящий французский граф, претендент на болгарский престол, а снова русский корнет Савин, узнанный, униженный и арестованный.

Я знал вперед, что буду оправдан судом по всем возводимым на меня уголовным обвинениям, но невольно содрогался от ужасов современной инквизиции, называемой предварительным заключением, которое предстояло мне переносить до суда и оправдания.

Не скрою, что первой мыслью моей было снова бежать, и я стал придумывать план бегства. Конечно, я не мог предполагать, чтобы по доставлении моем в Россию, не были приняты самые строгие меры, чтобы меня довезти до Петербурга. Но путь от Одессы был длинен и, при всех принимаемых мерах предосторожности, я все-таки надеялся найти случай удрать. Мне даже пришла мысль совершить побег до приезда в Одессу, то есть бежать с парохода.

С этой целью я завел разговор с сидевшим рядом со мною за обедом капитаном парохода, оказавшимся очень милым и словоохотливым человеком, стал его расспрашивать о курсе парохода, о близости берегов и каких-либо островов и т. д., и узнал, что «Корнилов» идет прямо до Одессы, не заходя ни в какие порты, и рейс его вдали от берегов. В одном только месте, близ устьев Дуная он проходит не в далеком расстоянии от румынского берега и единственного имеющегося на Черном море острова. Узнал я также от него, что на этом острове есть маяк, который будет виден с «Корнилова», так как мы проходили всего в трех-четырех вестах от него, в первом часу ночи, на вторые сутки пути.

Намотав все это на ус, я стал обдумывать план бегства. Для этого мне нужно было взять один из многочисленных спасательных кругов, висевших на борту парохода, и, надев на себя, броситься в море во время прохода «Корнилова» мимо этого румынского острова.

Самым трудным в этом бегстве было обойти бдительность моего каваса, не отходившего от меня ни на шаг. Единственным местом, где я оставался один, без назойливого общества, была моя каюта. Туда он не осмеливался проникать, довольствуясь охранением меня у двери. Вот из этой-то каюты и надо было мне найти способ удрать. Осматривая ее хорошенько, я убедился, что это возможно.

Люк в каюте был настолько велик, что я мог свободно туда пролезть, но я должен был при этом отказаться от спасательного круга.

Конечно, я решился бы все-таки исполнить задуманное, если бы к вечеру не усилился ветер, и не взволновалось до тех пор спокойное море. При этом я стал чувствовать приближение пароксизма невралгии, часто бывающей со мной.

Вот такой пароксизм невралгии случился со мною в эту ночь, вследствие чего я забыл и думать о бегстве с парохода.

Всю ночь я промучился и ни на минуту не мог заснуть. К утру боль прошла, и я пошел на палубу, чтоб подышать свежим воздухом. Погода была восхитительная, буря стихла.

- Как ваше здоровье? - спросил меня любезно капитан.

- Благодарю вас, немного полегчало, - ответил я ему.

- Ну и отлично, так как мы уже подходим к Одессе и через час будем на якоре. Вон уже видна земля.

Вглядываясь по направлению, указанному капитаном, я увидел на горизонте черную полосу: это был русский берег. Сердце мое невольно сжалось; меня охватило томительное чувство страха неизвестности, ожидавшей меня. Заметив это, капитан сказал мне с видимым участием:

- Не унывайте, Бог даст, все уладится.

Эти сердечные слова совершенно постороннего человека меня немного успокоили, и я спросил его, не знает ли он, кому меня передадут по приезде в Одессу.

- Не знаю, - ответил он. - Мне поручено только довезти вас до Одессы. Наверное, консул уже телеграфировал градоначальнику о вашем прибытии на «Корнилове».

________

Во время визировки паспортов на «Корнилов» прибыл градоначальник, адмирал З.65, в сопровождении полицеймейстера и начальника порта. Войдя в кают-компанию, обращенную в канцелярию, градоначальник обратился к капитану, спрашивая, где я нахожусь.

Услыхав этот вопрос, я подошел к адмиралу.

- Вы спрашиваете меня, ваше превосходительство?

- Это вы Савин? - сказал он, оглядывая меня с ног до головы.

- Нет, я не Савин, а граф де Тулуз-Лотрек, но, по ошибке русского консула в Константинополе арестован и препровожден сюда под этим, мне не принадлежащим именем, почему считаю нужным заявить об этом вашему превосходительству, прося рассмотреть идущие со мной документы и, по рассмотрении их, меня освободить.

- Так вы отрицаете ваше тождество с корнетом Савиным и требуете вашего освобождения? - воскликнул он с иронической улыбкой. - Ну, на это я не уполномочен, а поступлю, как мне поручено из Петербурга и пока отправлю вас в тюрьму. - Полковник, - обратился он к стоявшему тут же полицеймейстеру, - отвезите сейчас же под усиленным конвоем «его сиятельство» в тюремный замок и поступите с ним, как я уже вам говорил.

Затем, отвернувшись от меня, он стал разговаривать с жандармским капитаном.

- Пойдемте, - сказал мне вполголоса полицеймейстер, - я уже приказал ваши вещи снести в карету.

Конечно, мне не оставалось более ничего, как последовать за полицеймейстером.

По выходе с пристани меня посадили с двумя околоточными надзирателями в карету, по бокам которой ехали два полицейских верхами, полицеймейстер же ехал впереди на своей паре.

В таком порядке мы двинулись через всю Одессу в тюремный замок, находящийся далеко от пароходной пристани, у самого вокзала, на Куликовом поле.

Сдав меня смотрителю тюрьмы, полицеймейстер уехал, а меня отвели в секретную одиночную камеру, в отделение, предназначенное для политических. Это была тюрьма в тюрьме.

Мертвая тишина царила в этом каземате, и кроме двух жандармских унтер-офицеров, сменявшихся через кадык шесть часов, я в первые два дня никого не видел.

Наконец, на третий день ко мне пришел помощник смотрителя.

- Почему меня держат тут, в отделении для политических? - спросил я его.

- Не знаю, - ответил он мне. - Таково распоряжение градоначальника.

- На каком же основании вы меня держите, по чьему постановлению?

- Никакого постановления на ваше содержание у нас нет, а держим потому, что вас привез полицеймейстер с приказанием градоначальника вас содержать в политическом отделении со всевозможною строгостью.

- Да это совершенно противозаконно.

- Отчасти да, - ответил мне помощник смотрителя. - И если вы недовольны, жалуйтесь прокурору.

В этот же вечер я написал прошение прокурору Одесского окружного суда.

После подачи прошения прошло с неделю, и я уже терял надежду на какой-либо результат, как в одно прекрасное утро дверь моей камеры отворилась, и ко мне вошел помощник смотрителя с каким-то мне незнакомым господином

- Я прокурор здешнего окружного суда, - сказал, обращаясь ко мне, незнакомец. - Прошение ваше я получил и счел своим долгом повидать вас. Вы находите ваше содержание под стражей незаконным?

- Совершенно верно, господин прокурор. Меня содержат здесь без всяких законных оснований, по чистейшему произволу административных властей, и я прошу вашего заступничества.

- Но вас принимают за некоего Савина, который разыскивается петербургским и калужским судами.

- Прекрасно, господин прокурор, на арестование Савина, может быть, и есть законное основание, но отнюдь не на содержание под стражей графа де Тулуз-Лотрека, а я именно и есть то лицо, коим именуюсь.

- Чем вы докажете, что вы графа де Тулуз-Лотрек, а не Савин? Можете ли вы указать на лиц, могущих вас удостоверить?

- Здесь, в Одессе, я никого не знаю, но в других местах, конечно, найдется масса лиц, знающих меня.

- Так укажите этих лиц и места их жительства, и я распоряжусь вас немедленно отправить для удостоверения вашей личности.

- Мне кажется, - возразил я ему, - что это совершенно лишнее, когда у меня есть все необходимые бумаги и формальный паспорт, удостоверяющий, кто я такой. Если желают проверить подлинность этих документов, то достаточно телеграфировать тем официальным лицам, которые их выдали, начиная с русского консула в Триесте господина Маллейна, который меня лично знает и подтвердит не только подлинность выданного им мне паспорта, но и опишет мои приметы.

- Видите ли, граф, написать, даже телеграфировать консулу в Триесте я могу, но это не поведет ни к чему. Что бы ни ответил мне консул, я не вправе вас освободить, так как вы арестованы не судебными властями Одесского округа, а препровождаетесь только через Одессу в Петербург. Освобождение ваше зависит от петербургских властей, предписавших арестовать вас в Константинополе. Если вы не Савин, то вас, по прибытии в Петербург, немедленно освободят, а потому мой вам совет просить о скорейшем вашем отправлении.

После этого визита прокурора пропала последняя надежда на освобождение, и мне оставалось терпеливо ожидать отправки.



Записки корнета Савина: Предисловие публикатора | Содержание | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 | Валя. Быль. | Послесловие публикатора | Примечания | Фотоматериалы

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru