Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 73 2005

Переписка студента первого курса Московского Императорского университета Павла Флоренского с родными и близкими в 1901 году

 

1

1901.02.08

П.А.Флоренский — О.П.Флоренской1

 

Дорогая моя мамочка!

Теперь я окончательно устроился и могу спокойно заниматься, хотя на несколько масленичных дней лекций нет.

В общем в Университете спокойно. Было три сходки, но на них присутствовало очень мало. На одной из них всех участников (308 человек) переписали и теперь их «дело» разбирается; ходят, впрочем, слухи, что его постараются замять и оставить без последствий. На последнюю сходку, назначенную в понедельник, собирались как-то безтолково и их не пустили в актовую залу. (Это все говорят, а за достоверность не ручаюсь). Говорят даже, что сходка так и не состоялась, но что какой-то студент, явившийся в актовую залу во время предполагавшейся сходки, был записан, как участвовавший в ней etс.

В Университете висят везде объявления, напечатанные крупными буквами, что де «недоброжелательные правильному ходу университетской жизни элементы» мешают заниматься etс , но теперь в числе 308 человек переписаны, и что назначенная ими «от лица всего университета <обструкция> не состоится, так как надеются, что etс. Объявления, впрочем, весьма невинного свойства и написаны в сдержанных выражениях. Не понимаю, почему закрыли какую-то из здешних газет, напечатавших у себя его.

Математический факультет, по-видимому, самый «консервативный». Со всего факультета присутсвовали на сходке 2 человека, да и те покаялись.

Сегодня я был у Лункевича2, но там был какой-то господин, так что разговора интересного вообще не было.

Скоро ли приедет в Тифлис папа? Я не знаю, писать ли ему в Кутаис, или к вам. — Интересного у нас вообще ничего нет, тем более, что лекции не читаются пока.

Бабушкино здоровье все также, то немножко лучше, то снова хуже, пока я был у них один раз.

На всякий случай предупреждаю тебя: если мне понадобится написать что-нибудь секретно, то я напишу на чистой стороне листа сахарным сиропом. Написанное станет видно, если вы подержите письмо над лампой. На том письме я тогда сделаю особый знак: «Σ».

Пишите мне скорей, дорогая мамочка. Целую вас всех.

Москва 19 8 / II 01 Твой П.

 

1 Конверт отсутствует.

2 Владимир Валерианович Лункевичпреподаватель 2-й тифлисской гимназии, про которого П.А.Флоренский в своих воспоминаниях писал: «…довольно известный популяризатор естествознания, полунемец, полуармянин, он познакомил меня с химией…» (Флоренский Павел, священник. Детям моим… С. 262).

 

2

1901.02.09

А.В.Ельчанинов — П.А.Флоренскому

 

Открытка: Москва. Общежитие студентов Николая II. П. А. Флоренскому. Штемпели: С. Петербург 1901.02.10; Москва 1901.02.11. < №107>.

 

Напиши мне пожалуйста, что делать с Бергманом: продается издание этого года I т. — «Физика часть I силы, IIой т. «теплота»? Оба стоят 6 р. и отдельно друг от друга не продаются; впрочем, один коллега обещал лишь I т. за 2 р 50 к., покупать ли? Мальбранш1 и Киндобайн еще не вышли. Декарта2 и Введенского3 я купил. Рескина4 ты мне пока не высылай, напиши сколько надо тебе за него прислать. У нас в Университете все спокойно, акта не было, человек около 20 пока отданы в солдаты; несколько десятков исключены с правом поступления в другие Университеты. Надеюсь, что крутые меры подействуют.

Твой А. Ельчанинов 1901 II / 9

 

1 Никола Мальбранш (1638–1715) — французский философ-идеалист, главный представитель окказионализма. Основное сочинение «Разыскание истины» (русский перевод т. 1-2, 1903–1906)

2 Рене Декарт (1596–1650) — французский философ и математик, представитель классического рационализма.

3 Александр Иванович Введенский (1856–1925) — представитель русского неокантианства. Один из инициаторов создания Философского общества в Петербургском университете, образованного в 1898 г., избран его председателем.

4 Джон Рескин (1819–1900) — английский теоретик искусств, его труды были популярны в то время в России.

 

3

1901.02. 21

А.В.Ельчанинов — П.А.Флоренскому1

 

<110>.

Дорогой Павлуша! Благодарю тебя за твое предложение; но мне, право, деньги не очень нужны сейчас, во всяком случае не так, чтобы приходилось занимать у кого бы то ни было. За второе твое предложение: работать летом вместе, конечно очень благодарен, но только ведь я тебе ничего не помогу, а, пожалуй, еще помешаю; если я ошибаюсь, то, конечно, при наличности возможности с огромной радостью принимаю твое предложение (ты ведь знаешь, что на лето мне почти наверное придется взять работу). — Мне бы хотелось поделиться с тобой такими мыслями, которые беспокоят меня последнее время: стремление к истине прирождено всякому, оно безусловно должно являться регулятором нашей жизни, и счастливы те, которые чувствуют себя способными приблизиться к истине, работать для нея головой: синтезировать последние выводы метафизиков и продолжать развивать этот синтез, но что делать остальным людям, у которых есть стремление к истине, а нет сил не только приближаться к ней дальше современного состояния ея понимания, но даже понять, сознательно усвоить то «приближение», которое теперь получили эти единицы, монополисты метафизики, о которых я говорил раньше? Неужели им бросать практическую деятельность и браться за учебники философии? Ты, может быть, ответишь, что чувство истины, непосредственная ея интуиция может открыться независимо от учебников, что истину можно преследовать в практической деятельности, но и здесь затруднения: никакая практическая деятельность невозможна без установленного мировоззрения, а это последнее невозможно без остального знания философии, по крайней мере для ума с критическими склонностями. Право, думая об этом, прийдешь к мысли, что идеалом является царство, в котором пророки с высоты кафедр возглашают истину, а толпа лежит внизу и воспринимает совершенно пассивно «глаголы мудрости». Я бы мог писать об этом еще много, но боюсь утомить тебя. — Я очень рад, что ты познакомился с Турчаниновым2: у него много знаний, но нет творческой мысли, такого полета фантазии (в лучшем смысле), как у тебя. Напиши, что с ним. — Я бы написал тебе о скандале на Невском 19 февр<аля>, когда студентов и курсисток сильно избила полиция, но боюсь, будет неинтересно. Я с нетерпением жду твоего очерка, твоей летней работы, но только, когда будешь писать, не особенно рассчитывай на мою понятливость. Насчет того сомнения, которое я тебе изложил выше, прибавлю, мне бы очень хотелось верить, что мировоззрение человечества и его этика развиваются следующим образом: I. Передовыми борцами, завоевывающими истину, на той или другой стадии ея диалектического развития, являются гении; II. Они распространяют эти взгляды в толпе, и таким образом и мировоззрение народа развивается диалектически; III. Сообразно с развитием мировоззрения эволюционирует и поведение каждого человека, этика человечества; Iое я еще могу сознательно усвоить, IIго я прямо не вижу; не вижу, чтобы метафизика какого-нибудь профессора философии фон Шеллинга3 распространялась по всему человечеству; если же и есть такое распространение, то почему гении так быстро шагают? Почему, почему (так!Т.Ш.) пока народ прошел один этап и едва-едва добирается до второго, гений уже проходит двадцатую станцию:

 

[Таблица 1]

 

Я говорю неясно: я думаю, что гений должен вещать новые слова тогда, когда старые, открытые прежним гением уже усвоены человечеством. Говорят, что гении способствуют ускорению нашего приближения к полному знанию, но это приближение состоится для единиц, для десятка человек на всю Европу, а несчастное человечество в это время с трудом, обливаясь потом, будет доходить, скажем, до третьего этапа, в то время как десяток счастливчиков будет уже спасено. Это положение, по-моему крайне ненормально, направлять все свои силы на то, чтобы поскорей долезть до верху!; вместо этого, если я сильнее других, я предпочитаю спуститься на несколько ступенек ниже и помочь отставшему большинству.

Прости за болтовню.

Твой Саша Ельчанинов

Петербург 1901 / II. 21

Поклон Эрну и Коле. Вы все-таки не пишете, высылать ли вам деньги обратно, или подождать выхода книг.

 

[Рисунок 1]

 

1 Конверт отсутствует.

2 Турчанинов — личность не установлена.

3 Фридрих Вильгельм Шеллинг (1775–1854) — немецкий философ, представитель классического идеализма.

 

4

1901.02.26

П.А.Флоренский — О.П.Флоренской

 

Конверт Тифлис. Е.В.Б.Ольге Павловне г-же Флоренской. Николаевская, д.67. Штемпели: Москва 1901.02.27; Тифлис 1901.03.04.

 

Дорогая мамочка!

Пишу тебе в довольно-таки неприятной обстановке. Волнение все усиливается и грозит принять серьезные размеры, тем более, что одновременно с движением пан-учебным вспыхивает что-то среди фабричных: сегодня была крупная драка на Тверской с полицейскими. 23го февраля была сходка; всех собравшихся загнали казаки в Манеж, где их держали 2 дня и только вчера ночью перевели в тюрьму на Бутырке. Рассказывают о целом ряде самых возмутительных историй, говорят будто запертых студентов полицмейстер обещал «заморить голодом» и т.д. Сейчас, как говорят, происходит у нескольких человек в Общежитии обыск; да и вообще тут подслушивают, подглядывают за нами по случаю волнений. Сегодня Тверская была баррикадирована скамейками с бульвара, фабричные грозят перевернуть конки и т.д.

Не думаю, чтобы были после этого серьезные занятия в Университете; я слышал, но, быть может, это только сплетня, что ректор подал в отставку; инспектор же давно заблаговременно подал рапорт о болезни.

Оставаться в бездействии в скором времени будет невозможно. Может быть, мы будем действовать в том направлении, чтобы подали петицию на Высочайшее Имя с просьбой об отмене «временных правил». Но это надобно было сделать раньше, а теперь, думаю, поздно уже.

Хотя я занимаюсь, но чувствую, что от этих занятий мало проку: такое у нас неопределенное и нерешительное положение. Но уезжать теперь из Москвы мне нельзя; надо будет как-нибудь действовать; а не удирать.

Присылаю вам прокламацию профессоров. Спрячьте ее для меня. Целую вас всех.

Пишите скорей.

Твой П.

Москва 19 26 / II 001

 

1 В дате письма ошибка на год: правильно — 01.

 

В письмо вложено следующее Обращение к студентам профессоров Московского Императорского университета:

 

Профессора Университета (И.Н.Новацкий, В.И.Герье, И.Ф.Клейн, Н.В.Бугаев, А.Д.Булыгинский, А.М.Макеев, Д.Н.Зернов, И.И.Нейдинг, А.П.Лебедев, Н.А.Умов, В.О.Ключевский, Н.А.Елеонский, И.В.Цветаев, В.С.Богословский, А.Б.Фохт, К.А.Андреев, В.Ф.Снегирев, граф Л.А.Камаровский, Д.Я.Самоквасов, А.И.Кирпичников, Ф.Ф.Фортунатов, А.П.Сабанеев, П.Н.Мрочек-Дроздовский, В.Ф.Миллер, И.Т.Тарасов, Р.Ф.Брандт, А.С.Алексеев, Д.Н.Анучин, А.П.Соколов, Н.Е.Жуковский, Ф.И. Синицын, Г.Е.Колоколов, А.П.Павлов, А.А.Тихомиров, В.К.Цераский, П.Э.Соколовский, Е.А.Нефедьев, С.Ф.Бубнов., Л.М.Лопатин, В.Д. Шервинский, Н.Н.Любавин, В.А.Тихомиров, Н.Ф.Филатов, Н.Ю.Зограф, М.В.Духовской, Н.С.Суворов, Б.К.Млодзеевский, К.М.Павлинов, П.М. Попов, С.И.Соболевский, Л.А.Кассо, М.И.Соколов, Н.С.Корсаков, А.А.Крюков, Н.Ф.Голубов, Н.А.Митропольский, Н.Д.Зелинский, П.И.Дьяконов, Л.3.Мороховец, М.Н.Никифоров, И.К.Спижарный, В.К.Рот, Л.К.Лахтин, К.Ф.Клейн, А.П.Губарев, В.И.Вернадский, В.М.Хвостов, Р.Г.Виппер, Э.Е.Лейст, П.Н.Лебедев, князь С.Н.Трубецкой), собравшись в экстренных заседаниях 24 и 25 февраля, постановили обратиться к студентам с следующим возванием:

Когда в семье случается горе, обязанность старших стать на страже семьи и дать свой совет. Потому мы, профессора, Ваши учители, друзья и товарищи по научной работе, считаем долгом обратиться к Вам с советом и просьбой.

Чтобы выйти из тяжелого положения, нужны самообладание и вера во всепобеждающую силу истины. Первое необходимо для того, чтобы точно распознать правый путь от ложного, второе ,– чтобы уничтожить в себе уныние духа. Проникнитесь этими двумя началами и выслушайте нас, как людей опытных, проведших десятки лет в стенах Университета, дорожащих честью и достоинством его и любящих Вас.

Вас запутывают, обманывают и намеренно ухудшают Ваше и без того нелегкое положение.

Люди, не причастные к интересам науки и Университета, навязали Вам новое не свойственное студенту слово и деяние «забастовка», т.е. заставили Вас смотреть на Университет как на учреждение фабричное, а не научное, чтобы таким образом стереть самое название Университета. Вдумайтесь в такое положение и скажите по совести, возможно ли подобное отношение к Университету со стороны людей, посвятивших себя изучению науки? Достойно ли это сынов русского народа — народа, который последние крохи свои отдает на Ваше научное воспитание. Итак это путь ложный и опасный. Этим путем уже достигнуты «Временные правила»; теперь Вам предлагают продолжать идти тем же путем, т.е. несомненно стремятся ухудшить еще больше Ваше положение. Вам устраивают сходки и на эти сходки приглашают людей совершенно чуждых Унииверситету; частное явление университетской жизни стремятся раздуть в общий пожар. В Вас будят страсти, сообщая Вам ложные сведения, соблазняя Вас мыслью, что в Вашем деле принимают участие все учебные заведение и само общество, называя такие факты «грандиозными манифестациями». Вам печатают и расссказывают о вымышленных злодеяниях, которые возбуждают ужас и трепет. В Вашу университетскую семью завлекают доверчивых и сострадательных женщин, нервозность и возбудимость которых еще больше возбуждает и волнует Вас. Вывешивают плакаты с надписью «Требуем отмены Временных правил», хорошо сознавая, что требование равносильно приказу, и тем самым отрезывая Вам путь к отступлению. В Вас будят чувства жалости и негодования, смущая Вас перспективой нагайки, и все это совершают люди, не имеющие, может быть, никакой связи ни с Вами, ни с Университетом, ни с наукой.

Университет становится злосчастной отдушиной, чрез которую люди всех рангов и сословий стараются пропустить свое недовольство, будет ли то недовольство политическое, экономическое, социальное и т.д.

Университет находится в осаде. Как же выйти из этого положения? Забудем слово «забастовка» и никогда не применим его в стенах Университета. Выйдем из тяжелого положения путем точного исследования фактов — единственно верным путем. Но для этого необходимо, чтобы жизнь Университета не прерывалась, и занятия шли ненарушенными; только при этом условии и при полном доверии с Вашей стороны профессора получат возможность содействовать приведению в порядок столь осложненного университетского дела. Мы просим Вас, продолжайте Ваши занятия.

 

В архиве П.А.Флоренского в олтдельном конверте имеется следующее объявление:

 

Ректор Московского Императорского Университета

А.А.Тихомиров — студентам.

1901.03.02.

 

Сим доводится до сведения студентов, что Советом Университета образована «Комиссия по вопросу о причинах студенческих волнений и о мерах к упорядочению университетской жизни». Состав Комиссии: В.И.Герье, Д.Н.Зернов, Н.А.Умов, В.О.Ключевский, К.А.Андреев, В.Ф.Снегирев, Граф Л.А.Комаровский, П.Г.Виноградов, И.Т.Тарасов, В.К.Цераский, А.А.Бобров и М.В.Духовской. Ближайшей задачей Комиссии будет упорядочение университетской жизни путем точного исследования фактов, осведомления студентов и другими законными мерами общения профессоров и студентов.

Ректор А.Тихомиров.

2 марта 1901 года

 

5

1901.02.26.

А.И., О.П. и Ю.А. Флоренские — П.А.Флоренскому

 

В Москву. Большая Грузинская, общежитие студентов Императора Николая II, комната №41. Студенту Павлу Александровичу Флоренскому. Штемпели: Тифлис 1901.02.22; Москва 1901.02..27. <№112>.

 

26 / II 1901.

Дорогой Павлуша,

В Воскресенье я переехал в Тифлис, т.е. освободился от места в Кутаисе. Поэтому более не посылай мне писем в Кутаис. Дома у нас все благополучно; мама здорова и, вероятно, сама напишет. Ничего нового нет; жизнь идет заведенным порядком, как и при тебе.

Нам с мамой более подробно хотелось бы знать о твоем или, скорее, твоих настроениях в области твоих мыслей и дум. Мне кажется, что тут и одобрение и неодобрение с нашей стороны — не должно играть никакой роли.

Само собой понятно, что разность взглядов неразрывно связана с разностью возраста; но это еще не уничтожает умственного общения. Я бы желал знать судьбу твоих рефератов, которые ты приготовил для семинарий, но содержание которых мне неизвестно1.

Я, вероятно, скоро поеду в Баку недели на три, а может быть, и четыре. До свидания, мой дорогой. Кланяйся Пекок и Варваре Николаевне и твоим товарищам.

Твой папа.

P.S. Пожалуйста, сообщи, получил ли ты все деньги, т.е. (150+50+40)р. Тогда можно будет уничтожить почтовые квитанции.

____

 

Говорят, что Коля был болен. Как ему теперь? Бедная бабушка его сильно беспокоится и все хочет знать правду, думая, что от нее скрывают что-то. Напиши мне о нем, а я ей сообщу при встрече, утешу ее. Кланяйся всем Пекокам и Варваре Николаевне.

До свидания, милый, будь здоров и весел. Не занимайся слишком много, думай о будущем.

Целует тебя твоя мама.

 

Милый Павлик,

Я была очень довольна получить твое последнее письмо, увериться, что все у вас спокойно. Как ни мало веришь разным слухам, а все-таки они оставляют некоторую долю тревоги.

Говорят, что студентам, не желающим принимать участия во всех этих историях, приходится переносить задевания и насмешки своих товарищей. Правда это? Напиши.

У нас ничего интересного. Занятия детей идут довольно хорошо. Шуре мы взяли репетитора по настоянию папы. Это некто Гвиниев, ученик VIII класса. Знаешь ли ты его? Шура рассказывает, что Погирев1 сошел с ума и находится теперь в Михайловской больнице. — Еще новость. Давид взял место управляющего в имении около Дербента.

 

1 Возможно, речь идет о Валентине Погиреведруге Эрна, Ельчанинова и Флоренского по Тифлису. Позже Погирев посещал Флоренского в Сергиевом Посаде.

 

6

1901.03.01

А.В.Ельчанинов — П.А.Флоренскому

 

Москва. Общежитие студентов имени Николая IIго ,б. Грузинская. П. Флоренскому. Штемпели: С. Петербург 1901.03.01; Москва 1901 03.02.< №113>.

 

Дорогой Павлуша! Не пишу покамест большого письма т.к. не в настроении, кругом такие вещи, что, право, голова кругом идет. У нас объявлен очень интересный курс проф. Никольского1 (было уже 5 лекций) «Лирическая поэзия Фета». Он декламирует чудно. Благодаря этим трем лекциям, я понял 1) что такое Фет и 2) какое огромнейшее значение имеет для понимания поэта искусство декламировать. В конце этой недели выйдет первое полное собрание соч. Фета 3 т. 5 р.2 Издано оно (я видел еще не сброшюрованный экземпляр) очень изящно Марксом, причем… но об этом в письме, а теперь очень прошу тебя написать подробнее о ваших событиях, мне это крайне важно. Твой А. Ельчанинов

1901 II 27

 

1 Борис Владимирович Никольский (1870–1919) — политический деятель, публицист, приват-доцент кафедры русского языка и словесности Петербургского университета, с 1915 г. профессор Юрьевского университета

2 Полное собрание сочинений А.А.Фета в 3-х томах вышло в 1905 г. как приложение к журналу «Нива».

 

7

1901.03.02

О.П. и А.И. Флоренские — П.А.Флоренскому

 

В Москву. Общежитие Студентов Университета Императора Николая II, Большая Грузинская, студенту Павлу Александровичу Флоренскому. Комната №41. Штемпели: Тифлис 1901.03.03; Москва 1901.03.08. <№115>.

 

Тифлис

2 марта 1901 г.

 

Милый Павлик.

Мы ждали письма от тебя эти два три дня, но не получили ничего. Хочется удостовериться, что с тобой не случилось ничего, так как слышишь то и другое, а насколько это правда, неоткуда узнать. Слухи ходят, впрочем, больше насчет петербургского студенчества. Пожалуйста, пиши подробнее о себе. Правда ли, что занятия в Московском университете приостановлены?

Дома у нас все идет хорошо. Папа уже переехал в Тифлис, но думаю, что ему все-таки придется немало разъезжать по службе. Занятия детей идут довольно хорошо. На этом я заканчиваю в ожидании известия от тебя. Как-то не пишется мне теперь. До свидания милый. Будь здоров.

Твоя мама

 

Дорогой мой, вероятно, тебе теперь не особенно легко правильно заниматься. Очень печально все это и, главное — нечем тебе помочь. Боюсь, что потеряешь много времени совершенно даром. До свидания, мой дорогой. Кланяйся Пекок и Варв<аре> Никол<аевне>. Если ты пожелаешь приехать на Пасху, то напиши.

Твой папа

2 марта 1901. (Письмо мамы)1.

 

1 Запись сделана на отдельной бумажке рукой П.А.Флоренского.

 

8

1901.03.04

А.В.Ельчанинов — П.А.Флоренскому1

 

<№114>

Дорогой Павлуша! Я решительно ничего не понимаю: или я поглупел сильно под влиянием событий — сегодня у нас на Казанской площади убили двух студентов и массу изуродовали — или то же самое случилось с тобой (извини, но ,право, я не настроен помнить правила bon ton’а2) под влиянием подобных же событий. Я, право, не вру, я ровно ничего не понимаю с первого слова и до последнего. Может быть, ты обиделся, что я прислал тебе открытку, или что не ответил на твое письмо, но пойми же, что я не мог ни о чем думать, ведь я писал о Фете, исключительно для того, чтобы письмо дошло, а центр письма, его цель была просьба сообщить о ваших событиях. Все же дальнейшее… я даже предположить не могу, чем оно было вызвано: почему ты — «подлец» (выделено ред.), почему не имеешь права писать; кто тебе сказал, что я не хочу иметь с тобой дела, что я «сам» понял и т.д.? Очень прошу тебя объяснить все это и простить, если я тут виноват в чем-нибудь3.

Настроение убийственное, хоть вешайся. Я чувствуя себя ужасным прохвостом, что не пошел на сходку и не вотировал против манифестации (это я пишу уже вам обоим)4. Сегодня в 12 ч. на Казанской пл<ощади> была настоящая бойня: били плетьми, какими-то особыми белыми палками, потом лошадьми. Было около тысячи войска. Даже дрожь пробирает, как представишь себе кучку ? придавленную к стене, которую топчeт лошадьми и бьют по головам, по лицу; многие падали на землю, а городовые бросали их под копыта лошадей, так были убиты некто Анненский и Донов и сильно раздавлен Воинов. Огромная толпа в перемежку с войском тянулась от Полицейского моста до Аничкова. Ужаснее всего сознание, что ничего не можешь сделать, нечем помочь. Забастовка — ерунда, манифестация — прямо преступление; спокойно заниматься прямо невозможно в такой атмосфере.

Прощай. Твой А. Ельчанинов

1901.III.4

Спасибо Эрну за сообщения.

Покамест от меня писем не ждите. АЕ

 

1 Конверт отсутствует.

2 bon ton (фр.) — хороший тон.

3 Так как письма П.А.Флоренского к А.В.Ельчанинову не сохранились, то можно лишь строить предположения по поводу их размолвки, которая длилась не долго.

4 То есть Флоренскому и Эрну.

 

9

1901.03.07

О.П.Флоренская — П.А.Флоренскому

 

В Москву. Большая Грузинская. В Общежитие Студентов Имени Императора Николая II. Студенту П.А.Флоренскому. Комната №41. Штемпели: Тифлис 1901.03.08; Москва 1901.03.13. <№117>.1

 

Тифлис

7 марта <1901>.

 

Милый Павлик.

Вчера мы получили твое последнее письмо от 1го марта. Оно принесло нам мало утешительного. Судя по газетным сообщениям, беспорядки оказываются гораздо серьезнее, нежели можно было думать. Предполагать только, что ты мог попасть случайно в толпу и быть избитым, так безобразно, как это случилось с некоторыми, душа возмущается. Конечно, мы уверены в тебе, но ведь бывают же разные случайности! Папа настолько растревожен, что все хочет предложить тебе бросить Московский университет и поехать учиться за границу. Об этом приходится подумать серьезно. Я-то думаю, что это было бы в настоящее время большим уклонением от прямого пути, но… Словом, если кто-нибудь уверит меня, что с тобою ничего не случится, я бы не посоветовала сделать этот шаг. Пойми только, что папа умеет много предвидеть вперед и над словами его приходится много задуматься. Ты, может быть, посмеешься над нашими страхами, может быть, все это кажется издали гораздо хуже; дай Бог, чтобы это было так!

О нас не могу сказать тебе ничего нового. Все здоровы и занимаются понемногу каждый своим делом. Погода у нас чисто весенняя, так что бываем много на балконе без всякого верхнего платья. На деревьях уже цветы и почки. На днях собирались посеять что-нибудь в садике 1. Андрик уже совсем не хочет приходить домой, а все просится гулять. Папа пока здесь, но, вероятно, поедет по делам службы в Баку. Кланяются тебе все. Дети собираются сами писать, но я уже не дождусь их и пошлю это письмо.

Варваре Николаевне и Пекокам кланяйся от меня. На днях я заходила к Альбине Константиновне. Они, видно, совсем не так беспокоятся, как мы. Напиши, не нуждаешься ли ты в деньгах. Хотелось бы, чтобы ты поскорее выбрался благополучно из Москвы, а пока будь здоров, милый мальчик. Целую тебя. Твоя мама

 

1В письмо вложен засушенный цветок цикламена.

 

10

1901.03.08

А.В.Ельчанинов — П.А.Флоренскому1

 

<№116>

Подписей собрать нет никакой возможности2, т.к. Университет и все высшие учеб<ные> заведения (даже Мед<ицинская> академия3) закрыты, причем Университет и В. Ж. Курсы — по распоряжению Сонина «вплоть до особого распоряжения». Кроме того, наш организац<ионный> комитет, насколько я знаю, имеет постоянные сношения со всеми университетами. Затем я получил твое письмо в 4 часа в четверг, а собрать подписей 50 — для этого нужно дня два-три. Правительственное сообщение безусловно, неверно; там есть явные абсурды; известно напр., что студенты и женщины были без всякого оружия, а казаки действовали лошадьми и нагайками, городовые — особыми белыми палками, вроде каталок; в результате же получается по правит<ельственному> сообщению, что потери с обеих сторон почти одинаковы! Точных фактов раньше, как будет разрешено свидание с заключенными? нет никакой возможности достать? т.к.: 1) раненые и убитые сейчас же подхватывались полицией и увозились по тюрьмам 2) очевидцам верить трудно: ты представь себе такую картину: в воздухе стоит стон от истерических воплей женщин, бросающихся под лошадей, истерические крики бьющих и избиваемых, обмороки женщин и мужчин — тут не до точности, была какая-то всеобщая паника и ужас4.

Итак, нельзя знать точно, даже приблизительно, ни числа арестованных, ни раненых, ни убитых. Одного мясника, Донева, объявили убитым, и только на третий день стало известно, что он пролежал в глубоком обмороке 8 часов. Пока у нас объявлены и не опровергнуты три фамилии: Белавина (лесгафтичка)5, Тимофеевский (медик)6 и Анненский, раненых, говорят, до 200, забранных около 2.000. Судебный пристав, знакомый одной моей знакомой, говорит, что ночью из Казанского собора было вывезено 23 трупа. Все очевидцы единогласно утверждают, что начали бить казаки, а не манифестанты. Известно также, что были и те, кто думал спастись в церкви; при этой сцене с одним моим родственником, Микеладзе, сделалась истерика. На 11 марта снова назначена демонстрация: это прямо какое-то самоуничтожение! Если ты будешь выступать на сходках, я уверен, что ты постараешься предотвратить кровавые истории, которые были у нас. Это даже преступно увлекать на демонстрации несмышленую толпу юношей и девушек, думающих, что у нас с этого года начинается революция; у нас, по крайней мере, очень распространены прокламации такого рода, губящие молодежь, не знакомую ни с историей, ни с положением страны, в которой они думают устроить революцию. Наши требования… хотел бы я знать, кто на них обращает какое-нибудь внимание. Самая влиятельная часть общества (д<ействительные> статские советники) смотрит на нас как на расшалившихся ребят, которых не мешает посечь. Это сознание полного нашего беcсилия перед правительством, с великолепно направленной внешней политикой, с превосходными финансами и ружьями, пробивающими 16 человек подряд, очень тяжело. Я и то удивляюсь, как ты не сбежишь за границу.

Прощай.

Если хочешь получать известия, пришли марки, а то, право, у меня все деньги рассчитаны до последней копейки; извини, пожалуйста.

Твой Ельчанинов 1901 / III / 8 четверг 5 часов

 

1 Конверт отсутствует.

2 О каких подписях идет речь — не ясно.

3 Медико-хирургическая академия в Петербурге.

4 В Петербурге 19 февраля у Казанского собора была назначена студенческая сходка, на которую пришли около 5 тысяч участников, среди которых только 200-300 студентов. Сходка была разогнана полицией. Тогда Союзный Совет объединенных землячеств и студенческих организаций Петербурга 1 марта выпустил прокламацию «Ко всем!», в которой призвал выйти на повторную манифестацию 4 марта. Власти оцепили войсками площадь перед Казанским собором. Осажденные разобрали деревянную лестницу собора и, вооружившись досками, оказали сопротивление. В этой потасовке участвовал Максим Горький, который позже писал А.П.Чехову: «Я вовек не забуду этой битвы!.. А студентики — милые люди, славные люди! Лучшие люди в эти дни, ибо бесстрашно идут, дабы победить или погибнуть». (Горький М. Собр. соч. Т. 28. М., 1954. С.151). Сообщалось о 6-8 убитых, более тысячи арестованных, руководители студенческих организаций были высланы в Сибирь.

5 Лесгафтичкаслушателница Высших женских курсов П.Ф.Лесгафта при основанной им же Биллогической лаборатории.

6 Медик — вероятно, слушатель Медико-хирургической академии.

 

11

1901.03.12

П.А.Флоренский — О.П.Флоренской1

 

Дорогая мамочка!

Вчера вечером получил вашу телеграмму и не знаю, что думать. Если вы хотите, чтобы я приехал домой из-за беспорядков, то я ни в коем случае не могу этого сделать теперь. Уж не говоря о том, что пока все утихло, тем более, что студенты обещали комиссии, назначенной для пересмотра устава, на время прекратить всякия демонстрации и посещать лекции, не говоря об этом я, если бы даже счел невозможным оставаться в университете, теперь не могу покинуть университет и товарищей в таком критическом положении. Кроме этого, если бы я и смог приехать, то дня на 3, т.к. мне отпуск дадут только до Страстной недели. Поэтому я жду от вас ответа (думаю получить завтра), надо ли ехать в силу чего-нибудь другого. Мне приходит в голову мысль, не болен ли кто-нибудь: но ведь это было бы написано в телеграмме. Деньги высылаете напрасно. У меня еще много и на дорогу более чем хватило бы. Если сравнить наши беспорядки с петербургскими или харьковскими, то они окажутся совсем пустяшными. Комиссия обращалась очень вежливо, драка была только одна, да и то без серьезных последствий. В Петербурге же, насколько я знаю, несколько убитых, много сильно раненных и т.д. Положим, там, кажется, для таких репрессий были особыя причины. Наших из тюрьмы почти всех выпустили и «времен.<ных> правил» не применили. В общем 110 человек исключено (гов.<орят> им будет разрешено держать в мае экзамены), а остальным различныя степени выговоров и т.д.2 В общем очень мягкия меры, особенно по сравнению с тем, что делается в других университетах. Заниматься пока приходится очень мало и урывками3; да и трудно сосредоточиться, когда сами не знаем, что будет через 2 дня. Уедем ли в Тифлис, останемся ли; будем ли держать экзамены или нет и т.д. Я даже слышал, будто университет на время закроют; но, кажется, это просто чья-то выдумка: профессора об этом не говорили ни слова. Петербургский, впрочем, университет, женск.<кие>. высш.<ие> курсы, да и все высшие учебные заведения СПб закрыты.

Если в Тифлисе будут что-ниб<удь> сочинять относительно Москвы, пожалуйста, не верьте и не беcпокойтесь. То, что есть, я вам пишу, а остальное все выдумки. Одно время, напр., был пущен слух, что казак взял на пику какого-то техника; yо это оказалось вздором. Было, правда, два смертных (?) случая, но по вине студентов. Один из них вывалился из окна сверху во время сходки в актовоv зале (т.к. стал на подоконник и кричал вниз кому-то) и упал на штыки (?) стоявших внизу солдат. Другой тоже в день сходки поскользнулся по покрытой слоем льда лестнице конки и сверху слетел на мостовую. Как только увидели кареты медицинской помощи, то начали говорить, что будто затоптали лошадьми и т.д. Но это было не так. В Петербурге же, действительно, насколько я мог узнать из писем Ельчанинова и Сандро, творится что-то в высшей степени безобразное. «Правительственное сообщение» беcсовестно искажает факты и тем очень повредило студентам во мнении общества. Кроме того, факты эти засвидетельствованы гектографированным письмом «союза писателей», письмом, ходящим в обществе. Если достану себе экземпляр, то пришлю вам. Оно подписано 42 фамилиями, между которыми очень много более или менее известных писателей и писательниц, напр., Кареев, Горький, Мамин-Сибиряк, Рубакин, Чириков, Котляревский, Лесевич, Михайловский etc. Насколько знаю, Горький куда-то засажен за участие в драке с полицией; над Толстым учрежден «домашний надзор» и он отлучен от церкви. Вообще, как говорит бабушка, свет вверх дном перевернулся.

Целую вас всех, дорогая мамочка. Пожалуйста, не беспокойтесь, т.к. я буду стараться делать так, как нужно, и теперь тоже, насколько возможно при таких обстоятельствах, сохраняю хладнокровие. Дома ли теперь папа и Ремсо тетя? Целую тебя. Твой П.

Москва 19 12 / III 01

 

1 Конверт отсутствует.

2 Вначале апреля 1901 г. в Московском Университете было вывешено следующее объявление:

Объявление.

Из числа участников беспорядков, происходивших 29 января и 23 февраля суду Правления Университета подлежали 495 студентов. По тщательному расследованию и обсуждению степени виновности каждого из них Правление в заседаниях своих 5, 6, 7 и 8 марта 1901 года постановило:

23 студента уволить без прошения;

87 студентов уволить по прошению;

223 студента подвергнуть выговору с предупреждением и, — ввиду того, что эти студенты еще проявляют упорное нежелание дать обещание подчиниться безусловно всем действующим университетским правилам, — обязать этих студентов дать соответствующую подписку; в случае же отказа с их стороны от этого — уволить по прошению;

65 студентов подвергнуть выговору с предупреждением;

45 студентов — выговору от Правления;

52 студента — выговору от Инспекции.

Ректор А.Тихомиров

3 В 1965 г. Софья Васильевна Андросова рассказывала П.В.Флоренскому, что во время беспорядков встретила как-то на бульваре Павла Флоренского, идущего из университета. На ее вопрос что он делает, тот сказал, что ходит на занятия, где, кроме профессора, он один в аудитории.

 

12

1901.03. 10-15<?>

М.М.Асатиани — П.А.Флоренскому

 

Конверт: г. Москва Павлу Александровичу Флоренскому. <№118>1

 

Павлуша!

Меня неожиданно заставили выехать раньше срока — ты ведь знаешь, что полиция всемогуща и решительна2. Хотелось мне повидаться с тобой, но нельзя — еще у меня всего 20 мин. в распоряжении. Если ты не намерен приезжать, то напиши письмо, а если же да, то исполни маленькую (впрочем, большую) просьбу: купи «Эпоху великих реформ» Джантиева? 9ое изд., и два словаря — немецко-русск<ий> и французско-русск<ий> (по 60 к. каждый). Деньги у Туманова. Поклон Володе.

Твой Миша.

 

1 Письмо не датировано, послано не по почте, а дата определена по содержанию и по номеру.

2 Студентов, исключенных из университета лишали права жительства в Москве и высылали по месту жительства.

 

13

1901.03.16

А.И.Флоренский — П.А.Флоренскому

 

Москва. Большая Грузинская, общежитие студентов Императора Николая II, Ст. Павлу Александровичу Флоренскому. Комната №41. Штемпели: Тифлис 1901.03.16 Москва 1901.03.21. < №120>.

 

16 / III 1901.

Тифлис.

 

Дорогой Павлуша,

Письма твои не дают ничего утешительного ни на настоящее ни на будущее. Нормальная жизнь Университета нарушена и, вероятно, надолго. Поэтому волей-неволей приходится думать о практическом выходе, но найти его главным образом зависеть будет от тебя. Мне было бы очень печально, если бы в тебе потерялась будущая научная сила, так как это была моя лучшая надежда в жизни, поэтому надеюсь, что ты в вихре событий все-таки подумаешь обо всем этом и возвратишься сюда с более или менее определенным решением.

Мы более или менее, насколько это возможно, все находимся в благополучии. Я, вероятно, на днях выеду в Баку на довольно продолжительное время и поэтому боюсь, что не буду о тебе ничего знать.

До свидания, мой дорогой. Мама, тетя и дети тебя целуют. Здесь все в цвету и уже в зелени.

Твой отец.

 

14

1901.03.17, 18

П.А.Флоренский — О.П.Флоренской1

 

Дорогая мамочка!

Если судить по внешним признакам, то у нас все спокойно. Комиссия2, о которой я тебе писал, всеми силами старается прежде всего установить нормальный ход занятий и уже почти со всеми курсами различных факультетов вошла по поводу этого в соглашение. Почти каждый день у нас на том или другом факультете происходят курсовые сходки под руководством профессоров, направленныя к выявлению причин волнения и желательных реформ. Одно время дело обстояло так, что я совсем окончательно решил, что если меня не удалят из университета3, то я выйду сам; но теперь, когда быть может и будет изменено, надо переждать, тем более, что к будущему году уже все будет закончено (на это есть основание надеяться).

Как теперь здоровье Васико? 19 17 / III 01

Сегодня заходил к нам Худадов проездом через Москву. Он вышел из университета и собирается ехать во Францию, а теперь медленно поедет в Тифлис. — Вы мне так и не отвечаете, зачем надо было мне приехать в Тифлис. Уехать теперь я считаю положительно невозможным, что бы ни было потом, если только на это нет каких-нибудь особо важных причин. А что этот год пропал для моих занятий (или почти пропал) — с этим придется примириться. Может быть, взамен успею заняться как следует летом. Если бы для меня, кроме того, нашлось какое-нибудь занятие, то я был бы очень рад. Теперь такое настроение, что нет никакой возможности писать много; уж я выжимаю, выжимаю из себя и более решительно ничего не лезет в голову. Папе скажи, что «Соnversat<ion> Lexik<on>» Meyer’a4 (t.t. 19-20) я выслал ему. Стоили эти 2 тома 10 р. Я заплатил 3 р. залога, а остальное надо будет внести на почте. Деньги (40 р.) я получил, но они мне совершенно не нужны, т.к. остается еще много старых, хотя я достаточно тратил на книги. Люсе скажи, что я отвечу ей в следующий раз, а теперь очень не хочется, да и нет совсем времени. Целую вас всех, дорогая мамочка.

Москва 1901 18 / III Твой П.

 

1 Конверт отсутствует.

2 «Комиссия по вопросу о причинах студенческих волнений и о мерах к упорядочению университетской жизни», так называемая «виноградовская» по имени ее председателя, в ее состав вошли: В.И.Герье, Д.Н.Зернов, Н.А.Умов, В.О.Ключевский, К.А.Андреев, В.Ф.Снегирев, граф Л.А.Камаровский, П.Г.Виноградов, И.Т.Тарасов, В.К.Цераский, А.А.Бобров и М.В.Духовской. Задачей Комиссии было «упорядочение университетской жизни путем точного исследования фактов, осведомления студентов и другие законные меры общения профессоров и студентов».

3 Вероятно, Флоренский ожидал от ректората последствий своего заявления, приведенного во вступительной статье.

4 «Meyers Conversations-Lexikon fur die gebildeten Ständen» — энциклопедический словарь в 43 томах, изданный Йозефом Мейером в 1840 — 1855гг.

 

15

1901.03.25

П.А.Флоренский — О.П.Флоренской

 

Тифлис. Е.В.Б. О.П. г-же Флоренской. Николаевская 67. Штемпели: Москва 1901.03.26. Тифлис 1901.04.01.

 

Дорогая моя мамочка! У нас тут удивительная погода: то солнце, почти жарко, потом минут через 5 сильный снег. Пойдет он минут 20, а потом минут 5-10 солнце, и так целый день.

За это время я несколько раз ходил в Третьяковскую галерею. Жаль только, что она от нас далеко (1 ½ часа, если не больше, ходьбы). Там я нашел для себя очень много интересного. Сегодня, идя туда, прошел через Красную площадь. Там, ради праздника, нечто вроде базара всякой дряни, громадное скопление народа. Между прочим продают игрушку «профессор Тихомиров», (наш ректор). Это бывший «московский житель» или «морской черт», фигурка поднимающаяся от теплоты руки в трубке. Сейчас у нас спокойно, а что будет далее, сказать не могу. Ходят неясные слухи, что экзаменов не будет, но это весьма туманныя гипотезы. Мне бы очень хотелось быть теперь с вами. Вероятно, в Тифлисе так хорошо теперь.

Мы с Колей один вечер чуть было не собрались итти на Давидовскую гору1. Бабушка вас целует и кланяется; писать она не может, т.к. болит бок и просила меня поздравить вас от ея имени. Целую вас всех.

Твой П. Москва 19 25 / III 01. Вербное Воскресенье.

 

1 Давидовская гора, куда часто ходила на прогулки тифлисская молодежь, — т.е. думали, что они в Тифлисе.

 

16

1901.03.31; 04.02.

А.В.Ельчанинов — П.А.Флоренскому1

 

<№124>

Я тебе не писал, так как не хотелось что-то. Вообще как-то скверно и тоскливо; и не только писать, а и делать что-нибудь неохота. Я давно уже сначала с ужасом, а теперь с тупым равнодушием замечаю в себе постепенную потерю интереса ко всему: к занятиям, книгам, философии, людям. Иногда такая тоска, что хочется биться головой об стену, напр. это было в средине февраля: я метался по комнате как угорелый, бросался на кровать, для чего-то садился на пол… Потом я с удивлением некоторым смотрел на себя. Если б я мог делать, то что хочу, я ушел бы от книг, от учебников. Около Мцхета2 есть ущелье на левом берегу Куры; оно обставлено почти отвесными скалами, там в глубине есть монастырь Святого Шио3; как мне безумно сильно хочется туда, хоть на годик! Но ничего этого не будет; я хожу в Университет, буду скверным педагогом, вечно ноющим, вечно недовольным; буду получать казенное жалованье, толстеть; может, женюсь. Все мое несчастье, что я не могу сильно хотеть.

Твой Ал. Писать буду мало.

<Дата нрзб.>

 

1 Письмо без конверта, датировано по смыслу и по номеру.

2 Мцхет — древняя столица Грузии в 21 км к северу от Тифлиса, при впадении реки Арагви в реку Кура.

3 Монастырь Шио-Мгвиме стоит на левом берегу Куры. В нем находится ассуарий с мощами ассирийских мучеников. Непосредственно над монастырем в вертикальной стене видны недоступные теперь пещеры отшельников.

 

17

1901.04.11.

М.М.Асатиани — П.А.Флоренскому

 

Конверт: Г. Москва Общежитие имени Николая II Павлу Александровичу Флоренскому (студенту I курса матем. фак.). Штемпели: Тифлис 1901.04.12; Москва 1901.04.17 <: №127>

 

11 апреля

Павлуша!

Вот уже около месяца, как я, выброшенный за борт университетской жизни, влачу свое угрюмо-безотрадное существование в Тифлисе. Занят в день более 5 часов уроками, в остальное время занимаюсь немецким яз<ыком> и своими предметами. Состояние духа довольно нехорошее, но бодрости все-таки немало. Из наших товарищей тут Кипиани (выслан), Коцебов, Арешев, Парсаданов, Фрей, Пирн, Розенштейны и др. Все они решили остаться на второй год.

Что касается меня, то думаю поступить в Военно-медицинскую академию, если примут.

Но все-таки мне бы было интересно разузнать, что делается у вас в Москве, может быть, несмотря на все пожелания придется опять поступить в Мос<ковский> ун<иверситет>. Тут слухи очень сомнительного свойства, что будто бы нас всех ожидает амнистия. Это все о себе.

Теперь я тебя попрошу настолько же откровенно и подробно сообщить о своих занятиях, намерениях и душевном состоянии.

Твой Миша

P.S. Если б я не был в особенном настроении, то мое письмо не было бы, может быть, так кратко и так неинтересно.

P.S.S. Как кончилось твое дело?

 

18

1901.04.14

П.А.Флоренский — О.П.Флоренской 1

 

Дорогая моя мамочка!

Давно уж я собираюсь писать тебе, но все приходилось откладывать почему-то. У нас тут дела устраиваются так, что я, кажется, буду держать экзамены. Но в таком случае вы напрасно скоро ждете меня: раньше середины июня я вовсе не рассчитываю быть у вас. Лекции почти прекратились, так что в университет я не хожу. Первый экзамен, кажется, в промежутке между 25 и 29 апреля.

В Москве стало вдруг очень тепло. Днем даже жарко, а ночью воздух настолько теплый, что мы спим с полуоткрытым окном. У вас, вероятно, теперь уж совсем жарко.

Получил сейчас ваши письма; Валька по ошибке прислала мне письмо, предназначавшееся Лизе тете.

Сегодня я был снова в Третьяковской галерее; там очень много интересного и, хотя я был уже раз 5, однако и 1/10 не мог посмотреть так, как хотелось бы. Жаль, что она очень далеко от нас (1 1/2 часа ходьбы), так что если пойти туда утром, то раньше, как к обеду не вернешься. Но если в будущем году буду в Москве, то непременно изучу картины эти как следует.

Вероятно по случаю того, что не было много лекций, на экзаменах предоставляются всякия льготы и послабления; между прочим, можно откладывать желающим свои экзамены на осень. Но мне бы делать этого очень не хотелось, т.к. в подготовке к экзаменам ничему не научаешься, а время проходит, так что пришлось бы потерять все лето, на которое я возлагаю много ожиданий.

Не знаешь ли ты, где папа собирается провести лето?

Напрасно ты думаешь, что я буду скучать летом дома. Сначала с недельку мне хотелось бы походить по окрестностям, а потом надо засесть заниматься. Дела набралось более, чем достаточно, так что если сделаю хоть 1/3, то и то буду очень доволен. Как идут Люсины занятия? Пусть она напишет, не нужно ли ей будет привезти какой-нибудь книги, но напишет вовремя.

Целую тебя, милая мамочка, и вас всех.

Твой П.

Москва 19 14 / IV 01

 

1Конверт отсутствует.

 

19

1901.04.27

М.М.Асатиани — П.А.Флоренскому

 

Конверт: Г. Москва Студенческое общежитие имени Николая II Павлу Александровичу Флоренскому (студенту матем. I курс)

Штемпели: Тифлис <нрзб.>; Москва 1901.05.06. <№131>.

 

27 апреля

 

Павлуша!

Получение твоего письма как раз совпало с тем днем, когда меня вызвали в Полицейское управление для «чего-то». Скверно у меня было на душе, когда я входил в <нрзб.> отделение: «Меня, кажется, вызывали к вам», обратился я к какому-то чиновнику. «Вы господин Асатиани?! — На ваше имя получены из университета бумаги, подпишитесь». Читаю и постепенно прихожу в «сладостное удивление и умиление». В бумагах сказано: «По распоряжению министра народного просвещения вы будете приняты обратно в университет, если подпишетесь, что вы обязываетесь подчиняться университетскому уставу в его настоящем виде, не входя ни в какие критические отношения и рассмотрения». Но отуманенному моему уму уже не было дела совершенно до критики: я схватил ручку и смело, и не задумываясь, подписался под эти условия, совершенно пренебрегая сомнительного характера «хрустальностью» этого поступка. Итак, я принят обратно в Московский университет; событие для меня весьма важное, имеющее ближайшим результатом то, что наконец-то я успокоился вполне и освободился от того болотного, растлевающего настроения, которое вот уже два месяца угнетало меня. Теперь будущее не покрыто для меня такой теменью, которая очень часто убивает молодую энергию, путь расчищен, дело стоит только за доброкачественностью экипажа и возницы. Да и вообще, если взглянуть на наши студенческие дела, то можно с уверенностью сказать, что горизонт начинает проясняться, хотя надо тебе сказать, я лично, очень не-идеально настроен по отношению к этим «сердечным отношениям». Но все же наш новый министр1 сделал очень много хорошего, даже за сравнительно короткий срок…..

С каждым днем наезжают сюда наши товарищи. Недавно приехал Ельчанинов, отложивший «по причинам морального и педагогического характера» экзамены на осень…..

М.Асатиани

P.S. Разузнай, пожалуйста, Павлуша, где Туманов — я о нем ничего не знаю, может быть, несчастный даже голодает. Еще одна просьба: когда соберешься в Тифлис, то купи для меня две книжки «Практической зоологии»: «Голубь» и «Окунь». и привези их с собой сюда.

P.S.S. Тут был небольшой скандал, описывать который нахожу теперь невозможным.

 

1 После убийства Боголепова министром народного просвещения 25 марта 1901 г. был назначен Петр Семенович Ванновский, генерал-от-инфантерии, бывший в 1881–1898 гг. военным министром. Студенты, сданные в солдаты, при Ванновском были освобождены. В конце 1901г были опубликованы более либеральные правила для студентов.

 

20

1901.05.02

Ю.А.Флоренская — П.А.Флоренскому

 

Москва. Его Высокоблагородию Павлу Александровичу Флоренскому. Общежитие студентов имени Императора Николая II. Комната №41. Штемпели: Тифлис 1901.05.03; Москва 1901.05.08. <№132>.

 

1901 2 / V

Дорогой Павля!

Наконец я получила от тебя письмо! Ведь я послала 3 письма и ни на одно не получила ответа; очевидно письма пропали. Саша Елч<анинов> приехал и на днях был у нас, спрашивал о тебе. Собираюсь пойти к ним завтра, после завтра, тогда передам твой поклон. У нас теперь тут тоже своя «революция». Неделю тому назад были страшные беспорядки среди рабочих; главным центром был солдатский базар; несколько убито, масса избитых. По рукам ходят прокламации, хотя я сама не читала, но рассказывают, что в них они хотят уравнения некоторых прав, а главное, своего положения, для чего требуют свободы слова, сходок, забастовок… 1-го мая ждали чего-то очень грандиозного, тем более что успели уже придать национальную окраску (по обыкновению армянский вопрос), говорили, что 4000 рабочих выехали из Баку в Тифлис; но или это слухи, или слишком осторожные меры были предприняты, только ничего не случилось. Впрочем, несколько дней назад стояли на площадях, говорят, что на вокзале были выставлены пушки и публике не позволяли собираться там. Говорят, что в гневе стоят студенты; по крайней мере масса их и гимназистов арестовано.

Грозили нам, гимназистам, что если мы не примем участия в движении, то нам плохо придется, но конечно это осталось гласом вопиющего в пустыне.

В гимназии у нас все по-прежнему, т.е. по-прежнему ходим так себе туда и назад. Теперь в особенности у всех начались экзамены — учителя заняты, так что бездельничаем в полном смысле. Мне бы очень хотелось взять теперь отпуск, все равно там ничего не делается, а дома хоть читать буду, да неловко жаловаться на свое нездоровье; уж слишком явная ложь. Да и мама, должно быть, будет недовольна, так что я уж и не заговариваю об этом. Ты спрашиваешь, что я настроена делать летом? Но я сама еще не знаю. Надо непременно заняться французским яз<ыком>. А то я целый год ничего не делала и теперь все забыла. Хорошо было бы начать пока латинский или немецкий, да не знаю, удастся ли. Мне, собственно, хотелось поговорить с тобой насчет летних занятий, потому что мне слишком много нужно сделать, и я не знаю, с чего начинать, бросаюсь всюду и, в конце концов, ничего не делаю.

Почему ты спрашиваешь, играла ли я 23 сонату Бетховена? Я ее не играла, но если удастся достать (у нас нет ея), то непременно разберу. Я хотела тебя попросить, если тебе не будет трудно и если (видишь, сколько «если» приходится употреблять) встретишь у букиниста, купить мне концерт Herz'а. Чтобы ты не спутал издания, я напишу точное заглавие.

Cinquième concerto pour le piano, avec accompagnement d’orchestre, par Henri Herz. оp. 1801.

Мне приносила его Марья Александровна (свои консерваторские ноты), а тут нигде нет; впрочем может быть и там не достанешь; во всяком случае особенно не ищи.

У нас дома теперь тоже горячка: у Шуры начинаются экзамены 6-го числа, у Лили будет только по ест. истории. У меня хотя самой нет, но подруга, Лиза Кутателадзе, держит в этом году, и за нея я так же волнуюсь, как за себя. Еще я забыла сообщить одно важное, по крайней мере, для детей, известие; они едут с Ремсо-тетей в деревню к Лизе-тете, должно быть, в конце мая или начале июня. Ты можешь себе представить их восторг, ведь они из года в год ждали этой счастливой минуты; ждут все, с включением Гусеньки, но без Андрюшки.

Мы же поедем, по всей вероятности, в Коджоры; это будет удобнее всего для папы, так как он должен быть в Тифлисе и, иначе, не сможет часто приезжать к нам.

Что делает Эрн?

Как поживает Коля? Выехала ли Варвара Ник<олаевна>? Кланяйся им. Целую тебя.

Тв<оя> Люся.

Когда у тебя последний экзамен, вообще напиши мне распределения их.

 

1 Анри Герц. Пятый концерт для фортепиано и оркестра.

 

21

1901.07.20

А.В.Ельчанинов — П.А.Флоренскому1

 

<№141>

Дорогой Павлуша!

Представь себе, я развязался с уроками и теперь совершенно свободен. Я бы непременно сейчас же доставился бы к тебе, если бы не наша прогулка, которую мы вчера совершили: как только у меня явится какая-нибудь обувь, я сейчас же явлюсь к тебе. Прогулка у нас была очень интересная и полная приключений. Мы хотели попасть в развалины монастыря Гударехи, который мы отыскали на карте верстах в 18ти от Манглиса. Всех подробностей передавать не буду; сразу мы не попали, а пройдя верст 20, взяли проводника до монастыря из деревни Ваке; назад, несмотря на предупреждения проводника, мы пошли одни без тропинки по страшно дикой местности: монастырь окружен кольцом скал, очень высоких, поросших старым мхом; в этом каменном ящике мы толклись, не будучи в состоянии выбраться, с 4х часов до 8ми, уже темнело и приближалась гроза, а мы находились на очень возвышенном плато, без всяких следов жилья, мы пошли наудачу на север; пить хотелось страшно, и мы, чтобы найти воду, начали спускаться в балку; спускались мы около часу, а дна все не было; начался дождь и было уже совсем темно; во время этого ужасного спуска меня еще расстроил немного Володя2: он вдруг остановился и спросил: «Кто это побежал вниз?» Я никого не видел, но он утверждал свое: внизу чернела яма, а дождь продолжал шелестеть по листьям деревьев; наконец на дне балки около 1 часа ночи мы нашли наклонную скалу и там, трясясь от холода, дождались утра. В геологическом отношении мы встретили очень интересный хребет: он весь порос старым лесом и в нем возвышаются огромныя глыбы крупно-зернистого песчаника, правильной формы, вышиной с трехэтажный дом: (приводится рисунок скал и леса.Ред.) сначала мы приняли их за огромные постройки; жаль, что у меня не было ни аппарата, ни даже карандаша. Недавно в одной небольшой балке я нашел очень интересное образование: берег в разрезе следующий:(приводится рисунок разреза берега. — Ред.) a — сухие листья (сверху лес); b — слой чернозему; cслой сильно спрессованных листьев и веток (буковых?), переходящих в dтоже листья, наполовину сгнившие и смешанные с землей (слой c — толщиной в ¼ арш.; e — глинистый сланец, очень рыхлый, по крайней мере снаружи, слои — горизонтально; образчик слоя с я тебе привезу. Насчет твоего плана не пишу, поговорим, когда увидимся.

Твой Ельчанинов

1901 / VII / 20

Манглис

 

1 Конверт отсутствует.

2 В.Ф.Эрн.

 

22

1901.09.02

П.А.Флоренский — О.П.Флоренской.

 

Николаевская 67. Е.В.Б. О.П. г-же Флоренской. Штемпели: Москва 1901.09.03; Тифлис 1901.09.08.

 

Дорогая мамочка!

Вчера сюда приехал Эрн и привез ваши посылки и деньги.

Напрасно только ты снова прислала мне денег. После всех покупок у меня осталось более 55 р., из которых еще надо будет истратить немного. Семенниковы наняли себе квартиру и, кажется, сегодня переселяются туда.

Завтра или послезавтра начнутся лекции, и притом сразу регулярно, чего в другие года не случается. Напиши мне, у вас ли Лиза тетя?

Я понемножку начал заниматься и устроился в своей комнате. — Сегодня пришел товарищ, и, чтобы занять его, мы пошли в зоологический сад кататься на лодке на Пресненском пруду, где я учился грести. Пусть Шура напишет мне о том, что делается у них в гимназии и как чувствуют он себя в новой обстановке. Я так и уехал, не увидавшись с ним. Если вы будете снимать Андрейку, то пришлите мне его. Целую вас всех. Что делает папа?

Москва 19 2 / IX 01 Твой П

 

23

1901.09.06.

П.А.Флоренский — О.П.Флоренской.

 

Конверт: Тифлис. О.П. Е.В.Б. г-же Флоренской. Николаевская 67. Штемпели: Москва <вырвано с маркой>; Тифлис 1901.09.12.

 

Дорогая мамочка!

У нас занятия уже начались, и приходится заниматься довольно много, т.к. литографированных лекций по некоторым предметам нет, и приходится записывать их самому, чтобы потом переписать дома. Я получил на днях твое письмо и очень ему обрадовался. Папино поручение исполнено: книгу Люсе я поручил книжному магазину Карбасникова1 выслать вам, так что, думаю, скоро Люся ее получит.

Напрасно, моя дорогая, ты беспокоишься обо мне: ты ведь знаешь, что когда нужно, то я умею действовать и что со мною ничего случиться не может. Я приехал довольно хорошо и спал все ночи, хотя не попал в спальный вагон. Но от Ростова я ехал один, т.к. Коля пересел во 2ой класс. Теперь они все устраиваются на своей квартире, на которую уже переселились.

Из профессоров у нас пока читал только один новый — Лахтин2, и его лекции мне нравятся и кажутся интересными. Он читает приложения дифференциального исчисления к геометрии. Его привлекательная сторона — это то, что он постоянно делает отступления, сообщая многое такое, что редко где встретишь. Затем мне очень нравится, что он, доказав что-нибудь со всею строгостью, затем показывает это самое, делает до осязательности наглядным и удобопредставимым целым рядом аналогий, метафорических выражений и почти поэтическими сравнениями.

Затем сам я занимаюсь пока главным образом физикой, именно теорией звуковых ощущений и музыки (Гельмгольца3).

Мне бы хотелось записаться на необязательные практические занятия в физической лаборатории, но там помещение очень маленькое, и я не знаю, найдется ли место. Если да, то я буду работать там, хотя это требует 8 часов в неделю, да еще коллоквии для работающих в лаборатории отнимут несколько часов (по вечерам).

Из других профессоров большинство остается старых, хотя есть несколько и новых, но они еще не открывали своих курсов. По химии опять читается курс таким приват-доцентом, на которого не стоит ходить, как мне кажется. Уж придется заниматься самому как-нибудь, хотя для занятий по химии это очень вредно.

На других факультетах бывать по-прежнему нельзя; да пока еще и не начались мне интересные лекции. Впрочем, я, несмотря на запрещение, стану ходить на некоторые.

Эрн кланяется всем вам, включая сюда и Андрюшку. Целую вас всех, дорогая мамочка. Уже поздно, и пора спать.

Бабушка умерла4.

Твой П.

Москва 19 6 / IX 01

 

1 Книжный магазин Карбасникова находился на Б. Никитской улице, недалеко от университета.

2 Леонид Кузьмич Лахтин (1853–1927) — математик В 1892–1896 гг. — профессор в Юрьевском университете, а с 1896 г. и до конца жизни — в Московском.

3 Герман Людвиг Фердинанд Гельмгольц (1821–1894) — немецкий ученый, иностранный член-корреспондент Петербургской Академии наук (1868), автор фундаментальных трудов по физике, биофизике, физиологии, психологии.

4 Бабушка — Александра Владимировна Пекок.

 

24

1901.09.10.

П.А.Флоренский — Ю.А.Флоренской1

 

Дорогая Люся!

Напишу прежде всего к тебе просьбу, которую, пожалуйста, исполни: в моем шкафу с приборами находятся коробки с фотографическими негативами; если можешь, достань их всех оттуда, затем в другом шкафу или в ящике с тетрадями от стола возьми альбом с рисунками и листики из маленького альбома (они, кажется, в портфеле), пачку фотографий (в моих бумагах) и альбом (синяя тетрадь) с фотографиями, наклеенными туда. Все это пришли мне, т.к. мне очень нужно, особенно негативы и фотографии тех камней, которые Ельчанинов и я нашли за Тифлисом. Быть может, между прочим, я вам привезу некоторые из них в увеличенном виде.

Ту книгу, которую ты просила, я выслал тебе. Если понадобится еще что-ниб<удь>, напиши без стеснения, и я вышлю, тем более, что тут можно дешево иногда купить у букинистов.

Сегодня я ходил на площадь возле Сухаревой башни, той самой, где учился Ломоносов2. Возле нее каждое воскресенье нечто вроде нашего солдатского базара, т. е. продажа всякой дряни и хлама, начиная от яблок и кончая пыльными и заржавелыми гвоздями и гайками, шум, сутолока. Но там продают много старых книг. Хотя на этот раз я не нашел ничего из книг, но зато сделал интересное приобретение. Купил за 30 к. картину (кажется, апостол Марк или Лука), весьма грязную и запыленную. Теперь я ее вымыл и вычистил и, по некоторым соображениям, мне кажется, что она принадлежит кисти нашего известного художника Иванова3. Во всяком случае живопись мне безусловно нравится, а что написана она талантливым и опытным художником, — в этом нет сомнения. Там же я купил две весьма старые, побуревшие от времени и уже разлезающиеся гравюры, о ценности которых, впрочем, пока ничего не могу сказать.

Лекций у меня пока было еще немного, но зато прибавились интересные и известные профессора, так что после двух часов слушания бывает очень досадно на звонок, прерывающий чтение. Но на филологическом фак<культете> лекции еще вовсе не начинались, так что интересного ничего сообщить тебе не могу, равно как и не мог узнать для Тамары о том, что она просила, т.к. проф. Герье4 пока не видно в университете, и, быть может, он еще не приехал. –

Целую тебя, дорогая Люся; надо идти в университет и поэтому кончаю. Целую всех.

Твой Павел

Москва

Кланяйся от меня Ельчаниновым.

 

1 Конверт отсутствует.

2 В XVIII в. в Сухаревской башне располагалась Славяно-греко-латинская академия.

3 Не ясно, какого именно художника по фамилии Иванов имеет в виду Флоренский.

4 Владимир Иванович Герье (1837–1919) — историк, организатор Высших женских курсов в Москве.

 

25

1901.09.19

П.А.Флоренский — О.П.Флоренской1

 

Дорогая мамочка!

У меня последнее время так мало остается времени, что хотя бы мне и хотелось писать тебе почаще, но никак не могу. Вот уже сколько дней, как все собираюсь написать тебе, и каждый вечер откладываю на следующий. Не то, чтобы много занимался (хотя занятий очень много); просто долго возишься в университете, далеко идти домой, так что вечером оказывается, что весь день прошел, а еще ничего не сделано из того, что надо было сделать. — Я записался на практические занятия по физике и раз уже был в лаборатории. Собственно, работа там скучная и довольно таки механическая: производство всевозможных измерений, взвешиваний и т.п., но придется заняться и этим, т.к. это необходимо. Попасть туда вообще довольно трудно, т.к. даже между теми, у кого на экзамене 5, бросают жребий; я уж попал случайно, благодаря тому, что имел 5+. У нас есть несколько очень хороших профессоров, но в общем в университете мне душно; то, что бы хотелось послушать, как следует, приходится выслушивать от какого-ниб<удь> Соколова, который читает для меня очень неинтересно, скучно и так, что за целый год я не узнал от него ничего нового. Вот другое дело проф. Умов2; но он, к несчастью, ведет 1 и 3 курсы, а наш Соколов будет терзать нас до самого конца. Прямо потеря времени бывать на его лекциях, а между тем уйти боюсь, т.к. все-таки, хоть и изредка, опыты производятся; а где их увидишь в другом месте? На филологическом фак<ультете> лекций мне интересных, кажется, не придется послушать; одни не совпадают с моими свободными часами, а другие нельзя посещать вследствие того, что тамошний субъинспектор никого постороннего не пускает.

Варвара Николаевна вам кланяется. Я был недавно у них после университета; они уже устроились на отдельной, небольшой, очень светлой и чистой квартирке. Нюта собирается поступать на курсы, только (<какие?> — Ред.) не известно.

Передайте Тамаре, что, как оказалось, вольнослушательниц на курсы проф. Герье не допускают вообще. Что же касается до поступления на курсы, то едва ли будет это возможно.

Недавно я встретил случайно на конке Нину, и мы немного говорили. К ней я зайти не решаюсь, т.к., во-первых, это страшно далеко, а во-вторых, я боюсь ея тетушки и вообще в этом доме чувствую себя очень неловко: светскость и аристократизм средней высоты — для меня нет ничего более неприятного.

Что делает папа, и в Тифлисе ли он? Мне бы хотелось написать ему, но никак не могу собраться. Пожалуйста, напиши мне относительно того, где Лиза тетя. Целую тебя, моя милая мамочка. Передай мое извинение Ремсо тете, что еще не собрался написать ей. Целую вас. Прекращаю, т.к. надо бежать на лекции.

Твой П.

Москва 19 19 / IX 01

 

1 Конверт отсутствует.

2 Николай Алексеевич Умов (1846–1915) — физик, профессор Московского университета (1893–1911), занимался широкими философскими обобщениями.

 

26

1901.09.19

А.В.Ельчанинов — П.А.Флоренскому1

 

<№153>

Дорогой Павлуша!

Связного и толкового письма от меня не жди, так как лень и нет настроения; я даже не хотел писать, т.к. очень не люблю делать этого, не находясь под влиянием вдохновения; чаще всего такое восторженное состояние является следствием внешних стимулов, но иногда приходит и «само». Только что я перечел Книгу Иова, которую не раскрывал с прошлой зимы. Что за чудная вещь, какая сила и т.д. Я никак не могу понять ее иначе, как протест против всего Ветхого завета, какого-то гения, далеко опередившего современников, иначе я не могу понять многочисленные места вроде следующих: «Если я невинен, то Он признает меня виновным» (9, 20) «нет между нами посредника» (9, 33) «Если я виновен — горе мне! Если и прав, то не осмелюсь поднять главы моей», Насчет мщения «до седьмого колена» — «пусть воздаст он ему самому, чтобы он знал»… «ибо какая ему забота до дома своего после него?» и много др.

Вместе с тем какое неподходящее заключение, полное примирение, полная уступка. Прометей превращается в покорного раба; ей богу, если бы я был вполне филологом, я бы всю фабулу отнес бы к «позднейшим наслоениям» и «добавлениям благочестивых писателей» и т.д. — Мережковского я перечел три раза2: по-моему, его аргументация, если она есть, сильно хромает, почему он принимает, что именно России выпадет надолго синтезировать «плоть и дух»? У Достоевского доказательством этому служит общая психология русского человека: его всечеловечность, широта, способность примирять даже противоречивые идеи; но у Мережковского об этом нет упоминания совсем. Можно подумать, что он подразумевает, что раз мол в России были наиболее сильно выражены эти две стороны человека, то на долю России же и выпадет примирить их; но во-первых, этого совершенно логически нельзя вывести, а во-вторых, по словам самого М<ережковско>го, на западе еще раньше, в XVI ст<олетии> было не менее сильное выражение того же в произведениях Леонардо и Микель-Анджело. Потом у него неясно, признает ли он то, что на западе только — «плоть» и ея крайний выразитель Ницше с его человекобогом-сверхчеловеком (это утверждается на 4ой стр.) или же верным считает то, что и Западная Европа имеет богочеловеческое начало — как его выразил Леонардо. Тогда существенного различия между нами и Европой нет, а сл<едовательно> и толковать об особой роли России нечего. Я не говорю, чтобы его общие выводы были ложны — они только сбивчивы и логическинеубедительны — в них только хочется верить.

Лекции у нас начинаются на днях; собственно, должны читать уже с 18го, но профессоры отдыхают. Спасибо Эрну за сообщение.

У нас в этом году в первом полугодии Введенский будет читать и разбирать Платона (2 часа), а в весеннем полугодии — Аристотеля; все это для классиков — но я, конечно, буду слушать; кроме того у нас он читает логику и психологию. Кроме него интересны некоторые курсы по класс<ическим> языкам — напр. Antologia logica greca, Silvae Statii, Sorhosioh Pla’iotoz, Suripidgs и др.

Пока прощай

Твой АЕ

Если ты слушал речь Мережковского у вас в Москве, то, пожалуйста, напиши, о чем он читал и как, а главное, что наша публика — неужели «тупа и равнодушна»?

А. Ельчанинов

СПетербург 1901 / IX / 19

 

1 Конверт отсутствует.

2 Имеется в виду работа Д.С.Мережковского «Толстой и Достоевский» (СПб., 1901).

 

27

1901.10.15

Ю.А.Флоренская — П.А.Флоренскому.

 

Конверт: Е.В.Б. Павлу Александровичу Флоренскому. Большая Грузинская, Общежитие Студентов Имени Императора Николая II. Штемпели: Тифлис 1901.10.16; Москва 1901.10.20.<№158>.

 

15 октября

Дорогой Павля!

Сегодня получила программы, высланные тобою, благодарю тебя за них. Давно я тебе собиралась писать, с вопросом относительно одного обстоятельства по экспериментальной психологии; но так как он у меня самой как-то смутно бродит и я его больше чувствую, чем знаю, то решила раньше прочесть Нечаева1. Женя обещалась дать книгу.

Она кланяется тебе вместе с Ек<атериной> Ив<ановной>. Наднях они получили письмо от Саши; Саша кланяется очень! совершенно не знаю, каким образом это возможно, т.е. что он помнит о моем существовании, потому что я к нему, к Эрну была более чем невнимательна.

Лиза тетя с Давидом приехали вчера; папа тоже, так что дом опять полон.

Эти дни я строчила работу ГехтмануДидактическия идеи Коменского2. Времени мало, пишу невозможно, хоть и сама знаю это, но исправлять не в силах; и так сумбур в голове. Женя и Маруся Ланге пишут в 2-х других отделениях ту же работу; интересно, как сойдет у них! Следующую работу — биографию Руссо3 я хочу непременно просить себе, не знаю только даст ли Георгий Никол<аевич>. Г<еоргий> Ник<олаевич> в последнее время очень в духе, все время смеется; даже, кажется, пополнел и порозовел. Говорил на днях, что ты ему не писал ни строчки до сих пор. Не знаю, писала ли я тебе, что Завадский4 что-то очень полюбил наше отделение, был уже 3 раза у Гехт<мана>; конечно, каждый раз разносил в пух и прах и его и нас и систему и все, что угодно. В первый раз Г.Н. был очень огорчен этим и на последующих часах, как говорят, имел вид человека, который не может еще очухаться. Но потом решил, что «начальство для того и создано, чтобы ругать» (его слова). Вообще должна сказать, что чем больше мы с ним живем, тем больше узнаем с лучших сторон, так что даже мое предубеждение начинает исчезать.

За последнее время мне ужасно мало пришлось читать, кажется, даже совершенно ничего. Все время проходит в какой-то беготне. Собираюсь все на выставку; я там была до сих пор только один раз; но теперь опять дежурю, так что раньше пятых не смогу выбраться из гимназии целых 2 недели.

Боюсь, что надоела тебе своей болтовней. Сейчас была у Нади5 — она лежит в постели, больна. Получила тоже работу — идеи Локка6, но не может писать; придется за нея объясняться. Ну, кончу письмо. Целую тебя

Тв. Люся

Напиши, где ты доставал в Тифлисе «Жизнь И.Хр.» Ренана7? Хочу прочесть и не могу найти.

Лиза тетя кланяется. Ждем письма.

Как живут Семенниковы? Альбина Конст<антиновна> давно не имела от них писем и безпокоилась, присылала даже к нам за известиями. Она здорова — сносно — была у нея позавчера.

 

1 Александр Петрович Нечаев (1870–1948) — писатель и педагог, профессор Императорского Александровского лицея по кафедре истории психологии. Вероятно речь идет о его книге «Современная экспериметальная психология в ее отношении к вопросам школьного обучения» (СПб.: Типогр. И.Н.Скороходова, 1901).

2 Ян Амос Коменский (1592–1670) — чешский педагог-гуманист, общественный деятель.

3 Имеется в виду французский философ Жан Жак Руссо (1712 — 1778).

4 Завадский — личность не установлена.

5 Надежда Константиновна Переплетчикова — подруга Ю.А.Флоренской.

6 Джон Локк (1632–1704) — английский философ-просветитель и политический мыслитель.

7 Жозеф Эрнст Ренан (1823–1892) — французский писатель, историк-востоковед. Его работа «Жизнь Иисуса» (1863) была сразу переведена на русский язык, но запрещена церковной цензурой.

 

28

1901.10.24.

П.А.Флоренский — О.П.Флоренской1

 

Дорогая моя мамочка!

Давно уже не получал от тебя письма, хотя известия из дому все-таки имею, от Люси. У нас очень мало, даже вовсе нет ничего интересного, о чем бы можно было писать. Был 2 раза у Андросовых. Марья Николаевна и Соня учительствуют в городской школе, Соня кроме того в воскресной и дает частные уроки. Ваня — в 5 классе: во время этих переездов туда и сюда он потерял год занятий. В общем как-то с Батума2 мало все переменилось, по крайней мере на поверхностный взгляд со стороны. Соня пописывает кое-что, но пока напечатала только один свой рассказ в «Детск<ом> чтении» года 2 тому назад и, хотя готового у нее, как говорила она, есть много, но она собирается в скором времени отдать только 1 рассказ для детей в журнал, уж не знаю какой. Люсе, вероятно, будет интересно прочесть те несколько страниц, кот<орые> напечатала Соня. Он называется «Счастливое время» и под псевдонимом К.Вишнева помещен в «Детском чтении» за 1899 год (декабрь рр. 520-528).

Бываю изредка у Готлиба Феодоровича. Он ждет к себе дочь, и, мне кажется, она теперь приедет, если только успеет выбраться до холодов. Собственно, и ей теперь прямо опасно, как говорил Готлиб Феодорович, двигаться с места, а особенно пускаться в такую тяжелую дорогу.—

Я, кажется, писал уже тебе о том физическом обществе, кот<орое> теперь составилось под руководством проф. Соколова при нашем факультете. Пока в общем довольно скучновато для меня, т.к. читают рефераты все уж слишком элементарные и на известные темы. Но все-таки случайно кто-ниб<удь> скажет более интересное. Да и после, вероятно, собрания пойдут с большим успехом.

Семенниковы все время беcпокоятся об Альбине Константиновне и хотят просить ее приехать в Москву.

Напиши мне, как чувствуют себя дети в гимназии и не скучно ли Вале? Получил ли папа мое письмо?

-----------

Вчера был на заседании физического отделения педагогического общества при нашем Университете. Между прочим показывали огромную спираль Румкорфа3 — недавнее приобретение политехнического музея. Спираль эта дает искры в 95-98 см. длины — целая молния. При соединении с лейденскими банками слышится настоящий гром, только такой резкий, что трудно слушать? не зажимая ушей, а блеск искры мгновенно освещает огромную аудиторию и слепит глаза. Кроме того? показывали интересные приборы для усовершенствованного преподавания того или другого отдела физики и т.п.

За последнее время в Петербурге и, кажется, у нас как будто начинаются легкие волнения по поводу какой-то статьи Мещерского4 о курсистках. В Петербурге были 2 сходки, как говорилось в одной прокламации. Из них одна была разрешена Ванновским5.

Пишу тебе второпях во время перерыва между лекциями. Целую тебя, моя милая мамочка? и всех вас. Напиши мне, а то я давно ничего от тебя не получаю.

Москва 19 14 / X 01 Твой П.

P.S. Скажи Люсе, что те негативы, которые я прошу прислать, находятся у меня в стенном шкафу с физическими приборами и, завернутые в бумажки, сложены в коробках от фотографических пластинок.

 

1 Конверт отсутствует.

2 Раннее детство П.А.Флоренского прошло в Батуме, где жила и семья Андросовых.

3 Спираль Румкорфа, или катушка Румкорфа — индукционный аппарат, усовершенствованный немецким ученым Генрихом Румкорфом (1893–1877).

4 Князь В.П.Мещерский (1839–1914) — писатель и публицист, издатель газеты-журнала «Гражданин». 11 октября 1901 г. он опубликовал редакционную статью «Речи консерватора», в которой с пренебрежением говорил о женском образовании, что вызвало возмущение в кругах общественности. Самый жесткий протест был выражен 28 октября в Петербургском университете на сходке, принявшей резолюцию, осуждающую князя Мещерского и содержащую резкие выпады в отношении его морального облика.

5 Ванновский. См. выше.

 

29

1901.10.26

А.И.Флоренский — П.А.Флоренскому

 

Конверт: В Москву. Е.В.Б. Павлу Александровичу Гну Флоренскому. Большая Грузинская, Общежитие студентов Императора Николая II. Штемпели: Тифлис 1901.10.27; Москва 1901.11.01. <№160>.

 

26 / X 1901

Дорогой Павлуша,

Твое письмо получил и пришел к заключению, что твои занятия идут недурно. Хотя ты и жалуешься на значительную трату времени на вычисления поправок и считаешь это если не бесполезным совсем, то во всяком случае весьма малополезным, но я смотрю на это иначе. Разница наша от Европы и заключается в пренебрежении к мелочной, механической работе в умственном труде. Мы желаем возможно скорого и возможно не утомительного общего вывода, обхватывающего частные случаи. Это было бы правильно, если бы силы умственные человека соответствовали его желаниям. Мы — орудие, могущее дать только определенную по количеству и качеству работу, и с этим надо считаться. Беря еще во внимание индивидуальность, границы деятельности отдельной личности как орудия работы — еще более суживаются. Коротко, важнее всего человеку — «познать самого себя», т.е. определить к какого рода орудиям он принадлежит, чтобы дать максимальную работу в качественном и количественном отношении. Сделать это очень трудно, а иногда прямо невозможно, но все-таки более чем желательно.

Я опять тебе повторяю, что, по моему мнению, оригинального математика из тебя не выйдет. Ты можешь быть и профессором, но это еще не создает оригинальной личности, т.е. созидающей, толкающей вперед знание. Физик же из тебя будет выходящий из ряда ординарностей. Заслуга Герца в науке не менее велика своими экспериментами, как и Максуэля1, так как количество умственной работы, положенной тем и другим на разрешение вопроса, едва ли у одного меньше, чем у другого; да и в качественном отношении одну работу нельзя считать ниже другой. Разница в характере умственных способностей, а не в степени их.

Труды Максуэля до опытов Герца были достоянием единиц; после опытов — это достояние человечества.

Извини, что пишу тебе об этом, но ты сам письмом поднял старые вопросы.

Относительно специальных твоих математических вопросов ничего не могу сказать за полною отсталостью. Думаю только, что наиболее интересная часть математики — это то, что у нас называлось высшей алгеброй. Тут и обнаруживается наиболее полное родство математики с вообще естествознанием; невозможность обобщений и необходимость разбираться в частностях; необходимость постоянная возвращаться к элементам начальным, чтоб перейти к обобщениям. Тут это более всего и выясняется, что мир явлений никогда не сложится в одну формулу. Стремление человека свести все к количественной только разнице везде и всюду наталкивается на качественную разницу. В бессилии своем человек бросается к религиозному началу, чтобы дать единство и однообразие миру, но и это напрасно. Много миров явлений, много и богов и пока нет просвета, указывающего на единое начало. А потому остается одно: laboremus2?

Мы, дорогой, живем по-прежнему. Мама без конца работает, дети тоже. Надежды наши в вас всех. Люся редкий человек по настойчивости и последовательности в труде и большая логическая сила. Лиля пока не установилась, но свой путь найдет. Шура занимался бы очень недурно, если бы не его физическая слабость. Думаю, что это пройдет со временем. Остальные все милые хорошие дети.

Передай Готлибу Федоровичу мое глубокое сочувствие в его горе. Мне трудно ему даже писать, так как словами не выразишь всего, что думаешь и чувствуешь. Пиши сам о своих предположениях насчет Рождества.

Издание лекций3– мне очень нравится, так как дает тебе возможность систематически усвоить весь курс лекций.

До свидания, мой дорогой;

Кланяйся Андросовым и Семенниковым и береги себя. Твой папа.

Адрес Володи: Paris, rue Dutat

Pension Mme Icenne №20

 

1 Генрих Рудольф Герц (1857–1894), — немецкий физик. В 1887 г. он предложил конструкцию генератора электромагнитных колебаний (вибратор Герца) и метод их обнаружения с помощью резонанса (резонатор Герца). Пользуясь этими приборами, Герц в 1888 г. экспериментально показал существование электромагнитных волн, предсказанных теорией Максвелла. Опыты Герца имели решающее значение для признания теории Максвелла.. «Максуэль» — Джеймс Клерк Максвелл (1831–1879), — английский физик. Главное научное достижение Максвелла — создание в 1860–1865 годах теории электромагнитного поля; предсказал существование в пространстве электромагнитных волн, распространяющихся с конечной скоростью.

2 Laboremus (лат.) — за работу.

3 Скорее всего, это издание: Интегральное исчисление. Лекции экстраординарного проф. Н.В.Бугаева. Записаны, составлены и изданы студентом П.А.Флоренским и А.Бутягиным. Издание вышло без просмотра г-на профессора. М., 1901. 238 с. Стеклогр.

 

30

1901.11.02

О.П.Флоренская — П.А.Флоренскому

 

Конверт: В Москву. В Общежитие Студентов имени Императора Николая II. Студенту П.А.Флоренскому. Большая Грузинская. Штемпели: Тифлис 1901.11.05; Москва 1901.11.08. < №161>.

 

Тифлис

2 ноября<1901>.

 

Милый мой Павлик.

Хотя я давно не писала тебе, но думаю, что это не могло тебя особенно беспокоить, так как ты все-таки имел известия из дому. Да и писать-то собственно не о чем. У нас все так неинтересно и скучно. Как-то кажется, что должно быть где-то там иначе можно устроить свою жизнь; но все это только мечта. — Живем по прежнему: мало кого видим и мало что слышим. Только дети сообщают нам о своих гимназических историях, которых бывает немало в последнее время, особенно во второй гимназии.

Все теперь в настроении бунтовать, даже гимназисты первого класса. Впрочем, этого нельзя сказать о наших. Они работают себе, а если есть свободное время, с увлечением читают. Валя в гимназии учится очень хорошо, как можно было и заранее знать; Лиля тоже. Шура хромает немножко по математике; но мы надеемся подправить его в следующую четверть. Люся теперь уже совершенно взрослая, так что кроме удовольствия нам ничего не доставляет. Андрюша и Гося чувствуют себя прекрасно дома. Они уже играют и шалят вместе. Лиза тетя еще здесь. Ремсо тетя и папа здоровы и кланяются тебе. Папа сообщил тебе адрес Володи в своем последнем письме. Думаю, что ты уже получил его. Если увидишь Марью Николаевну, кланяйся ей от меня. На днях Шура разговаривал с Ягуловым, и тот просил передать тебе поклон и его недовольство, что ты ему не пишешь. Как идет твое издательство? Не слишком ли тебе много хлопот? Прощай, будь здоров и не забывай своих. Твоя мама

 

31

1901.11.11

П.А.Флоренский — О.П.Флоренской.

 

Тифлис. Е.В.Б. О.П. г-же Флоренской. Николаевская 67. Штемпели: Москва 12.11.01; Тифлис 20.11.01.

 

Дорогая мамочка!

Я получил на днях твое письмо и по нему вижу, что ты все по-прежнему трудишься с утра до вечера. Я бы хотел очень немножко развлечь тебя, но не знаю чем. Нет ничего интересного. Можно рассказать, впрочем, одну университетскую историю.

Прошлогодняя комиссия у нас действовала и в этом году, причем назначила ряд совещаний по курсам относительно статьи Мещерского. Председательствовал в ней наш известный историк П.Г.Виноградов1. На днях сюда приезжал Ванновский, между прочим сидел почти рядом со мной на лекции по физике, так что я мог вполне видеть, что он слушал, не очень-то понимая, хотя проф. Соколов читал прямо иронически-популярно, о чем и заявил после ухода Ванновского; затем он обедал с нами в общежитии. На почве этого приезда и разыгралась история с Виноградовым. Не знаю дело в точности, но, кажется, дело было так, что ректор наговорил попечителю Некрасову2, что «в университете теперь двоевластие; с одной стороны он, мол, ректор, а с другой распоряжается комиссия», хотя эта комиссия действовала с его ведома. Некрасов передал это Ванновскому, а сделал Виноградову выговор, как представителю комиссии.

Виноградов ранее обещал студентам дать возможность опубликовать решение совещаний, так что теперь, считая себя не сдержавшим слово перед студентами и видя в себе оскорбленными профессоров, решил подать в отставку, хотя Ванновский, узнав, как было дело, просил у него извинения и т. д., но заметил, что Некрасова удалить не может, т.к. за ним стоят выше Ванновского.

Виноградова просили остаться и профессора, даже чуть ни требовали этого. Когда же он отказался, сказав только, что около месяца просто не будет ходить на лекции, а потом незаметно уйдет в отставку, чтобы не возбуждать беспорядков, 19 или даже более лучших профессоров объявили, что они выйдут из университета вместе с Виноградовым. Среди них могу указать, напр., на Цераского, Тимирязева, Умова, Мензбира3, Новгородцева4, Герье, Ключевского, Трубецкого5 и т.д. Тогда за дело принялись студенты. Виноградову на дом (он уже с неделю не является на лекции) принесли благодарствен(ный) адрес, с более чем 1000 подписями, в котором высказывали свое понимание, что внешние, не зависящие от Виноградова обстоятельства помешали ему исполнить обещанное и т.д.

Виноградов объявил депутатам (в числе них был и Эрн), что одна причина его ухода уничтожена и если он сможет остаться с честью и уладить дело с начальством, то останется.

Не так давно была история с Герье, по поводу той же статьи Мещерского. Именно некоторым не понравилось, что Герье не ответил на нее так, как им бы хотелось, и решили устроить ему большую демонстрацию. Едва-едва профессора, наиболее уважаемые, убедили большинство отказаться от этой безобразной затеи, указывая на громадные заслуги Герье перед обществом и университетом и его 30-летнюю безупречную деятельность.

Вот тебе, моя дорогая, и новости вместо газеты. Меня-то они мало интересуют, равно как и газеты, но едва ли ты о них сможешь узнать из официальных источников, и поэтому пишу тебе, если только интересно.

Дома ли папа? Ты спрашивала об издании лекций. Вышло у нас четыре листа, на днях выйдет пятый. Времени они отнимают больше, чем я предполагал и особенно скучна корректура после переписчика, т.к. он, будучи студентом юристом, нет нет, да и напутает что нибудь.

Целую тебя, моя хорошая и всех вас. Варвара Николаевна вам кланяется. — Андросовых я очень давно не видел: страшно занят, так что до сих пор не передал твоего поклона. Целую тебя еще раз, мамочка. Твой П.

Москва 19 11 / XI 01

 

1 Павел Гаврилович Виноградов (1854–1925) — историк, профессор Московского университета с 1884г. по кафедре всеобщей истории.

2 Павел Алексеевич Некрасов (1853–1924), — математик, активно интересовавшийся также социологическими и философскими вопросами. В 1897–1905 гг. — попечитель Московского учебного округа.

3 Михаил Александрович Мензбир (1855–1935) — зоолог, профессор,( с 1886 ).

4 Павел Иванович Новгородцев (1866–1924) — глава московской школы философии права, профессор.

5 Князь Сергей Николаевич Трубецкой (1862–1905) — русский религиозный философ, публицист, профессор с 1900 г., первый и единственный выборнный ректор Московского университета (1905).

 

32

1901.11.26

П.А.Флоренский — О.П.Флоренской1

 

Дорогая моя мамочка.

На днях я получил письмо папы. Я уже очень давно не имел ничего от вас и давно ждал письма. Если бы было возможно, как бы я хотел хоть на 2-3 дня приехать к вам, но с этим экзаменом, который чего-то отложили, все расчеты перепутались, и я не знаю, когда удастся высвободиться от зачетов и т.п. Они только мешают заниматься, отнимают массу силы и времени и совершенно понапрасну задерживают. —

Деньги, конечно, получены, так что ты, пожалуйста, не вздумай присылать: если можно будет приехать, то на отъезд более чем достаточно. —

Не знаю, как проведу Рождество, но уже теперь накопилось много работы: изрядное количество толстых томов, да еще мне бы хотелось написать кое-какия статьи2, если только будет время и силы. На каждом шагу наталкиваешься на полнейшее невежество свое во всех областях, так что кажется смешным делать попытки на что-ниб<удь> новое, хотя бы и самое мелкое. И, главное, ясно видишь, что вот если бы то-то и то-то знал, то вопрос и поставленная задача решались бы сразу.

У Готлиба Феодоровича новое горе: как мне он говорил вчера, Алина (кажется, насколько я понял) умирает, так что он решительно не знает, что делать. Вообще, с тех пор, как я приехал сюда, смерть витает над всем их домом. Ты, вероятно, знаешь о семье Соколовых3, к которым они относились с большою любовью, как сами говорили, бóльшей, чем к родным. И вот менее чем в один год заснула летаргическим сном, а потом скончалась девочка одной из дочерей Соколовой, сама Соколова и, наконец, недавно сын ея, за которого держалась вся семья. Кажется, единственное, что осталось у Готлиба Феодоровича, — это его «Школа пения», которую он окончательно отделывает до последних мелочей. Он мне говорил, что многие знатоки ставят ее очень высоко, напр. директор киевской консерватории и музыкант Булериани, — близкий знакомый Готлиба Феодоровича именно благодаря ей. Но напечатать ее, вероятно, будет затруднительно, т.к. это дорого стоит, так что даже консерватория не могла взяться за такое дело.

Дорогая мамочка. Вам кажется странным и нелепым мистицизм; или же в лучшем случае думаете, что это самообольщение и самоутешение. Но это не так. Тут не может быть самообольщений, когда переживаешь мистическия события как факт, как самое достоверное, что только возможно. Если философия подвергает сомнению? напр<имер> достоверность восприятий, то вовсе не для того, чтобы убедить в том? что их нет, а только ради теоретического иcследования; но никакие аргументы (если бы они были возможны) не способны убедить (убедить, а не доказать), что не ощущаем, напр<имер>, того, что сознаем себя ощущающими. А тем более никакие рассуждения не смогут доказать мнимость событий внутренней жизни более реальных и более достоверных. Ты, может, быть помнишь это4:

 

Милый друг, иль ты не видишь,
Что все видимое нами
Т
олько отблеск, только тени,
От незримого очами.

Милый друг, иль ты не слышишь,
Что весь этот гул трескучий
Т
олько отклик искаженный
Торжествующих созвучий».

 

Со стороны это обыкновенно кажется либо метафорами, либо бредом, а что же делать (если это уж так неприятно!), что же делать, когда в известные моменты слышишь эти созвучия На меня (скажу заранее) все аргументы вроде несварения желудка и т.п. не действуют; мне кажется, что я сам прошел полный «курс» (быть может, слишком полный) и «несварений желудка», и отрицаний и т.п. Никакие «научные доводы», как их почему-то называют, меня теперь не удивят, а только могут вызвать недоумение, зачем уже 20 раз слышанное повторяют в 21. Я не берусь решать, в какой степени на них отвечено, так сказать, официально, но думаю, что даже слишком много. А себя я считаю разобравшимся во многих сомнениях и даже имеющим нечто положительное5.

Целую тебя, моя милая мамочка, и вас всех. Поздно, и поэтому кончаю письмо.

Твой П.

Москва

 

1 Конверт отсутствует.

2 Первая статья Флоренского «О суеверии и чуде» будет написана в декабре 1902 — январе 1903 г.

3 Соловьевы — бабушка П.А.Флоренского, Анфиса Уаровна, происходила из рода Соколовых, материалы о котором собирал П.А.Флоренский (Детям моим. С.455 и др.).

4 Стихотворение В.С.Соловьева (1892).

5 Это письмо — свидетельство движения Флоренского к Церкви

 

33

1901.12.08

О.П.Флоренская — П.А.Флоренскому.

 

В Москву. Большая Грузинская. Общежитие студентов имени Императора Николая II. Студенту Павлу Александровичу Флоренскому. Штемпели: Тифлис 1901.12.08; Москва 1901.12.13. Красным карандашом рукой П.А.Флоренского: №171.

 

Тифлис

8 декабря <1901>

 

Милый мой Павлик.

Видно из газет, что у вас в Москве какие-то смуты в среде студентов, аресты и т.п. Напиши, пожалуйста, в чем же дело? Пожалуй, опять будет разрушен порядок в ваших занятиях? В таком случае ты поневоле будешь свободен от занятия и найдешь время приехать к нам?

Ты слишком многим задаешься, много хочешь сделать. Это мне неутешительно, так как скорее может привести тебя к разочарованию и сознанию слабости своих сил, в несоизмеримости их сравнительно с взятою задачей. Конечно, это отчасти делается помимо нас и стремление все понять и уяснить себе так естественно.

Настроение, которое ты переживаешь, теперь мне не кажется нисколько абсурдным. «И звуков небес заменить не могли ей лучшие мысли земные» — сказал еще Лермонтов1 до Соловьева, конечно, несколько в старомодном смысле, а сущность ведь одна и та же. Да и сама часто испытываешь то же самое: слушаешь ли музыку, смотришь ли на произведение искусства или читаешь поэтов, все тоже мысли неотвязно являются в голове: в каком небольшом и ограниченном круге вращается все кажущееся разнообразие человеческих ощущений и страстей, и как еще ограниченнее и однообразнее наши способы выразить их. С высокого перевала горы кажутся такими незначительными зубчиками на земной поверхности, и как все это должно быть мизерно с опасной большой высоты! Только мы все жалки и ничтожны, и мир и все, и все сравнительно с чем-то другим… Но это не мешает нам все-таки чувствовать, когда нам больно, и холодно, и голодно, чувствовать удовольствие, когда нам удается сохраниться. (Кстати, видно, что разговор происходит зимой, а то летом пришло бы на ум другое сравнение; и значит, несварение желудка не так уж можно совсем ощущать.) И потому, несмотря на все, приходится заниматься своими маленькими делами, и чем меньше задача, тем скорее человек может разрешить ее и тем он счастливее. Акакий Акакиевич2 был, право, очень счастливым существом, и думаю, что он скорее годится как положительный нежели как отрицательный тип.

Вернемся лучше к своим делам. Конечно, приезжать на два или три дня не стоит, если нельзя на больший срок.

У нас теперь все здоровы. Андрик поправился совсем, и дети вчера уже пошли в первый раз в гимназию. Агуся занимается эти десять дней с Люсей, так как ей поневоле пришлось сидеть дома. Это был ея первый ответ применения своих педагогических знаний. За это время ей пришлось, к сожалению, прекратить и свою латынь; другия не занимались тоже музыкой, так что наша машина несколько приостановилась. Зато же и скучно было у нас! Папа пока дома; если и уедет, то, вероятно, только после праздников. — На днях мы всей семьей, кроме папы, пошли на симфонический концерт, к сожалению не совсем удачный. Это была, так сказать, первая наша вылазка против домашнего однообразия. Больше всего удовольствия доставляют нам Агуся и Андрик. Последний до того мило и забавно болтает и сам так изящен собою, что приходится просто любоваться им. –

Кто из твоих товарищей приезжает на каникулы домой? Если увидишь Готлиба Федоровича, передай ему наше чрезвычайное сожаление и сочувствие его горю, а также и искренний поклон Глафире с Алиной. Неужели же она так серьезно больна!

До свидания, милый мой Павличек. Не забывай свою

Маму

Надеюсь, что ты здоров.

 

1 Строки из стихотворения «Ангел». Правильно — «ей скучные песни земли».

2 Герой повести Н.В.Гоголя «Шинель».

 

Публикацию подготовили: А.И.Олексенко, Т.А.Шутова, А.А.Санчес, П.П.Флоренский, В.П.Флоренский, Ю.Э.Ф…, Л.В.Милосердова, О.В.Иванова.

Публикаторы выражают благодарность за помощ в подготовке материала заводу экопитания «Диод» и лично В.П.Тихонову.



См. также: Флоренский Павел Александрович - XX век от Р.Х., год первый
(Период студенчества будущего философа в Московском Императорском университете, где он учился с 1900 по 1904 год на физико-математическом факультете.)
Семья А.И.Флоренского перед отъездом старшего сына Павла на учебу в Санкт–Петербург. Весна 1900 года. Сидят: Александр Иванович Флоренский, Раиса, Павел, Елизавета, Ольга Павловна, Александр; стоят: Ольга, Елизавета Павловна Мелик-Беглярова (Сапарова), Юлия

Семья А.И.Флоренского перед отъездом старшего сына Павла на учебу в Санкт–Петербург. Весна 1900 года. Сидят: Александр Иванович Флоренский, Раиса, Павел, Елизавета, Ольга Павловна, Александр; стоят: Ольга, Елизавета Павловна Мелик-Беглярова (Сапарова), Юлия

Рисунок А.В.Ельчанинова, приложенный к его письму П.А.Флоренскому от 21.02.1901

Рисунок А.В.Ельчанинова, приложенный к его письму П.А.Флоренскому от 21.02.1901

Ольга Павловна и Андрик (Андрей Александрович) Флоренские. Лето 1902 года. Тифлис. Фото П.А.Флоренского

Ольга Павловна и Андрик (Андрей Александрович) Флоренские. Лето 1902 года. Тифлис. Фото П.А.Флоренского

А.И.Флоренский. Около 1906 года. Тифлис

А.И.Флоренский. Около 1906 года. Тифлис

Член Кавказского Землячества. Медик. Из серии открыток «Типы студентов». Каррикатура Н.Наядина. Изд. «Рассвет», Киев, 1911

Член Кавказского Землячества. Медик. Из серии открыток «Типы студентов». Каррикатура Н.Наядина. Изд. «Рассвет», Киев, 1911

Автограф письма П.А.Флоренского матери от 1 марта 1901

Автограф письма П.А.Флоренского матери от 1 марта 1901

Гимназистка Юлия Флоренская. 1901

Гимназистка Юлия Флоренская. 1901

Михаил Асатиани. 1907

Михаил Асатиани. 1907

Н.В.Бугаев (1837–1903), профессор Московского университета, декан физико-математического факультета

Н.В.Бугаев (1837–1903), профессор Московского университета, декан физико-математического факультета

Титульный лист лекций профессора Н.В.Бугаева, записанных и изданных стеклографическим способом студентами П.Флоренским и А.Бутягиным

Титульный лист лекций профессора Н.В.Бугаева, записанных и изданных стеклографическим способом студентами П.Флоренским и А.Бутягиным

Здание на Б.Грузинской улице, в котором находилось Общежитие студентов имени Императора Николая II, где П.А.Флоренский жил в 1900–1902 годах

Здание на Б.Грузинской улице, в котором находилось Общежитие студентов имени Императора Николая II, где П.А.Флоренский жил в 1900–1902 годах

Группа студентов математического отделения физико-математического факультета, однокурсников П.А.Флоренского, во время экскурсии с профессором Н.Е.Жуковским на Мытищенский водопровод 25 октября 1902 года. Фото П.Флоренского и Н.Семенникова

Группа студентов математического отделения физико-математического факультета, однокурсников П.А.Флоренского, во время экскурсии с профессором Н.Е.Жуковским на Мытищенский водопровод 25 октября 1902 года. Фото П.Флоренского и Н.Семенникова

Остатки баррикады перед аркой Московского университета. 1905

Остатки баррикады перед аркой Московского университета. 1905

Князь Сергей Николаевич Трубецкой (1862–1905), профессор Московского университета, первый выборный ректор университета (1905)

Князь Сергей Николаевич Трубецкой (1862–1905), профессор Московского университета, первый выборный ректор университета (1905)

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru