Журнал "Наше Наследие" - Культура, История, Искусство
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   

Редакционный портфель Записки корнета Савина, знаменитого авантюриста начала XX века

Записки корнета Савина: Предисловие публикатора | Содержание | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 | Валя. Быль. | Послесловие публикатора | Примечания | Фотоматериалы


III

В отпуску в Москве

Москва, памятная мне лишь по детским воспоминаниям, была для меня новинкой. Родители мои жили в то время в деревне. Старший брат Сергей служил уже давно за границей в одном из наших посольств, а младший воспитывался в правоведении23. Вот почему Москва была забыта нашей семьей, в особенности после смерти бабушки. В этот год отец мой приехал в Москву по делам, а матушка проводила зиму в Италии.

Во время пребывания моего в Москве, конечно, не обошлось без кутежей и курьезов. Привыкши к среде кутящей молодежи, я и здесь окунулся в эту жизнь. Товарищ по лицею М-в, который прокучивал в то время свое состояние, познакомил меня с кружком московской богатой молодежи. Компания, в которую он ввел меня, группировалась около известного богача и кутилы Володи Т. В Москве вообще кутят с какой-то особой необузданностью, но в компании Т. совсем не было преград разгулу.

Сборным пунктом этой компании был только что отделанный «Славянский базар», куда мы и собирались ежедневно завтракать в специально оставляемом для нас кабинете. Напиваясь с утра, наша компания просиживала обыкновенно в ресторане до обеда, тогда перекочевывали в «Эрмитаж» или гостиницу «Англия», славившуюся в то время своей кухней.

Заканчивались же вечера в загородных ресторанах, преимущественно в «Стрельне», у цыган. Цыгане действовали на меня неотразимо. Тут я пил без меры, перепивал всех в Т-ва компании и тем приводил ее в восторг.

В балетные дни компания наша обязательно собиралась в Большом театре, так как все ее члены были балетоманы и состояли в близких отношениях с танцовщицами.

Не стану описывать московский балет и его танцовщиц, пленявших сердца моих товарищей по кутежу. Мне, как петербуржцу, привыкшему к блестящему петербургскому балету, московский казался жалким и бесцветным, но мои товарищи увлекались тем, что было налицо. Да и увлекаться им, мне казалось, было трудно. Какие мысли и увлечения могли быть у людей, с утра до ночи завтракавших и обедавших и никогда не протрезвлявшихся? Попал я в эту компанию случайно и пропутался в ней долго. Напиваться с утра до ночи изо дня в день было для меня невыносимо. Оттого я и не мог сделаться неразлучным спутником этой сумбурной компании, тем более, что явилось радикальное отвлекающее средство в лице одной прелестной барышни, овладевшей моим сердцем.

Москва - провинция. Здесь все знают друг друга. В это время все узнали двух хорошеньких сестер Б. - Тиночку и Эммочку. Они не принадлежали к высшему кругу, но часто бывали на балах и вечерах Дворянского клуба и на модном катке Фомина.

Представленный им на балу в дворянском собрании24, я стал бывать в доме их матери, толстой немки с сильно подвижными глазами, и вскоре сделался безотлучным кавалером прелестной Тиночки. Шестнадцатилетняя красавица овладела моим юнкерским сердцем. Это была первая чистая любовь. С пылкостью моего характера и необузданностью моего нрава, я увлекся до самозабвения.

Но Т-ой компании я все-таки не забывал. Там меня журили и смеялись надо мной.

- Помни мое слово, - говорил мне М., - словит тебя мамаша на каком-нибудь поцелуе и... марш под венец. И повезет наш юнкер юнкершу в Варшаву.

Как-то раз я зашел в «Славянский базар», застаю компанию в полном сборе.

- Вот, кстати пришел, у нас сегодня новинка, - говорит М., - рассказчик из жидов, говорят, презабавный.

Действительно, вскоре явился в кабинет рассказчик. Это был среднего роста, худой, бритый, с весьма почтенных размеров носом, еврей.

- Артист В-г, имею честь представиться, господа, - проговорил он.

- Милости просим, очень рады, садитесь. Какого хотите вина?

- Я не пью вина, господа, благодарю вас.

- Как, артист и не пьет? Да может ли быть? Ну, а завтракать не откажетесь с нами?

- От этого не прочь.

И он заказал себе что-то. Пока компания не упилась, все шло благополучно. Но, по мере того, как все хмелели, к артисту стали приставать и подсмеиваться над ним, заставляя пить.

- Да что же, господа, - обратился Т-в, - все мы мокрые, а он сухой. На что это похоже, да еще хочет уйти? Нет, брат, шалишь. Не хочешь подмочиться вином, так мы тебя в стерляжий бассейн окунем.

- Браво, отличная мысль, - подхватила пьяная компания, - тащи его к стерлядкам.

Тотчас его схватили и понесли в общий зал ресторана в бассейн купать. Публика в недоумении поднялась с мест, и шествие уже было у самого бассейна, когда В-г нашелся:

- Стойте, господа, я до сих пор не хотел пить, так я с удовольствием выпью рюмку водки. Прикажите подать водки и простыню. А пока я выкупаюсь, - с этими словами он бросился сам в бассейн.

- Вот так молодчина, ура! - гаркнула на весь зал компания. В-га вытаскивают из бассейна, мокрого обнимают, целуют и ведут с триумфом обратно в свой кабинет. Эта добровольно-вынужденная ванна сделала В-га героем в глазах пьяной компании и дала ему место завсегдатая в обществе Т-ва.

Со дня купанья в «Славянском базаре» компания не разлучалась с ним несколько месяцев и озолотила его.

Так проходило для меня время в Москве. Наконец, приказ о моем переводе в гродненские гусары заставил меня сменить колет на венгерку и приготовиться к отъезду.

Переход в гусары я решил отпраздновать и заказал в «Стрельне» обед, который удостоили своим посещением Тиночка с сестрою и матерью. Большой зал, выходящий в зимний сад, был откуплен мною на этот вечер, стол на двенадцать гостей был накрыт среди экзотических растений и устлан скатертью из живых цветов, белых камелий. Дамам я поднес по букету фиалок, выписанных из Ниццы. Оркестр музыки во время обеда, цыгане и жженка, очаровательный образ Тиночки, - все это так запечатлелось в моей памяти, что невольно возвращаешься к этим воспоминаниям. Это был прелестный сон, не перешедший, по воле судеб, в действительность, о чем впоследствии я неоднократно жалел.

Отъезд в Варшаву, молодость и новые впечатления излечили меня от этого первого чистого увлечения, оставившего незабвенные воспоминания на всю мою жизнь.



Записки корнета Савина: Предисловие публикатора | Содержание | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 | Валя. Быль. | Послесловие публикатора | Примечания | Фотоматериалы

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru