Журнал "Наше Наследие" - Культура, История, Искусство
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   

Редакционный портфель Записки корнета Савина, знаменитого авантюриста начала XX века

Записки корнета Савина: Предисловие публикатора | Содержание | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 | Валя. Быль. | Послесловие публикатора | Примечания | Фотоматериалы


XXXII

На свободе. - Полезные встречи и знакомства. - Новые планы. - Получение документов. - Отъезд из Кракова

Я снова свободен, снова за границей, но снова тем же скитальцем, бездомником, скрывающимся в чужой стране под чужим именем.

При этом свобода моя была очень эфемерна, так как все европейские державы связаны трактатами о выдаче, и при первой неосторожности я мог быть узнан и снова арестован. Мне надо было, во что бы то ни стало, скорей покинуть континент и перебраться в Англию. Там я мог с меньшим риском дождаться приезда Мадлен, чтобы ехать навсегда в Америку.

В Кракове я думал пробыть только несколько дней, чтобы отдохнуть и обзавестись всем необходимым, так как у меня ничего не было. Путешествовать же без вещей не только неудобно, но и опасно. При приезде в гостиницу необходимо иметь хоть что-нибудь, если не желаешь возбудить подозрение хозяина, а с ним вместе и полиции. За границей все торговцы, а в особенности содержатели гостиниц, солидарны с полицией. При малейшем подозрении эти господа сейчас же советуются с полицейским комиссаром, а полиция, в свою очередь, пользуется опытностью и прозорливостью швейцаров и хозяев гостиниц для своих розысков. Зная это, я должен был принять все меры предосторожности.

Вот почему по приезде в Краков я прямо с вокзала отправился в магазин, купил два чемодана, дорожную подушку, плед, ремни и белье. Уложив все это, я вернулся на вокзал, где дождался в буфете прибытия поезда. Во время этого двухчасового ожидания, я обдумал план моих дальнейших действий и решил опять назваться графом де Тулуз-Лотреком. Узнав от лакея, что в Кракове была гостиница, именно «Гранд Отель», содержимая французом, я отправился туда и, заняв приличный номер, записался французским гражданином графом де Тулуз-Лотреком.

Сойдя в ресторан в тот же вечер к обеду, я познакомился с хозяином, который, узнав о приезде соотечественника, счел долгом мне представиться.

Старик-француз был очень словоохотлив и, видимо, был рад встретить земляка. Я воспользовался этим, чтобы обеспечить себя его знакомством в городе, в случае, если возникло бы подозрение в моей личности. Для этого я ему рассказал следующую историю:

- Возвращаюсь я теперь во Францию из русской Польши, куда ездил за получением наследства после смерти моего дяди, жившего в России. Остановился же я в Кракове совершенно случайно на несколько дней, так как у меня по дороге украли сумку, в которой находилась квитанция от моего багажа, разные документы, в том числе паспорт, и несколько сот франков денег. К счастью, ценные бумаги, чеки на крупные суммы, находились не в этой сумке, а в боковом кармане моего платья, вследствие чего и уцелели, но все-таки потеря эта мне ужасно неприятна, так как без багажной квитанции мне не выдают моих сундуков.

Француз разахался и советовал мне немедленно заявить полиции. Я ответил, что завтра же это сделаю и надеюсь, что он не откажет поехать со мною к префекту, на что он изъявил готовность, объясняя, что префект очень милый господин и его хороший знакомый.

Но неожиданный случай устроил для меня дело еще лучше.

В то время, как я болтал с хозяином, в ресторан вошли какие-то господа. По-видимому, это были очень уважаемые посетители, потому что француз бросился их встречать.

Я заметил, что один из новых посетителей пристально на меня смотрит.

Наконец, он встал и подошел ко мне.

- Мы, кажется, с вами знакомы, - сказал он мне по-французски. - Я граф Андрей Потоцкий. Помните, мы с вами часто встречались в Париже года три тому назад?

Эта неожиданная встреча меня, по правде сказать, сильно встревожила.

- Каким образом вы попали в Краков? Это большая редкость видеть парижанина в нашей польской глуши, - продолжал граф.

- Я возвращаюсь из Царства Польского, ездил туда получать наследство после умершего дяди, - отвечал я ему.

- Разве у вас есть родственники поляки? - спросил граф.

- Нет, дядя мой был тоже француз, но служил на русской службе и имел имения в Польше.

- Я вижу, вы здесь совершенно один, - продолжал граф. - Позволите ли вас представить моим друзьям?

Я не мог отказаться от этого и направился с графом к столу, где сидели его приятели. По дороге туда граф, извиняясь, сказал мне:

- Хотя мы часто с вами встречались, но это клубное знакомство, вы понимаете… Я забыл вашу фамилию.

От этих слов камень свалился у меня с сердца, и я назвал себя:

- Граф де Тулуз-Лотрек.

- Да, да! - сказал граф, пожимая мне руку. - Как я мог забыть такую фамилию!

Обратясь к сидевшим приятелям, он сказал:

- Позвольте, господа, представить вам моего хорошего знакомого графа де Тулуз-Лотрека, а вам, граф, позвольте представить моих приятелей, графа Дамбского, графа Пусловского и пана Скаржинского.

Начался оживленный разговор. Конечно, говорили больше всего о Париже. Не обошлось и без расспросов, как и зачем я приехал в Краков. Я повторил рассказ о наследстве и потерянной сумке с квитанцией и паспортом. Все советовали мне обратиться в полицию как можно скорее, а граф Потоцкий любезно предложил вместе со мной съездить к префекту.

Более благоприятного я не мог и ожидать. Граф Андрей Потоцкий был сын графа Альфреда Потоцкого, местного генерал-губернатора Галиции, и, конечно, такая рекомендация могла сразу меня поставить вне всякого подозрения.

На следующее утро я отправился к графу. Он жил в генерал-губернаторском доме.

После завтрака мы поехали в карете графа, запряженной прелестной парой золотых лошадей, к префекту.

Ему граф сообщил уже по телефону о нашем посещении, и он нас ожидал.

Префект г. Коссецкий принял меня как нельзя любезнее, и когда граф Потоцкий рассказал тому о случившемся со мною, он сказал мне, что примет все меры к разысканию похищенного, обещав немедленно послать повсюду телеграммы и напечатать розыскные афиши, так как, может быть, сумка моя не украдена, а взята нечаянно кем-нибудь из пассажиров.

На другой же день появились объявления от полиции, в которых значилось о потере графом де Тулуз-Лотреком такой-то дорожной сумки с такими-то документами, квитанциями и деньгами, за доставление которой будет уплачено вознаграждение в триста гульденов.

Обещая такое вознаграждение, я ничем не рисковал, так как трудно было предположить, что «потерянная сумка» будет найдена.

Познакомившись через Потоцкого и его друзей с большею частью краковской аристократической молодежи, я прожил в Кракове дольше, чем желал, проводя время очень весело.

Но этому была еще другая, более серьезная причина - перемена моего дальнейшего маршрута и даже всех моих планов на будущее.

До того времени я предполагал, как уже говорил выше, ехать в Англию. Но в Кракове я передумал и решился отправиться в совершенно другую страну - в Болгарию.

В Болгарии в то время шла большая кутерьма. Князь Александр Баттенбергский вторично покинул страну. Временное правительство, во главе которого стоял Стамбулов57, стало в открытую оппозицию России, и наше правительство отозвало своих дипломатов и всех русских офицеров, служивших в болгарских войсках.

Мне казалось, что России необходимо было в это смутное время не оставлять Болгарию без надзора. Я думал, что энергичный и ловкий агент может принести немаловажную пользу, сообщая русскому правительству обо всех намерениях самозваных регентов и австрийских представителей. Я надеялся, что в случае удачи моих планов я буду вознагражден тем, что все дела, возбужденные против меня прокуратурой, будут прекращены, и я опять стану на легальную почву.

Правда, не так легко было осуществить этот план. Для поездки в Болгарию мне недостаточно было одного моего желания. Нужны были деньги и бумаги, доказывающие мою самоличность. Конечно, я должен был приехать туда, как иностранец, познакомиться и втереться в общество правителей и достигнуть настолько их расположения и доверия, чтобы иметь возможность извлекать пользу из этих отношений.

Имя, носимое мною в то время, было вполне подходящее, но надо было иметь документы, подтверждающие право его носить. Кроме того, надо было приехать в Болгарию со средствами, чтобы, хотя в первое время, не нуждаться ни в чем.

Денег я мог бы достать хотя бы у Мадлен, но получение документов представляло большую трудность, и мне казалось, что в Кракове я могу кое-что сделать ввиду благоприятной обстановки, в которой я находился.

Я снова отправился к префекту и сказал ему, что, желая на днях продолжать мое путешествие, мне нужно иметь формальное удостоверение о подаче мною заявления об утере сумки с документами и квитанциями. Такое удостоверение мне необходимо по возвращении во Францию для истребования нового паспорта. Префект ответил, что с удовольствием исполнит мою просьбу, и отдал приказание изготовить мне формальное удостоверение, которое и обещал прислать на другое утро.

Но любезность его дошла до того, что в тот же вечер я получил его визитную карточку с приложением большого официального конверта, в котором нашел следующего содержания удостоверение на бланке и с печатью префекта: «Предъявитель сего - граф Георгий де Тулуз-Лотрек, утерявший свой национальный паспорт, о чем им своевременно заявлено в краковскую префектуру. Выдано же ему это свидетельство для удостоверения его личности и свободного проезда по Австро-Венгерской империи».

Читая и перечитывая эту бумагу, присланную от любезного префекта, я просто глазам не верил. Это удостоверение было для меня просто кладом. С ним я мог беспрепятственно путешествовать не только по Австрии, но и по всей Европе, и будь у меня такая бумажка в Брюсселе, я не имел бы тех неприятностей, из-за которых я просидел пять месяцев в тюрьме.

Кроме того, с этой бумагой я мог в любом французском консульстве получить настоящий французский паспорт, а это было моей мечтой.

Однако, жизнь моя в Кракове в обществе Потоцкого и его друзей принесла ущерб моему карману. Вращаясь в обществе этих богатых панов, мне пришлось тратить немалые деньги, так что мои фонды сильно растаяли, и ехать с ними в Болгарию, нечего было и думать. Достать же денег в Кракове было не так легко. Правда, я мог занять некоторую сумму у Потоцкого, но я считал это довольно опасным, так как, рассказывая ему о пропаже у меня сумки, я старался подчеркнуть, что имеющиеся при мне крупные суммы денег не были украдены.

Обсуждая этот вопрос, я, наконец, додумался и написал телеграмму с оплаченным ответом в «Лионский кредит» в Париже: «Прошу телеграфировать мне: Краков, гостиница “Виктория”, - кто ваш корреспондент в Кракове, у кого я могу получить, по имеющемуся у меня на ваш банк чеку в двадцать тысяч франков, деньги. Граф де Тулуз-Лотрек».

Банк ответил в тот же день телеграммой: «В Кракове у нас корреспондентов нет, можете получить двадцать тысяч франков по имеющемуся у вас чеку нашего банка в Вене у Ефрусси и К?. “Лионский кредит”».

Чека у меня, конечно, никакого не было, но ответная телеграмма парижского банка в моих руках была своего рода чеком. Ответ «Лионского кредита» подтверждал, что я в Кракове получить деньги не могу, а должен представить чек к уплате в Вене; чтобы ехать в Вену, нужны деньги, а наличных денег у меня нет, есть только крупные «чеки» разных банков.

Вот какой разговор повел я с хозяином во время завтрака в ресторане, показывая ему только что полученную телеграмму.

- Как мне теперь поступить? - спросил я его. - Не можете ли вы учесть мне этот чек?

- Нет, такой большой суммой я сейчас не располагаю, - ответил француз, - но если вашему сиятельству нужны деньги на поездку в Вену, то я буду очень счастлив ссудить вас таковыми.

Я поблагодарил любезного хозяина и занял у него две тысячи гульденов.

После этого мне нечего было делать в Кракове и, распростившись с моими знакомыми, я уехал в тот же вечер с курьерским поездом в Вену.

Уехал я уже не как беглец, не имеющий ни вещей, ни денег, ни бумаг, а как настоящий граф де Тулуз-Лотрек, с паспортом и деньгами в кармане.



Записки корнета Савина: Предисловие публикатора | Содержание | 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 | Валя. Быль. | Послесловие публикатора | Примечания | Фотоматериалы

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru