Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 81 2007

Дмитрий Смолев

Мудрое простодушие

Распространено мнение, будто художник не должен быть умным. Мол, этот параметр для него совершенно излишен или даже вреден. В общем виде с таким мнением ни поспоришь, ни согласишься. Действительно, есть примеры: вроде бы человек не семи пядей во лбу, ни в каком глубокомыслии не замечен, а посмотришь на его работы – чистый кудесник. Но бывают и другие примеры, прямо противоположные. Если уж рассуждать об интеллекте применительно к изобразительному искусству, то следует, вероятно, говорить не об абсолютном качестве «серого вещества», а о его конвертируемости. О способности переводить мысль  в пластику. С этой точки зрения художнику вредит не ум как таковой, а чрезмерная его изощренность. Если не удается родить зрительный эквивалент твоих умопостроений, то какой от них прок? Тогда надо искать другое приложение своим дарованиям – идти, допустим, в философы или бизнесмены. А если этот мостик от мысли
к изображению все же перекинут, то нет особой разницы, слывешь ли ты тугодумом или златоустом. Твоя мысль отделилась от тебя и зажила другой, невербальной жизнью. Значит, сотворено то, ради чего и придумано искусство. Уместно говорить о профпригодности автора.

Это все к тому, что Константин Сутягин — умный человек и одновременно умный художник. Человек – потому что наделен даром анализа и синтеза, способностью видеть лес за деревьями и деревья за лесом. То есть обладает тем здравомыслием, которое выгодно отличается от обывательского. С этой позиции он может выступать и в качестве заправского эссеиста, и в качестве неординарного собеседника. Не говоря уж о том, что способен сам себе служить дельным импресарио. При таких достоинствах быть еще и умным художником – дополнительная роскошь, почти перебор. Но и этого у Сутягина не отнять. Здесь слово «умный» использовано именно в том смысле, о котором упоминалось выше – в смысле владения психотехникой перевода с языка раздумий на язык пластики. И, пожалуй, ключевым моментом в этом случае оказывается живое наблюдение. Или, как любят выражаться художники, наблюденность.

Натура ведь скучна только для тех, кто не ждет от нее ни открытий, ни подсказок. Что мы – деревьев, что ли, не видали или закатами не любовались? Знаем, как оно устроено. Жанры, связанные с абсорбцией, «перевариванием» натуры (назовем хотя бы классическую триаду: портрет, пейзаж, натюрморт), среди снобов повелось считать... ну, не интеллектоемкими, что ли. Пусть выходит красиво, умело, образно – но все равно, где тут социальная острота и экзистенциальный вызов? Где владение всеми знаниями, которые выработало человечество? В ответ можно пожать плечами: о чем прикажете полемизировать? Вполне уместная реакция, некоторые художники так и делают. Не всякому критику объяснишь, что, предположим, падение осеннего листа на холодную землю способно вызвать глубочайшее эмоциональное и интеллектуальное переживание. Клубы морозного пара изо ртов прохожих, вереница автомобильных фар в закатных сумерках, неожиданный контраст между белизной тарелки и тусклостью ножа, странная беспомощная улыбка на чьем-то лице — это все достаточные поводы для того, чтобы браться за художественное произведение. Из почти случайного импульса, из одного мимолетного впечатления может произрасти шедевр – а может и не произрасти, кто даст гарантию? Разве шедевры надежнее прогнозируются, если приступать к работе с Дерридой в голове и рапидо-графом в руках? Безусловно, кому и рапидограф способен заменить божественную кисть, – но не божественный поцелуй на темени. Природа творчества по-прежнему загадочна, универсальные рецепты по-прежнему сомнительны. У художника в сознании все так же мало точек опоры, позволяющих переворачивать не то что землю — хотя бы собственные клише. И натурные заметы могут становиться здесь подспорьем ничуть не худшим (как минимум не худшим), чем культурологические постулаты и кураторские рекомендации.

Пожалуй, сам Сутягин мог бы развить эту тему вширь и вглубь – для него она из числа животрепещущих. Но сказанного достаточно, чтобы сделать прикладной вывод: метод сутягинской работы не выглядит ущербным или архаическим. Вернее, он архаичен в хорошем смысле. Как музыканту полезно слышать, а не только рассуждать о теории композиции; как поэту полезно чувствовать, а не ограничиваться чтением других поэтов, – так художнику важно видеть. Невидящий художник — нонсенс, пускай даже распространенный и кем-то приветствуемый. Сутягин видеть способен. Более того, он даже настаивает, что его работа ничего общего с умствованием не имеет, являясь лишь простодушным живописанием или рисованием с натуры. А по-моему, от мысли, когда она есть, ни за каким простодушием не укроешься. Сопрячь увиденное с обдуманным и произвести на свет изображение, которое не есть ни первое, ни второе в отдельности, а представляет собой именно их сплав, синтез или алхимическое слияние, если угодно — вот механика процесса. Не так уж сложно. Почти как идея вечного двигателя.

Константин Сутягин

Константин Сутягин

Константин Сутягин. Малоярославец. 2006. Холст, масло

Константин Сутягин. Малоярославец. 2006. Холст, масло

Константин Сутягин. Полезные растения NN 5,6,7,8. 2004. Холст, масло

Константин Сутягин. Полезные растения NN 5,6,7,8. 2004. Холст, масло

Константин Сутягин. Туман на Волге. 2006. Холст, масло

Константин Сутягин. Туман на Волге. 2006. Холст, масло

Константин Сутягин. Поле в Болшеве-5. 2004. Холст, масло

Константин Сутягин. Поле в Болшеве-5. 2004. Холст, масло

Константин Сутягин. Женщина. 2003. Холст, масло

Константин Сутягин. Женщина. 2003. Холст, масло

Константин Сутягин. Мужчина. 2003. Холст, масло

Константин Сутягин. Мужчина. 2003. Холст, масло

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru