Журнал "Наше Наследие" - Культура, История, Искусство
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   


"Беседы о старине Казанской": Вступительная статья Марины Сидоровой Письма Н.Н. Булича М.Ф. Де-Пуле 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 Фотоматериалы

Письма Н.Н.Булича М.Ф.Де-Пуле

 

Подготовка текста, публикация и комментарии Марины Сидоровой

 

 

15

Казань, 31 Января, 1876 года.

 

Письмо ваше от 14 января сильно обрадовало меня, дорогой и многоуважаемый Михаил Федорович! Ваша «Хроника» и наша переписка по поводу ее так глубоко затронула меня и разбудила столько воспоминаний, я сжился так сердечно с Вами, что мне очень грустно не иметь так долго от Вас известий. Теперь я знаю, что Вы надолго поселились в излюбленном Вами месте и всегда могу написать Вам, а то я думал, что Вы еще в Полтаве. В детстве большой семьей, с отцом и бабкой мы ехали с Юга на Север на своих лошадях в четырех экипажах, в числе которых был и польско-жидовский фургон. Проезжали и Тамбов, и в нем останавливались. В детских воспоминаниях сохранился общий образ Тамбова и река Цна, текущая посреди города в глубоком овраге, которая мне не понравилась своею ничтожностью, сравнительно с знакомым мне Днепром. Как теперь помню, что мы, дети, были очень обижены в Тамбове тем, что из-за фургона на улицах нас спрашивали: где мы будем представлять комедию.

Странная судьба нашей переписки. Невольно должна она принять интимный характер. После спокойного лета, проведенного в Юрткулях, с Августа я окунулся в привычный мир лекций, экзаменов и разнообразнейших заседаний. Сын мой поступил во 2-ой класс гимназии и считается первым учеником, что не мешает ему быть очень резвым. В сентябре переехал в Казань соученик молодого Второва, брат жены моей Н.В.Аристов, со своими 8-ю дочерями и поселился недалеко от нас. В ноябре он захворал и очень скоро скончался. Все дочери достались теперь на долю моей жены, единственной уже представительницы второго поколения Аристовых, а в высшей степени запутанные дела покойного, много долгов и расстроенное имение — на мою долю, как опекуна. Было так много хлопот, причем я не хотел манкировать службой, что не выдержал и перед праздниками подвергся чему-то вроде удара и потому пролежал даже начало нового года. Эти девочки 19-7 лет сокрушают меня совсем. Жили они на воле, только с няньками, ничему не учились, а потому и в гимназии и в институте едва бредут; избалованы и испорчены сильно. Одно, впрочем, опасное достоинство: все очень недурны собой. Старшая поэтому и нашла очень выгодного жениха, уже по смерти отца: только вчера была эта свадьба в нашем доме, и потому я на просторе и в тишине могу беседовать с Вами. Эти: смерть, хлопоты, свадьба, болезнь — все это сбило меня с толку. Я совсем не продолжал еще своей хроники Казанского университета, напечатав девять листов, и не знаю, будет ли у меня скоро свободное для нее время. Моя бедная жена, большая хлопотунья и хозяйка, выручающая меня во всех не-книжных и не-бумажных обстоятельствах жизни, бродит как тень, измученная и больная, но бодрая духом. Кажется, что на старости вовсе не будет покоя. Как не позавидовать вашей жизни? Летом придется поехать и в Самару, и в Калужскую и Тульскую губернию, где у сирот есть материнское имение и, вероятно, в Киев, где у них тетка, чтоб сколько-нибудь устроить дела. Не представится ли мне возможности, во время этих переездов, встретиться с Вами, о чем я мечтаю?

«Хронику» вашу читали очень многие, но преимущественно из стариков, которым дороги воспоминания. Еще вчера вспоминал мне о ней Симбирский старик Ермолов, женатый на Ивашевой и говорил, что вся его молодость встает перед ним в лицах, упомянутых Второвым. Дополнений и поправок, конечно мелочных, можно сделать довольно, согласно вашему собственному желанию, но я оставляю это до дальнейшей переписки, когда вновь, и с карандашом в руке я буду с этой специальной целью перечитывать вашу Хронику. Укажу мельком на то, что попалось: 1) Август стр. 565: Карамзин был женат во второй раз не на княжне Ек. Ан. Вяземской (это было бы слишком много даже для такого писателя, как Карамзин), а на девице Колывановой, побочной дочери старика Вяземского, воспитанной, впрочем, одинаково с детьми его законными. Факт этот, о котором биографы еще не говорят откровенно, но о котором я догадывался, подтвержден мне лично родным сыном Карамзина. 2) Где-то Вы делаете примечание о Самарской Ростовской и спрашиваете не она ли детская писательница, издательница «Семейных Вечеров» и пр.? Про самарскую я ничего не знаю, а вторая — мне хорошо известна (1815–187[2]). Это урожденная Львова, дочь той племянницы Державина, которой он диктовал свои примечания, и крестница поэта. Она была замужем за Казанским помещиком Растовским (фамилию эту она заставила писать мужа Ростовский (от Ростова) и так и сама подписывалась1. 3) Сентябрь, 143 стр. У Пушкина2 вовсе не было дочери, а потому она и не могла быть сделана фрейлиной, а орден Владимира 2 (это для точности) он получил, когда уже был Попечителем в Петербурге. Покуда этого довольно.

В высшей степени любопытно мне будет читать вторую часть вашего труда, касающуюся более близкого ко мне и знакомого времени. Тогда я буду сообщать Вам все, что могу, немедленно по ее прочтении. Вообще, будьте уверены, что переписка с Вами доставляет мне истинное наслаждение.

Письменно я познакомился и с вашим братом в Петербурге — Павленковым — по поводу Суворинского Словаря. Получив письмо вашего брата3, я сначала пошутил с ним, приняв фельетон Суворина о современниках за обращик его будущего труда и отказавшись сообщить для него какие-либо сведения.

Флоренсова я пишу через с только на основании производства от florens; на письме я этой фамилии не встречал. Думаю, что семинарское производство вернее, [нрзб.] от Флоренции.

Прошу Вас передать мой усердный поклон вашей сестрице, которую я заочно люблю и уважаю, и верьте сердечной преданности всегда вашего Н.Булича.

 

 

1 Мария Федоровна Львова (1815–1872), вторая жена Андрея Александровича Растовского (Ростовского), племянника В.А.Лобачевской (жены Н.И.Лобачевского).

2 Имеется в виду попечитель Казан. учебного округа М.Н.Мусин-Пушкин. От брака с Александрой Семеновной Баратаевой (дочерью казан. губернатора) он имел двух сыновей — Николая и Михаила, и дочь Александру, которая умерла в младенческом возрасте.

3 Леонид Николаевич Павленков (1840–1912), сводный (по другим сведениям двоюродный) брат М.Ф.Де-Пуле. Окончил в 1850 г. юридический фак. Петерб. ун-та. Служил по интендантскому ведомству. Сотрудничал в «Новом времени», «Историческом вестнике», «Русском календаре». В 1897 г. пожертвовал библиотеку М.Ф.Де-Пуле в 3000 томов Воронежскому кадетскому корпусу.

 



"Беседы о старине Казанской": Вступительная статья Марины Сидоровой Письма Н.Н. Булича М.Ф. Де-Пуле 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 Фотоматериалы

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru