Журнал "Наше Наследие" - Культура, История, Искусство
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   


"Беседы о старине Казанской": Вступительная статья Марины Сидоровой Письма Н.Н. Булича М.Ф. Де-Пуле 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 Фотоматериалы

Письма Н.Н.Булича М.Ф.Де-Пуле

 

Подготовка текста, публикация и комментарии Марины Сидоровой

 

 

11

№ 4.      5 Февраля, 1875 года. Казань.

 

В письмах ваших, многоуважаемый Михаил Федорович, попадается вопрос о масонстве в Казани и жалоба на то, что Вы не имеете никакого о том сведения, что Лонгинов своей монографией не дает в этом случае ничего. Точно в таком же положении находимся и мы, если не исследователи казанской старины, то, по крайней мере, ее любители. Приходится обращаться в области догадок и предположений. Выручает несколько сочинений Пекарского: «Дополнения по истории масонства в России в XVIII веке» (Сборн[ик] стат[ей] II Отд. Т. VII); я буду ссылаться на отдельный оттиск, подаренный мне автором. Этот превосходный ученый был почти моим товарищем по у[ниверсите]ту и в последние годы его жизни я довольно часто переписывался с ним1. Осталось в Казани смутное предание о существовавшем там масонстве, о начальнике ложи Лихачеве, но никаких документов и рукописей. Я как-то писал Вам о судьбе бумаг Каменева2, который, для меня это ясно, был масоном и для связей с масонами ездил в Москву. В тогдашней умственной жизни русской масонство было самым содержательным явлением; в нем была идея, и не для знакомства же с слагателями од стоило ездить в Москву. Уверен, что и Полянский3 был масоном; переворот в его жизни говорит о том. Надобно полагать, что одним из первых проповедников масонства в Казани был столь известный член Новиковского Дружеского общества Петр Алексеевич Татищев, живший в Казани и после Пугачевщины (Артемьев, Каз[анские] Гимн[азии], 1054), дочь которого была за Энгельгардтом, отцом жены Баратынского поэта5. На днях, вследствие разговоров, из упомянутого мною имения Баратынских Каймары, привезли связки бумаг XVIII века; там, я слышал, есть и Татищевские рукописи. Может быть, есть кое-что и масонское, но я мало надеюсь на последнее: страх старинных преследований до того был силен в нашем обществе, что до сих пор на масонство смотрят с величайшею робостью, а прежде безжалостно старались все истреблять, что только напоминало его. Есть основание с большою вероятностью отнести к распространителям масонства в Казани и директора гимназии Каница, просвещенного немца, находившегося в дружеской (сверх официальной) переписке с московским куратором Мелиссино, а сей последний, как известно, был один из деятельных сотрудников нашего до-Новиковского и до-Шварцевского масонства. Таким только образом можно объяснить существование в Казани с 1776 года ложи Восходящего Солнца (Ешевский, Р[усский] В[естник]. 1857 г. т.XII, № 21, стр. 175 или его Сочин[ения], III, 406-4076). Ешевский не ссылается ни на какой источник при этом известии, и я решительно никак не могу припомнить, откуда он взял его. В тот год, когда написана эта статья, он служил в Казани7, жил даже некоторое время со мною, мы вместе ходили с ним к одному старожилу; хвалившемуся своим мистицизмом, но теперь этот старожил, разумеется, сделавшийся еще древнее, ничего не помнит. Впрочем, тогда я мало интересовался масонством и статью Ешевского прочел уже года через три. Наобум такого утверждения он не мог сделать; без сомнения в его руках были бумаги, поступившие потом в Московский Публичный Музей.

В 1780 году деятельным масоном в казанском обществе должен быть И.Панаев8, отец Владим[ира] Ивановича9, автора «Воспоминаний» (Пек[арский]. Стр. 185)10. Пекарский замечает, что сын намеренно умолчал о том, что тот был масон. Из «Воспоминаний» Панаева Вы видите, что дед его, отец масона, жил в Туринске, Тобольской губернии; там была у них бумажная фабрика. Мой дед и моя бабка со стороны матери, жили тоже постоянно в этом городе и по рассказам были хороши с семейством Панаевых. В хламе, оставшемся после деда, я нашел треугольник, мешок и передник с масонскими символами; они потом исчезли в какую-то из казанских пожарных передряг, но источник их происхождения — туринский, т.е. Панаевский. У Ешевского (Р[усский] В[естник] 1864 г. т. LII, стр. 363 или Сочинения, т. III, 44711) приведены заглавия четырех речей Панаева, говоренных им в ложе «Горус» в Петербурге. Так как он вскоре потом, как видно из записок сына, переселился в Казань, женившись там, то без сомнения тогда же начинается его пропаганда в Казани масонства, к этому же времени относится и масонство Полянского. В 1784 году открывается в Симбирске ложа Златого Венца (XVIII в. Бартенева, II, 369-370): это так близко от Казани, что сношения должны быть, хотя в списке членов нет ни одной казанской фамилии (В Александровское время в Симбирске главою масонства был князь Мих[аил] Петр[ович] Баратаев, известный грузинский нумизмат; он был очень дружен с Лабзиным). В начале XIX века, когда Павел снял запрещение с масонства, я полагаю, что в Казани, до Александровского запрещения, между зажиточными помещиками, было много масонов, но я не знаю фактов. Москотильников12 был масоно-мистик, в духе не прежнего, а после-Новиковского И.В.Лопухина и М.Н.Невзорова. Большого значения это движение не имело, но нравственная польза для натур грубых была во всяком случае. Искоренению мистицизма много содействовал Магницкий13. Тогда преследовались все издания Лабзина.

Затем у Вас следует 18 имен, с чрезвычайно разнообразным содержанием их деятельности, ничего общего между собою не имеющих и составлявших, как я полагаю, круг знакомств Второвых. О провинциальных людях трудно, даже невозможно судить по их отношениям и по связям их: выбирать тут не из кого и иногда приходится сталкиваться и быть знакомым с такими господами, после посещения которых, долгое время тошно бывает на душе. Скажу по нескольку слов о тех лицах о которых не случалось еще упоминать.

1) Скандовский Никанор Алексеевич14. Это был профессор-медик, заменивший собою Фукса по кафедре медицинской клиники, но никогда не пользовавшийся его известностью за свою нерешительность в употреблении средств и неопределенность консультаций. Он оставил службу уже в 1860 году и потом вскоре умер в отставке на родине, во Владимире. Человек мягкий и вялый, какой-то кислый, грустно-сладкий, но добрый и знающий, притом скуповатый и живший по-свински или семинарски. Он учился во Владимирской семинарии и был племянником ректора времен Магницкого и его клеврета — Никольского15. Учился в это время, был потом в Дерптском профессорском институте и кажется за границею. Для меня любопытны только его семейные отношения, которые связывают его с первоначальною историей у[ниверсите]та, но для Вас они не составляют никакой важности.

2) Котельников16, Петр Иванович, и в настоящее время живой и служащий профессор прикладной математики в нашем университете, несмотря на то, что он 70 лет и более 40 лет на службе. Как он попал в ваши записки — не знаю. Он и родом из Харькова и учился там, а потом в Дерптском профессорском Институте. Когда-то, лет 30 тому назад, он занимался Гегелем, славился умением прочитать популярную лекцию, с остроумием, которое теперь показалось бы смешным, а в настоящее время это бесцветный старик, ханжа, низкопоклонный пред начальством, давно бросивший всякую мысль о какой-либо науке и читающий только газету Гилярова.

О Хомутове, Приклонском, Деларю, Перцове — я уже кое-что сообщил Вам. 4) Киселевский Платон, вероятно во время редакторства Второва, молодой человек и может быть свежий, образованный, кажется читавший что-то на вечерах у Фуксов. Он переселился из Киева и был, кажется, чиновником при Губернаторе. Отец его был последним войтом Киева, при уничтожении в нем имп. Николаем остатков существовавшего магдебургского права. Потом он служил в комиссариате, воровал разумеется, соорудил дом и накопил много денег. Под старость купил какое-то имение под Петербургом (лет 10 тому назад), при покупке его жестоко надули, и с отчаяния он бросился с ножом на жену и детей; те спаслись бегством, но себя он зарезал. Его единственный сын служит где-то в Западных губерниях по крестьянскому делу, а дочери здесь замужем. 8) Левашев. Их было несколько братьев. Вероятно, упоминается Александр Никол[аевич], оренбургский и казанский помещик, служивший в военной службе, потом живший в отставке — просто светский по тому времени человек и — ничего больше. Я его знал хорошо: любил декламировать из Пушкина. — О Москотильникове и Арцыбашеве — писал. 10) Ф.Р.Дмитриев. Много было здесь Дмитриевых: трудно припомнить их имена — кто этот не мог добиться. — 11) А.Д.Мордвинов (Александр Дмитриевич) — помещик симбирский и самарский, очень богатый. Большое село у него Кинель. Вероятно, он только наезжал в Казань, где у него в 30-х годах, у учителя гимназии Мельникова, жили два сына, умершие от аневризма. Третий тоже не доучился, известен глупостью; теперь губернский предводитель в Самаре. — 12) Моржевский, в 30-х и 40-х годах — полковник комиссариатский, человек неглупый, светский. — Панааидин в то время управляющий удельной конторой, скоропостижно умерший в Казани, очень умный, образованный и честный человек. — 15) Онучин17 Никол[ай] Ив[анович], из казанских дворян, его помощник, подполковник, израненный и храбрый участник Бородинского и других сражений в 12 году. — Очень честный и прямой человек. — 14) Пальчикова К(атерина) Ф(не Александровна ли скорее?). Я знаю о ней только то, что это была вдова, довольно богатая помещица — старуха, подарившая свой большой каменный дом врачу Грабовскому, живущему до сих пор и славившемуся когда-то способностью обходить богатых старух. Впрочем, он и сам разорился. 16) Веригин Петр Алексеев[ич], умерший лет 9 тому назад (1866 г.), маленький, скромный человек из дворян, служивший по выборам, но потом на старости в отставке. Его небольшая записка воспоминаний о Гимназии (1798–1804) напечатана в книге Владимирова, но весьма незначительна. — 17) Геркены. Их было и есть так много, что я решительно теряюсь, что и о ком писать. Прежде они были очень богаты; теперь сильно обеднели. — Наконец 18) Герман Фед[ор] Ив[анович]. В тридцатых годах это был уже человек за 60 лет, военный полковник при губ[ернаторе] Стрекалове, весьма образованный, остроумный, веселый, кутила, хорошо писавший, счастливый ловелас. Его раза два разжаловали. О нем сохранилось множество анекдотов…

Извините за пустоту сообщений. Non mea culpa18. До свидания. Н.Булич.

 

1 Петр Петрович Пекарский (1827–1872), историк, библиограф, литературовед, академик. В 1847 г. окончил юридический фак. Казан. ун-та. Учился вместе с Л.Толстым и дружил с ним. Служил чиновником в Оренбургской губернии, в Самаре. С 1951 г. — в Петербурге. В 1855–1862 гг. сотрудничал в «Современнике». С 1863 г. — в Академии наук, с 1864 — экстраординарный академик, с 1868 — ординарный академик. Письма Н.Н.Булича к П.П.Пекарскому хранятся в РНБ.

2 См. примеч. 5 к письму 4.

3 См. примеч. 20 к письму 1.

4 Ссылка на кн. А.И.Артемьева «Казанские гимназии в XVIII столетии» (СПб., 1874).

5 Петр Алексеевич Татищев (1730–1810). Службу начал в 1744 г. солдатом Преображенского полка, где последовательно дошел до чина капитан-поручика (1758 г.), в 1761 г. вышел в отставку в чине гвардии секунд-майора. Был женат на Настасье Парамоновне Плещеевой. В 1774 г. ему пришлось принять участие в защите Казан. крепости от войск Пугачева и быть свидетелем мученической смерти своего деда — генерал-майора Нефеда Никитича Кудрявцева, сожженного в церкви. Был масоном, другом Новикова и Шварца, и играл весьма видную роль в деятельности московских «свободных каменщиков». В его доме происходили публичные собрания Дружеского ученого общества. В 1784 г. Татищев, Новиков и князь Н.Н.Трубецкой учредили в Москве масонскую директорию «теоретического градуса». Одна из дочерей Татищева Екатерина была замужем за генерал-майором Львом Николаевичем Энгельгардтом.

6 Ешевский С.В. Несколько дополнительных замечаний к статье «Новиков и Шварц» // Рус. вестник. — 1857. — Т. 12. — № 21. — С. 174-201; Ешевский С.В. Материалы для истории русского общества XVIII в. Несколько замечаний о Н.И.Новикове // Сочинения. В 3 т. — М., 1870. — Т. 3. — С. 403-441.

7 Степан Васильевич Ешевский (1829–1865), историк, профессор. В 1846 г. поступил на словесное отделение филос. фак. Казан. ун-та. Через год перешел на ист.-фил. фак. Московского ун-та, который окончил в 1850 г. Преподавал в Московском Николаевском сиротском институте, Ришельевском лицее в Одессе. В 1855 г. — адъюнкт истории в Казан. ун-те. В Казани собрал богатый этнографический и археол. материал по истории Волжской Булгарии, который передал археолого-этнографическому Музею Казан. ун-та. В Казани начал собирать материал по истории масонства в России. С 1858 г. в Москве, с 1859 — проф. кафедры всеобщей истории в Московском ун-те.

8 Иван Иванович Панаев (1753–1796), чиновник, писатель. В 1872 г. определен губернским стряпчим в Казань. Женился на дочери местной помещицы Н.В.Страховой, приходившейся двоюродной племянницей поэту Г.Р.Державину. Через три года переведен губернским прокурором в Пермь. Осенью 1796 г. отправился со всем семейством к больному отцу в Туринск, умер на обратном пути.

9 Владимир Иванович Панаев (1792–1859), чиновник, поэт, прозаик, мемуарист. В 1805–1807 гг. — студент первого выпуска Казан. ун-та. Активный член Казан. общества любителей отечественной словесности. 12 дек. 1812 г. на открытии Общества Панаевым было прочитано «Похвальное слово Александру I» (опубл. 1815), с которым он связывал начало своей литературной известности. В историю рус. литературы вошел как автор рус. идиллий.

10 Пекарский П.П. Дополнения к истории масонства в России XVIII столетия. СПб., 1869.

11 Ешевский С.В. Московские масоны восьмидесятых годов прошедшего столетия (1780–1789) // Сочинения. В 3 т. — М., 1870. — Т. 3. — С. 443-568.

12 См. письмо 5 и примеч. 8 к нему.

13 См. примеч. 7 к письму 3.

14 См. примеч. 12 к письму 3.

15 Григорий Борисович Никольский (1785–1844), профессор прикладной математики Казан. ун-та. В 1820–1823 — ректор и доверенное лицо попечителя Магницкого. С 1826 по 1829 г. — председатель Строительного комитета Казан. ун-та, а затем член этого комитета до 1842 г.

16 Петр Иванович Котельников (1809–1879), профессор механики Казан. ун-та. Образование получил в Харьковском ун-те (1828). В 1835 г. был причислен к Казан. ун-ту, где читал аналитическую механику и статику. С 1837 г. — экстраординарный, с 1838 — ординарный профессор. По свидетельству современников был выдающимся преподавателем и лектором. С 1863 г. — заслуженный, с 1878 г. — почетный член Казан. ун-та. Котельников был выдающимся математиком и одним из немногих ученых, понявших значение геометрических идей Лобачевского.

17 Николай Иванович Онучин (1793 (?)–…). В 1812 г. — прапорщик, участник заграничных походов рус. армии 1813–1814 гг., в 1822 — майор, в 1824 уволен подполковником, в 1830 г. — коллежский асессор, помощник управляющего сначала Симбирской, а затем Казан. удельной конторой, в 1841 г. — надворный советник.

18 Не моя вина (лат.).

 



"Беседы о старине Казанской": Вступительная статья Марины Сидоровой Письма Н.Н. Булича М.Ф. Де-Пуле 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 Фотоматериалы

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru