Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 77 2006

Галина Прохоренко

Фото Ирина Туминине, Владимир Теребенин

 

Сановник, меценат и коллекционер Александр Александрович Половцов

 

Не умаляя заслуг барона А.Л.Штиглица и значения его финансовых вложений при создании Училища, необходимо сказать, что главными инициаторами этого выдающегося, как сказали бы сегодня, проекта российской культуры стали его близкие: приемная дочь Надежда Михайловна Юнина и, в особенности, ее муж — Александр Александрович Половцов. Имя и роль этого выдающегося человека, из-за его принадлежности к высшему бюрократическому кругу императорской России, на протяжении многих десятилетий умышленно замалчивались и стирались из истории отечественной культуры.

А.А.Половцов (1832–1909) родился в дворянской семье, не отличавшейся знатностью и богатством. Отец его Александр Андреевич имел в Лужском уезде С.-Петербургской губернии родовое имение: с 1840 года он служил чиновником в I департаменте Сената, позднее, в конце 1850-х годов перешел в Министерство государственных имуществ, был членом Совета министра. Мать А.А.Половцова Аграфена Федоровна Татищева была дочерью участника войны 1812 года майора Федора Васильевича Татищева, а известный историк С.С.Татищев приходился А.А.Половцову двоюродным братом1.

Получив образование в Училище правоведения в Петербурге, А.А.Половцов начал свою профессиональную деятельность в 1851 году и сделал блистательную карьеру, пройдя путь от рядового служащего Сената до государственного секретаря, члена Государственного Совета и статс-секретаря Александра III.

В 1861 году А.А.Половцов, в то время еще никому не известный 29-летний сенатский служащий, женился на 17-летней приемной дочери, а точнее, воспитаннице барона А.Л.Штиглица Надежде Михайловне Юниной (1843–1908)2. Согласно семейной легенде, она была внебрачной дочерью великого князя Михаила Павловича и некой фрейлины ”К” и передана на воспитание бездетной семье барона Штиглица в июне 1843 года. Император Николай I, приходившийся девочке родным дядей, принял участие в ее судьбе.

Женитьба на приемной дочери придворного банкира, одного из самых богатых людей России, для Половцова стала судьбоносной. Кроме миллионного приданого, Н.М.Половцова после смерти барона А.Л.Штиглица стала его единственной наследницей, обладательницей многомиллионного состояния (по свидетельству самого Половцова, оно составляло сумму в 16-17 миллионов рублей). Это обстоятельство, сочетавшееся с природным умом и образованностью, обеспечило Половцову блестящую служебную карьеру и близость к высшим слоям общества. Половцов дружил с великим князем Владимиром Александровичем, общался на равных с обер-прокурором Синода К.П.Победоносцевым, был очень близок к наследнику престола, будущему императору Александру III.

Страстный коллекционер и тонкий знаток произведений прикладного искусства Половцов сумел убедить барона А.Л.Штиглица в жизненной необходимости художественно-промышленного учебного заведения, способного готовить «ученых рисовальщиков» для развивающейся промышленности России. Как представитель просвещенного сословия он прекрасно понимал от чего зависит грядущее страны, ее благоденствие и процветание. «Россия будет счастливой, — писал Половцов в 1875 году, — когда купцы будут жертвовать деньги на учение и учебные цели без надежды получить медаль на шею…»3.

Половцов был незаурядной личностью. Современники, отмечая его надменность и непомерное честолюбие, отзывались о нем как о человеке «несомненно умном», «толковом», «хорошем администраторе, обладавшем государственным умом». В начале 1883 года он назначается государственным секретарем и одновременно получает звание статс-секретаря императора Александра III. На этом посту Половцов провел больше девяти лет, до середины 1892 года Это был период наиболее активной служебной деятельности. Ввиду того, что председателем Государственного Совета в это время был дядя императора великий князь Михаил Николаевич, не имевший никакого влияния на своего племянника и даже боявшийся его, Половцов играл в делах Совета главную роль. Кроме того, регулярные встречи с Александром III позволяли ему информировать императора о том, что происходит в Совете, и тем самым влиять на ситуацию.

В середине 1892 года с Половцов был назначен членом Государственного Совета и оставался им вплоть до самой смерти в 1909 году. Его опыт политика был востребован российским государством, вступавшим в новый век и в новую фазу своего развития. Так в 1902 году он становится членом Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности, а в 1905–1906 годах он участвовал в совещаниях по разработке учреждения Государственной думы и реорганизации Государственного Совета в верхнюю палату.

Не преуспел А.А.Половцов только в промышленно-финансовой деятельности. «Половцов ... умудрился сделать так, — писал в своих воспоминаниях С.Ю.Витте, — что, когда он... умер, то наследникам его осталось самое ограниченное состояние в несколько миллионов рублей..., а все остальное было уничтожено. Говорю “уничтожено”, а не проедено, потому что хотя он жил широко, но все-таки совсем не настолько широко, чтобы можно было прожить такое громадное состояние. Все время он занимался различными аферами: продавал, покупал, спекулировал и доспекулировался до того, что почти все состояние своей жены проспекулировал»4.

А.А.Половцов был серьезным знатоком истории и литературы. Он обладал прекрасной библиотекой, основой которой послужила коллекция книг, завещанных ему другом его юности графом Н.А.Кушелевым-Безбородко5. Не занимаясь чисто литературным творчеством, Половцов на протяжении десятилетий вел дневник, который и сегодня представлят большую ценность для изучения истории государственных учреждений России второй половины XIX века, в нем предстает достоверная картина жизни русского общества эпохи Александра III.

В 1865 году по инициативе А.А.Половцова было создано Русское историческое общество, значение которого для отечественной исторической науки трудно переоценить. Согласно уставу, утвержденному Александром II, общество состояло в ведении Министерства иностранных дел. Главная цель его заключалась в сборе и публикации архивных документов по истории России. 19 октября 1866 года был избран Совет Общества, председателем которого стал князь П.А.Вяземский, а секретарем — А.А.Половцов, который с 1879 года становится председателем и остается им вплоть до смерти в 1909 году. Общество привлекало к работе многих крупных ученых России — С.М.Соловьева, В.О.Ключевского, Н.И.Костомарова, И.Е.Забелина и др. За период руководства А.А.Половцова с 1866 по 1909 год было издано 128 томов «Сборников Русского исторического общества»6, содержащих множество важнейших документов по истории России. Большая работа была проделана Обществом по изданию дипломатических документов, относящихся к российской истории и хранящихся в лондонских, венских, парижских и других заграничных архивах. Все публикации «Русского исторического общества» сделаны на должном для того времени археографическом уровне и сохраняют огромное значение для отечественной исторической науки.

Огромная заслуга А.А.Половцова перед российской наукой состоит еще и в том, что им на собственные средства было осуществлено издание энциклопедии выдающихся русских деятелей — «Русский биографический словарь»7. Всего за период с 1896 по 1918 год было издано 25 томов, но при этом издание осталось незаконченным. При отборе государственных и политических деятелей, писателей и художников для словаря был положен принцип включения в издание лишь лиц к тому времени уже умерших. Это справочное издание имеет большую практическую ценность и сегодня, так как содержит достоверные сведения о жизни и деятельности людей, внесших значительный вклад в развитие России.

Настоящей страстью А.А.Половцова было художественное коллекционирование, благодаря ему он глубоко проникся проблемами художественно-промышленного образования, осознал высокую воспитательную миссию художественных собраний.

О том, насколько и сам Половцев и его жена были серьезными знатоками исскусства, свидетельствует то, что, по просьбе барона и баронессы Штиглиц они подыскивают произведения прикладного искусства для убранства их нового дома на Английской набережной8. Например, летом 1862 года Половцов покупает четыре японские вазы, некогда принадлежавшие, согласно легенде, французской королеве Марии-Антуанетте, и входившие в свое время в собрание архитектора О.Монферрана9, который был обладателем интересного собрания художественных произведений: античной скульптуры, керамики, а также великолепной библиотеки10. В 1863 году А.А.Половцов приобрел шесть великолепных гобеленов «История императора Константина», выполненных по картонам П.-П. Рубенса на мануфактуре Гобеленов в 1633–1668 годах, являвшихся даром Наполеона императору Александру I,11 заложив тем самым основу своего будущего собрания ковров.

А.А.Половцов одинаково охотно покупал старинные предметы и западноевропейского, и восточного искусства, не жалея средств на приобретение того, что ему нравилось. Только за одну летнюю поездку в Европу в 1872 году он пополнил свое собрание на сумму 17000 рублей12. Половцов покупал не только отдельные произведения, но и целые коллекции. Так, в 1877 году он приобретает обширную и очень ценную коллекцию китайского прикладного искусства, собранную А.Г.Влангали, бывшего в 1860-е годы российским послом в Китае.

Со временем А.А.Половцов стал обладателем одной из крупнейших коллекций прикладного искусства в Петербурге, а его дом на Большой Морской улице богатством интерьеров и количеством редких вещей напоминал музей. В отличие от многих коллекционеров Половцов не стремился к созданию каталога своей коллекции, так как, по-видимому, ее состав постоянно менялся13. Половцов все время что-то покупал, а что-то продавал или дарил в музей Училища Штиглица, получая удовольствие от самого процесса непрерывного поиска и обновления. Некоторое представление о его коллекции дает каталог аукциона, состоявшегося в Париже в конце 1909 года, сразу после смерти А.А.Половцова14. В ее состав входили такие уникальные произведения искусства, как ковры, вытканные на знаменитой французской мануфактуре Гобеленов в 1781 году и составившие известную серию «Времена года», серия ковров под общим названием «Любовь богов», созданная на мануфактуре Бове по картонам Ф.Буше, а также прекрасные собрания китайского, саксонского, севрского фарфора, редкостные по красоте эмали и ювелирные изделия из золота и серебра, старинная мебель и др.

С момента создания Училища личные коллекционерские интересы А.А.Половцова отходят на второй план и он активно включается в формирование музея при Училище. Можно без преувеличения сказать, что в основном это богатейшее собрание было создано именно А.А.Половцовым. Свидетельством этому служат многочисленные дневниковые записи Половцова о длительных заграничных поездках, во время которых совершалось множество ценнейших приобретений для музея. Они изобилуют заметками о просмотрах различных коллекций, о визитах к антикварам и переговорах с ними о покупке различных произведений искусства.

О том, что двигало этим человеком, что заставляло его неутомимо и последовательно вершить задуманное им дело сказал сам А.А.Половцов в одном из выступлений на торжественном заседании Совета Училища, посвященном очередной годовщине создания учебного заведения: «Пускай не одни дворцы и палаты останутся хранителями предметов, увеселяющих глаз, возвышающих душевное настроение; пускай, напротив, всякое жилище русского труженика и семьи его озарится светлым лучом искусства, требующим не драгоценных материалов, хотя бы изобилующих в нашей стране, но исключительно общедоступного в исполнении гармонического сочетания линий и красок. Такова цель стремлений нашего училища. Достигается ли она? Ответ на это дают соседние залы, наполненные произведениями наших учеников»15.

 

1 Половцов А.А. Дневник государственного секретаря. М.: Наука, 1966. С.5.

2 В некоторых изданиях встречается другое написание этой фамилии — «Июни» или «Июнева». Вариант «Юнина» представляется наиболее достоверным, так как именно эта фамилия написана на надгробии Надежды Михайловны, которая была в 1908 году в г. Нарве под Петербургом в церкви Святой Троицы рядом с четой Штиглицев.

3 ГАРФ. Ф.583. Оп. 1. Д.6. Л.157

4 Витте С.Ю. Воспоминания. М., 1960. Т.1. С.181.

5 ГАРФ. Ф.583. Оп.1. Д.3. С. 225-230.

6 Издания сборников осуществлялось на государственные средства (450 тыс. рублей) и на личные деньги А.А.Половцова (190 тыс. рублей).

7 Русский биографический словарь. ТТ. 1-25. Изд. под наблюдением А.А.Половцова. СПб., 1896–1918.

8 Особняк был построен по проекту архитектора А.И.Кракау в 1859–1862 гг. Современный адрес дома — Английская наб., д. 66-68 (см.: Пунин А.Л. Архитектура Петербурга середины XIX века. Л., 1990. С. 294).

9 ГАРФ. Ф.583. Оп.1. Д.3. Л. 254, 255.

10 Apercu sur l’art ceramique italien collection de Majolica de Mr. De Montferrant. SPb., 1854.

11 Согласно архивным данным, гобелены были приобретены А.А.Половцовым у сына обер-шенка Толстого (см.: ГАРФ. Ф.583. Оп.1. Д.4. Л.175). Ковры украшали дачу Половцовых на Каменном острове, перестроенную в начале ХХ века архитектором И.Фоминым (см.: Лисовский В.Г. Иван Фомин. Л., 1979. С. 48, 49). В настоящее время гобелены хранятся в Государственном Эрмитаже.

12 ГАРФ. Ф.583. Оп.1. Д.6. Л.124.

13 Множество из приобретенных Половцовым для своей личной коллекции предметов впоследствии были проданы или подарены им в музей ЦУТР. Свидететельством тому являются многочисленные записи в инвентарных книгах музея, хранящихся в настоящее время в Отделе истории западноевропейского искусства Государственного Эрмитажа.

14 Catalogue des tres importants bijoux, tableaux anciens et modernes, objets d’art du XVIII-e siecle, ect. Provenant de la collection de M.A. Polovtsoff et dont la vente aura lieu a’Paris. 2-4 Desembre 1909. Paris, 1909.

15 Журнал торжественного заседания Совета Центрального училища технического рисования барона Штиглица 9-го Января 1902 г. в день годовщины последовавшего в 1876 г. Высочайшего повеления о принятии пожертвованного бароном А.Л.Штиглицем Капитала на учреждение в С.-Петербурге училища технического рисования. СПб., 1903. С.8.

Гостиная-кабинет в особняке барона А.Л.Штиглица. Фото конца XIX века

Гостиная-кабинет в особняке барона А.Л.Штиглица. Фото конца XIX века

Кубок с крышкой. Богемия. Около 1700 года. Бесцветное стекло, гравировка, шлифовка, матовка. ГЭ

Кубок с крышкой. Богемия. Около 1700 года. Бесцветное стекло, гравировка, шлифовка, матовка. ГЭ

Анфилада комнат в особняке барона А.Л.Штиглица. Фото конца XIX века

Анфилада комнат в особняке барона А.Л.Штиглица. Фото конца XIX века

А.А.Половцов-старший. Гравированный портрет. 1881

А.А.Половцов-старший. Гравированный портрет. 1881

Группа «Дама с мопсом и кавалер». Германия, Мейсен. 1737. Модель И.И.Кендлера. Фарфор, надглазурная роспись. ГЭ

Группа «Дама с мопсом и кавалер». Германия, Мейсен. 1737. Модель И.И.Кендлера. Фарфор, надглазурная роспись. ГЭ

Витраж с изображением гербов. Швейцария. Мастер Иероним Шпенглер. Цветное стекло, свинец, роспись. 1626. ГЭ

Витраж с изображением гербов. Швейцария. Мастер Иероним Шпенглер. Цветное стекло, свинец, роспись. 1626. ГЭ

Н.М.Половцова. Фото 1880-х годов

Н.М.Половцова. Фото 1880-х годов

Группа «Ревность». Франция. Севр. 1752. Модель Ван де Воорста. Мягкий фарфор, бисквит. ГЭ

Группа «Ревность». Франция. Севр. 1752. Модель Ван де Воорста. Мягкий фарфор, бисквит. ГЭ

Шпалера «Музыка» из серии «Семь свободных искусств». Фландрия, Брюгге или Брюссель. Мануфактура Лейнерса (?). Вторая половина XVII века. ГЭ

Шпалера «Музыка» из серии «Семь свободных искусств». Фландрия, Брюгге или Брюссель. Мануфактура Лейнерса (?). Вторая половина XVII века. ГЭ

А.А.Половцов-младший. Фото 1880-х годов

А.А.Половцов-младший. Фото 1880-х годов

Бокал с погрудными изображениями двух турок. Богемия. 1592. Прозрачное синее стекло, роспись цветными эмалями. ГЭ

Бокал с погрудными изображениями двух турок. Богемия. 1592. Прозрачное синее стекло, роспись цветными эмалями. ГЭ

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru