Журнал "Наше Наследие" - Культура, История, Искусство
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   


"Беседы о старине Казанской": Вступительная статья Марины Сидоровой Письма Н.Н. Булича М.Ф. Де-Пуле 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 Фотоматериалы

Письма Н.Н.Булича М.Ф.Де-Пуле

 

Подготовка текста, публикация и комментарии Марины Сидоровой

 

 

2

[14 Ноября 1874 г.

Казань]

Милостивый Государь

Михаил Федорович!

 

Наши письма разошлись. По крайней мере, Вы теперь убедились, что, если я медлил обещанными известиями, то вовсе не потому, что ждал вашего письма. Уверяю Вас, что мне весьма приятно сообщать Вам о Казани все, что мне известно. Ведь до сих пор меня никто не спрашивал, но простите, если в моих сообщениях не будет ни порядка, ни отделки. Это зависит от характера ваших вопросов. И так продолжаю. (Кстати, — не вините за медленность ответа. Письмо ваше, помеченное 4 Ноября, я получил только вчера вечером, 13 Ноября, след[овательно] через 9 дней. Это происходит от того, что до сильных морозов теперь у нас самое невыгодное время для корреспонденции; между Нижним и Казанью становятся Ока, Сура, Волга и, случается, что две недели прерываются всякие связи с миром, стоящим на железной дороге).

Начну с Пановой, Анны Васильевны,1 с которою старик Второв был, вероятно, знаком по Самаре, где у ней было большое имение, по старому до тысячи душ. Имение называлось Кротовка и другое Александровка — в Самарском уезде. Она была дочь богатого Казанского помещика Вас. Ив. Чемезова,2 известного нечистого игрока в карты, каковое искусство перешло по наследству и к сыну его Николаю Васильевичу,3 бывшему несколько лет губернским предводителем. Последнего я еще встречал, даже уже по окончании курса. Состояние их было очень велико, хотя по преданиям нажито не совсем чисто. Рассказывают, что старик Чемезов, в качестве какого-то мелкого придворного чина, при Екатерине, провожая где-то Станислава Понятовского,4 просто украл бочонок червонцев и поспешил с ним в Казань; остальное доставили карты. Теперь освобождение крепостных и гвардейские кутежи правнуков совершенно разорили этот род.

Все имение Пановой было приданым. По рассказам знавших ее, она была очень умна и хороша собой; муж же — дурак, а потому она и изменяла ему частенько. Но чтоб это была та самая Панова, к которой адресовал Чаадаев свое знаменитое философское письмо — не думаю, даже уверен в противном. Во-первых, она принадлежала к Казанской фамилии, которая не была известна ни умом, ни образованностью (кроме, разумеется, французского языка). У Чемезовых даже не было библиотеки. Во-вторых, старик Свербеев, который хорошо знал Чаадаева, положительно говорит, что Панова была урожденная Улыбышева (Русск. Арх[ив]. 1869. 985 стр.), что очень вероятно, ибо Улыбышевы были нижегородские дворяне, как и Чаадаевы. Я полагаю, как и автор статьи о Чаадаеве (в 1 №. Биб[лиографических ] Зап[исок] 1861 г.), а потом и Пыпин, что если к Чаадаеву и близка была по уму и взглядам женщина, к которой он мог писать то, что писал, то это была не Панова, а Ек. Ник. Орлова (Раевская), несмотря на то, что сын ее, Ник. Мих., вообще в последнее время старающийся оправдать память своего отца от либеральных связей 20-х годов, и отрицает это. Но это не к делу о нашей Пановой. У последней не было, как я уверен и сына Декабриста. У нее был сын Дмитрий Васильевич, служивший в гвардии, бездетный вдовец, женатый на какой-то Скалон в Петербурге. Он был действительно сослан на Кавказ в конце двадцатых годов или в 30-х, но не за политику, а за какие-то неблаговидные шалости: дуэль или карты — хорошенько не знаю. Ему помог бывший губернатором в Казани Стрекалов5 и по прощении Дмитрий Панов почти безвыездно жил в своем имении или в Самаре, где у него было два дома. Слышал, что он увез какую-то помещицу. Знаю, что он особенно ненавидел своего дядю Чемезова и, умирая, продал свое имение в Удел, а деньги передал родственникам первой жены своей. Другой сын Пановой Владимир, если не ошибаюсь, умерший в молодости, учился в Казанском Университете. Он перевел и напечатал «Бедную Лизу» Карамзина (La pauvre Lize, 1817. 12o. 44 p.), с посвящением a ma très chère mère. Книга эта есть и во Второвской библиотеке. Ни тот, ни другой, по именам не были декабристами. Декабрист Панов, хотя в докладе Комиссии и не назван по имени, у бар[она] Розена в числе членов северного общества, под № 11, называется Николаем (Aus d. Metier éines ruts. Dekabristen, Leiрs, 1869. стр. 128). Я полагаю, что Чаадаевская Панова была матерью тех Панаевых, славянофилов, из которых один, женатый на Валуевой, был издателем Московского сборника. Но о Пановых, кажется, довольно. Скажу Вам, что даже нынешним летом была жива одна из старых фрейлин А[нны] Васильевны, 80-летняя почти слепая старуха, ткущая ковры, а по странному стечению обстоятельств, у вашего покорного слуги стоит в деревенском кабинете диван, принадлежавший Пановой. Это — как аргумент в истине моих заметок.

Касательно имеющегося у Вас очерка Казанского университета 30-х годов, составленного современником, мне кажется, что он должен быть верен, хотя проф. Эрдман6 был собственно ориенталист и читал в восточном отделении словесного факультета арабский и персидский языки, а Сергеев7 — юрист. Правда, читал Эрдман и словесникам, напр[имер,] Историю Греции по восточным (sic) источникам!! Можете представить, какое понятие получали слушатели о классической Элладе. В эту невообразимую чушь и мертвечину внесли некоторую жизнь в конце 20-х годов сосланные Поляки,8 из которых в особенности замечателен О.М.Ковалевский9, филарет и приятель Мицкевича,10 известный знаток Монгольской словесности, теперь декан филологич[еского] ф[акультета] в Варшаве. Он долго был в Казани и профессором и Ректором, но, разумеется, отличался осторожностью. За ним в самом конце 30-х годов, в 1839 г. явились: проф[ессор] Политич[еской] Экономии Горлов И.Я.11 и русской истории Н.А.Иванов,12 оба воспитанники Дерптского проф[ессорского] Института. Они оживили преподавание и заставляли учиться. О Городчанинове речь особо13. Это был чуть не современник основания У[ниверсите]та и продолжатель Ломоносовской риторики; на ней он и застыл. Шарбе14, а не Шарде, как у вас — проф[ессор] Латинской словесности. Фойгт15 выдавался своим литературным образованием, знанием европейских языков и прелестью своего обращения и характера. Его нельзя было не любить, и мы провожали его, кажется в 1852 году, в Харьков, с искренним сожалением о личности. Но Фойгт остановился рано в преподавании. Уже в сороковых годах он читал по неизменным тетрадкам; в русской словесности он не шел далее Словарей Евгения16 и Греча,17 а в иностранной Вахлера18. (Его автобиография у Владимирова, Историч. Зап о 1-ой Каз. Гимн. Каз. 1868. Ч. 2. Приложение, стр. 23–35. Тут есть кое-что об Университете19).

За сим до свидания. Вы задавайте мне вопросы не вдруг, а то их много. Хочется быть обстоятельным.

 

14 Ноября

Уважающий Вас Н.Булич

 

Заметьте, кстати, что в Казани никогда не было того идеализма харьковского, о котором Вы говорите в статье о Д.И.Каченовском20. У нас все зависело от Попечителей. И Магницкий и Пушкин21 в свое время составляли весь У[ниверсите]т. Самостоятельного ничего не было.

 

1 Сведений о Анне Васильевне Пановой и ее сыновьях Дмитрии и Владимире по казан. источникам установить не удалось. Но в «Хронике» Де-Пуле они многократно упоминаются.

2 Василий Иванович Чемезов, из дворян Нижегородской губернии, казан. губернский прокурор, действительный статский советник, в 1802 г. — казан. губернский предводитель дворянства. В книге «Казанское дворянство 1785–1917 гг.: Генеалогический словарь» (Казань, 2001) среди детей В.И.Чемезова дочь Анна Васильевна не значится.

3 Николай Васильевич Чемезов, сержант, коллежский советник, в 1849–1851 — казан. губернский предводитель дворянства.

4 Станислав Август Понятовский (1732–1798), последний польский король (1764–1795). В 1757–1762 гг. был польско-саксонским послом в России. Избран королем при поддержке Екатерины II и прусского короля Фридриха II. В 1795 г. отрекся от престола. Последние годы жил в России.

5 Степан Степанович Стрекалов (1782–1856), генерал-лейтенант, генерал-адъютант. С 1828 г. был Тифлисским военным губернатором и управляющим гражданской частью в Грузии, организатором политической слежки за А.С.Пушкиным на Кавказе. В 1831 г. переведен губернатором в Казань. Оставался в этой должности до 1841 г., когда был назначен сенатором.

6 Франц (Федор) Иванович Эрдман (1793–1863), проф. вост. словесности в Казан. ун-те. Образование, а затем и степень доктора философии получил в Ростокском ун-те (Германия). По представлению Френа был рекомендован в Казан. ун-т ординарным профессором по кафедре вост. языков. В 1845 г. выбыл из ун-та. С 1850 г. — директор училищ Новгородской губернии.

7 Петр Сергеевич Сергеев (…–1860), профессор законов государственного устройства и благочиния в Казан. ун-те. Образование получил в Смоленской гимназии (1806) и Главном педагогическом институте, по окончании которого преподавал в благородном пансионе Петерб. ун-та и в Петерб. губернской гимназии. В 1832 г. по представлению Л.М.Магницкого и без избрания в Совете был утвержден профессором Казан. ун-та. Преподавал философию, одновременно (1823–1825) состоял библиотекарем. С1824 г. — ординарный профессор философии с назначением адъюнктом правоведения. С 1837 г., по новому уставу 1835 г., утвержден ординарным профессором по кафедре законов государственного благоустройства и благочиния. Уволен в 1844 г.

8 В 1824 г. из Вильно в Казань за принадлежность к тайным обществам «филоматов» и «филаретов» были высланы Я.Верниковский, О.Ковалевский, Н.Козловский, Ф.Кулаковский, Ф.Лозинский и Г.Лукашевский.

9 Осип (Юзеф, Иосиф) Михайлович Ковалевский (1801–1878), востоковед, профессор, ректор, чл.-корр. Академии наук. Поляк по происхождению, питомец Виленского ун-та (1821). Был причислен к педагогическому институту при Казан. ун-те для изучения вост. языков. В 1828 г. командирован в Иркутск для изучения монгольского языка. В марте 1833 г., посетив Монголию, Забайкалье, Китай, возвратился в Казань с богатым собранием книг, рукописей, этногр. коллекций для ун-та. С 1833 г. — адъюнкт вновь созданной кафедры монгольского языка, с 1834 — профессор, с 1837 г. — ординарный профессор Казан. ун-та. Одновременно в 1844–1854 гг. — директор 2-й Казан. гимназии и училищ Казан. губернии. В 1837 г. избран чл.-корр. Петерб. Академией наук, в 1847 г. — академиком, но Николай I не утвердил его в звании академика по политическим мотивам. С 1855 г. — ректор Казан. ун-та. Отстранен от должности ректора и уволен из ун-та в 1860 г. Два года провел в Казани без службы, на пенсии. С 1862 г. — ординарный профессор Гл. школы в Варшаве. В 1878 г. избран почетным членом Казан. ун-та.

10 Адам Мицкевич (1798–1855), польский поэт, деятель национально-освободительного движения. В 1824 г. был также выслан из Литвы. Жил в России, где сблизился с декабристами, А.С.Пушкиным.

11 Иван Яковлевич Горлов (1814–1890), экстраординарный профессор Казан. ун-та по кафедре политической экономии и статистики, с 1840 г. — ординарный профессор. В 1847 г. перемещен на ту же кафедру в Петерб. ун-т.

12 Николай Алексеевич Иванов (1811–1869), историк, профессор рус. и всеобщей истории и истории философии в Казан. ун-те. Выпускник Казан. ун-та (1831). В 1833 г. направлен в профессорский институт Дерптского ун-та. С 1839 — экстраординарный профессор кафедры рус. истории, в 1843–1855 — ординарный профессор по той же кафедре. Как лектор пользовался среди студентов большой популярностью, хотя и был очень строгим экзаменатором. С 1856 г. — профессор Дерптского ун-та. Оказал большое влияние на формирование научных интересов Н.Н.Булича.

13 Григорий Николаевич Городчанинов (1772–1852), первый профессор российской словесности Казан. ун-та, поэт, критик, переводчик. Питомец Московского ун-та (1797). В 1806–1808, 1810–1829 служил в Казан. ун-те сначала адъюнктом, с 1810 — экстраординарным, с 1814 г. — ординарным профессором российской словесности. Активно печатался в «Казанских известиях» (1811–1821) и «Казанском вестнике» (1821 — 1823), сотрудничал в журнале «Заволжский муравей». С 1806 г. — был членом, с 1826 — председателем Казан. общества любителей отечественной словесности. По словам С.Т.Аксакова «бездарный и отсталый», Городчанинов пользовался расположением Магницкого, отозвавшегося о нем: «Способностей весьма слабых, но заслуживает внимания начальства по отличному прилежанию, крайне бедному состоянию и многочисленному семейству, а особенно же богочестию, ибо он один предлагал об открытии в университете класса закона Божия». Автор переводов, повестей, статей, речей, кантат и од на религиозные темы и по разным торжественным случаям. В 1816 г. в Казани вышло первое издание его «Сочинений в стихах и прозе», в 1831 г. — второе.

14 Август Васильевич Шарбе (1790–1868), профессор Казан. ун-та по кафедре римской словесности и древностей. Степень доктора философии получил в 1813 г. в Виттенбергском ун-те, профессором Казан. ун-та был избран в 1832 г., но прибыл в Казань только в 1833. Уволен от службы в 1843 г.

15 Карл Карлович Фойгт (1808–1873), профессор рос. словесности и истории литературы. Сын проф. Казан. ун-та К.Т.Фойгта. Выпускник отделения словесных наук Казан ун-та (1826). В 1828–1835 гг. — помощник библиотекаря Казан. ун-та. В 1839 г. — экстраординарный, в 1841 г. – ординарный профессор кафедры рус. словесности и истории литературы. С 1835 г. — исполняющий должность библиотекаря ун-та, в 1837–1850 гг. — библиотекарь. Как библиотекарь К.К.Фойгт занимает почетное место в истории Казан. ун-та и его библиотеки. Им был составлен «особый план ее расположения, с исторической запиской о главнейших библиографических системах в разные времена предложенных учеными». Труд этот был одобрен Академией наук, и на его основании были составлены каталоги университетской библиотеки. В 1845, 1847–1849 гг. — проректор. В 1852 г. Фойгт был назначен ректором Харьковского ун-та. С 1859 г. — помощник попечителя, с 1863 г. — попечитель Харьковского учебного округа. С 1867 г. — в Петербурге, член Совета министра нар. просвещения.

16 Евгений [Болховитинов]. Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина, Греко-российской церкви. — СПб., 1818.; Евгений [Болховитинов]. Словарь русских светских писателей, соотечественников и чужестранцев, писавших в России. — Т.1–2. — М., 1845.

17 Греч Н.И. Избранные места из русских сочинений и переводов в прозе. С прибавлением известий о жизни и творениях писателей, которых труды помещены в сем собрании. — СПб., 1812; Греч Н.И. Опыт краткой истории русской литературы. — СПб., 1822.

18 Иоганн-Фридрих-Людвиг Вахлер (1767–1838), немецкий историк литературы.

19 Речь идет о кн.: Владимиров В.В. Историческая записка о 1-й Казанской гимназии. Ч. 1–3. — Казань, 1867–1868.

20 Вероятно, имеется в виду ст.: Де-Пуле М.Ф. Харьковский университет 40-х гг. и Д.И.Каченовский // Вестник Европы. — 1874. — № 1, 2.

21 Михаил Леонтьевич Магницкий (1778–1844) и Михаил Николаевич Мусин-Пушкин (1795–1862) — попечители Казан. учебного округа.

 



"Беседы о старине Казанской": Вступительная статья Марины Сидоровой Письма Н.Н. Булича М.Ф. Де-Пуле 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 Фотоматериалы

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru