Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 69 2004

ВМДПНИ - Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства.
(О постоянной экспозиции Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства)


Эльвира Самецкая,

Фото Игоря Нарижного, Константина Петрова

 

Лицо музея

 

Лицо каждого музея - его постоянная экспозиция, и от того, как она выстроена и каково ее качественное наполнение, во многом зависит образ этого музея. Сегодня можно смело говорить, что постоянная экспозиция Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства, значительно расширенная с момента открытия и регулярно обновляемая, приобрела свой собственный сценически художественный облик, отличный от других музеев.

Тот факт, что эта экспозиция размещается в комплексе разновременных и разностильных зданий, сыграл, пожалуй, положительную роль. Вместо скучной череды однотипных помещений, монотонно сменяющих друг друга, музей получил несколько совершенно по-разному решенных "архитектурных зон", позволивших организовать независимые друг от друга разделы. Их относительная изолированность, в свою очередь, позволила в каждом случае использовать при создании экспозиции иной принцип. Так, например, обширный раздел народного искусства, расположенный на втором этаже трехэтажного корпуса архитектора В.Г.Гельфрейха, выстроен строго по материалам: лаковая миниатюра, керамика, дерево и т. д. Произведения декоративно-прикладного искусства с конца XVII века до 1917 года, разместившиеся в двух великолепных анфиладах бывшего остермановского особняка, объединены в рамках неких условных интерьеров, соответствующих определенному стилю и времени. Залы третьего этажа полностью отданы под декоративно-прикладное искусство послереволюционного периода (с 1917 года по настоящее время). В экспозиции выдержан хронологический принцип, и в рамках каждого раздела представлены виды декоративно-прикладного искусства, получившие наибольшее развитие и звучание в тот или иной временной отрезок. Например, в 1920-е годы - это фарфор, фаянс и ткани, в 1930-е годы к ним присоединяется стекло. Современный период включает также первоклассную коллекцию ювелирных изделий и костюма. Наконец, в небольших помещениях первого этажа разместились частные собрания, приобретенные музеем или принесенные ему в дар, в том числе коллекции агитационного и декоративного фарфора 1920-1930-х годов М.В.Мироновой и А.С.Менакера, русского художественного шитья и костюмов Н.Л.Шабельской, художественного серебра, самоваров, каретных часов и пр. Г.А.Кубрякова. Самый большой по размеру и значимый с точки зрения архитектурного решения Белый зал стал местом проведения наиболее значительных художественных выставок.

ВМДПНИ - музей молодой, точнее, совсем юный, и его коллекции, вполне понятно, не могут быть сопоставимы с давно сложившимися собраниями крупнейших российских музеев. Столь же очевидно, что даже при самой активной собирательской деятельности невозможно избежать существенных пробелов и представить ретроспективу развития отечественного декоративно-прикладного искусства во всей его полноте. И тем не менее в музее в короткий срок была создана экспозиция, в которой основные этапы развития декоративно-прикладного и народного искусства представлены качественными, художественно значимыми и, в значительной степени, ставшими знаковыми произведениями. Такими, как, например, гравированные кубки елизаветинского и екатерининского времен - в стекле, или предметы из "Кабинетского" сервиза Императорского завода и Орденских сервизов завода Гарднера - в фарфоре.

Столь же важно было изначально выбрать наиболее рациональное и оптимальное для музея направление собирательской деятельности, позволяющее за короткий срок сформировать достаточно полную, стилистически цельную и художественно значимую коллекцию. Таким направлением стало декоративно-прикладное искусство эпохи историзма или, как его часто называют, эклектики. При этом приоритет отдавался "русской теме" как не только созвучной названию, но и соответствующей одной из главных задач, поставленных перед музеем, - по возможности широко и полно представить прикладное искусство народов России, в том числе русское искусство.

И сегодня мы с уверенностью можем говорить о том, что наше собрание произведений декоративно-прикладного искусства "в русском стиле" - одно из самых интересных и значительных.

Дерево - основной, традиционный материал, который наиболее ценился во второй половине XIX века, когда, собственно, и происходил процесс активного проникновения "национальной стилистики" во все виды декоративно-прикладного искусства, а особенно в конструирование мебели.

К самым ранним по времени изготовления предметам такого рода относится в музее трехъярусный шкаф, с выступающей двухъярусной нижней частью, установленной на высоком профилированном подиуме. Дверцы шкафа декорированы квадратными ячейками сквозной фигурной резьбы и обрешечены также профилированными планками. Особо следует подчеркнуть, что практически полностью сохранилась слюдяная фольга, закрывающая резные проемы, - характерный элемент архитектуры XVII века, использованный в данном случае для достижения большего сходства с оригиналом. Шкаф происходит из деревни Турбанка Нижегородской области и датируется 1870-ми годами.

В собрании музея находится и едва ли не самый популярный предмет мебели в русском стиле - известное кресло под названием "Дуга, топор и рукавицы" с резной надписью на спинке-дуге: "Тише едешь, дальше будешь". Кресло было выполнено по рисунку петербургского мастера, преподавателя училища Штиглица В.П.Шутова в принадлежавшей ему же мастерской. Впервые оно, наряду с другими "шутовскими" предметами мебели, было представлено на Всероссийской мануфактурной выставке 1870 года в Петербурге. Начиная с 1871 года и едва ли не на протяжении сорока лет, многочисленные варианты этого кресла выполнялись в различных мастерских. Секрет популярности "шутовского кресла", скорее всего, объясняется тем, что все мотивы его декора заимствованы из реального крестьянского быта, а, следовательно, были вполне наглядны и доступны для понимания.

 Значительная часть коллекции включает предметы мебели, выполненные в абрамцевской мастерской. Как известно, в последние десятилетия XIX века подмосковная усадьба Мамонтовых "Абрамцево" становится наиболее ярким центром развития национальных традиций в русском декоративно-прикладном искусстве. Становление и развитие столярной мастерской в Абрамцеве (открыта в 1882 году) на новых художественных принципах связано с именем Е.Д.Поленовой. Основой для ее художественных проектов мебели стали многочисленные эскизы и зарисовки народных орнаментов, собранные во время ближних и дальних поездок по российским селам и деревням. Главным же методом с самого начала своей деятельности она выбирает стилизацию - метод, с одной стороны, характерный для народного искусства, с другой - лежащий в русле нарождающегося модерна.

Классическим примером бытовой мебели, выполненной по эскизам Е.Г.Поленовой в 1885-1890 годах, является двухъярусный шкафчик с колонкой и открытой полкой-нишей, декорированный трехгранно-выямчатой резьбой геометрического и растительного характера. В собрании музея находится еще несколько различных полочек и шкафчиков-аптечек, исполненных по эскизам художницы, причем украшенных не только резьбой различного типа, но и раскрашенных в характерной для того времени светлой цветовой гамме.

Из крупных мебельных форм, спроектированных Е.Д.Поленовой, а таких в собрании музея несколько, наибольший интерес представляет высокий двухъярусный, трехчастного горизонтального деления буфет (1890-е годы). Он выполнен из дуба, и его массивные формы декорированы геометрическим, богатого узора, резным орнаментом, образующим своеобразный и очень выразительный ритмический рисунок.

Из абрамцевской столярной мастерской выходили не только отдельные предметы (настенные шкафчики, полочки-аптечки, столы, стулья, лари и т. д.), но и целые мебельные гарнитуры. Чайный столик и скамья из одного такого гарнитура также представлены в экспозиции музея. Столешницу, спинку и сиденье скамьи украшает резной геометризированный орнамент, удивительно напоминающий по рисунку и расположению традиционную русскую вышивку на скатерти и полотенце. Этот зрительный эффект завершают локотники, стилизованные в виде конских голов.

Изделия абрамцевской столярной мастерской пользовались достаточно большим спросом. Их часто изготавливали на заказ, а широкая свободная торговля осуществлялась сначала при Кустарном музее, а затем в специальном магазине на Петровке.

Не меньший интерес представляет коллекция мебели другого известного центра - мастерской княгини М.К.Тенешевой в ее имении Талашкино под Смоленском. Деятельность Талашкинских мастерских относится к началу 1900-х годов и принадлежит уже новому этапу национально-романтического направления в русском искусстве, лежащему целиком в русле модерна. Черты, присущие как талашкинскому художественному движению, так и русскому национальному направлению модерна в целом, наиболее полно отразились в творчестве руководителя мастерской С.В.Малютина, а его талант проектировщика мебели ярче всего выразился в декоре созданных им предметов.

В собрании музея находится часть мебельного гарнитура, выполненного по проекту С.В.Малютина 1900-х годов в мастерских Кустарного музея в 1912 году, когда художник уже не работал в Талашкине. Первоначально это был набор предметов, включающий большой обеденный раздвижной стол, пять стульев, ларь-скамью и угловой шкафчик с открытыми полками. Совсем недавно к ним присоединился шкаф, приобретенный для музея Министерством культуры, и, таким образом, гарнитур приобрел практически законченный вид. Украшающие предметы стилизованные растительные мотивы глухого резного орнамента отличаются необычайной живописностью, а высветление выпуклых участков резьбы усиливает игру светотени и подчеркивает рельеф. В характере декора легко угадываются традиции русской народной резьбы, в особенности - бaрочной и домовой резьбы Поволжья.

Деятельность столярных мастерских в Талашкине и, прежде всего, Абрамцеве (появился даже специальный термин "абрамцевский стиль") во многом способствовала росту спроса на мебель, выполненную в "народных традициях". Как следствие этой популярности во многих губернских городах открылись собственные земские и частные мастерские. С деятельностью одной из них, организованной Московским губернским земством, связано имя В.М.Васнецова. В собрании музея находится несколько предметов из мебельного гарнитура, выполненного по проекту художника в начале ХХ века, - невысокий буфет, сделанный по типу поставца, и три карниза. В их декоративном оформлении использованы чередующиеся мотивы стилизованных птиц, розеток, солнечного лика, сочетающиеся с растительным и орнитоморфным орнаментом и исполненные в технике плоскостной резьбы. При этом резьба сочетается с раскраской отдельных деталей декора и с кованым металлом пяток - жуковин.

Из этой же мастерской происходят еще два предмета музейной коллекции: настенный шкафчик "Теремок" и угловой шкаф "Сказка", в декоративной отделке которых также использована не только резьба, но и кованый чеканный металл. Последний, кроме того, украшают вставки из искусственных камней и два больших живописных панно со старорусской тематикой, исполненных по рисунку В.И.Соколова.

Этот замечательный мастер является и автором росписи четырехстворчатой ширмы, выполненной еще в одном известном художественном центре Подмосковья - Сергиевом Посаде: на филенках изображены пейзажи, соответствующие четырем временам года. Роспись по дереву - одна из характерных особенностей мастерской Сергиева Посада - украшает и трехъярусный шкаф-угольник с металлическими накладками и вставками цветного стекляруса.

По сравнению с коллекцией мебели в русском стиле, коллекция художественной бронзы в рамках музейного собрания металла весьма незначительна. Тем не менее и в ней в количественном отношении преобладают изделия, выполненные все в том же русском стиле. Эта тема, постепенно все шире входившая в сознание общества в первые десятилетия еще XIX века, окончательно оформилась и в художественном металле уже к середине 1850-х годов. Большинство подобных произведений, составляющих коллекцию музея, относится все к тем же 1860-1880-м годам, и позволяет проследить основные эстетические принципы: определяющую роль сюжета, связанного с национальной темой, использование национального орнамента, возвращение к технологическим приемам, ассоциирующимся с исконной русской традицией металлообработки, тщательность и даже изысканность исполнения.

Коллекция музея представлена не только жанровой скульптурой таких известных мастеров, как Н.И.Либерих, А.Е.Лансере, Л.В.Позен, А.Е.Грачев, Р.Бах, но и целым рядом мелких утилитарных предметов: пресс-папье, чернильниц, подсвечников и других. Как правило, мелкая пластика, преимущественно фигуры крестьян и крестьянок, играет в них не только декоративную роль, но и имеет чисто практическое назначение, например: пресс-папье "Танцующий мужик" и пресс "Отдыхающий мужик", парные подсвечники с фигурами танцующей крестьянки и крестьянина, играющего на балалайке, чернильница "Девушки с коромыслом". Примечательно, что эти же (или подобные им) скульптурки существовали и как самостоятельные произведения: танцующий мужик, сидящий крестьянин, лоточник...

Эти стилистические особенности сюжетов, их формообразования и декорирования, могут быть в полной мере отнесены и к произведениям русского художественного серебра.

Бесценным даром музею стала частная коллекция драгоценных изделий ведущих российских ювелирных фирм XIX - начала ХХ века (братьев Грачевых, Овчинникова, Сазикова, Хлебникова и других), преподнесенная в 1989-1990 годах московским собирателем Г.А.Кубряковым. Среди подаренных предметов находилась и уникальная заказная ваза фирмы Овчинникова. Ее отличает необычность формы и сложный растительный орнамент, в который органично вписано изображение былинного богатыря в шеломе, поражающего булавой змия, заключенное в овальный медальон. Великолепны сложнейшая техника нанесения перегородчатой эмали на сканый рисунок и цветовая гамма эмалевого покрытия. Декор дополняют вставки из полудрагоценных камней и золочение. В целом ваза наглядно демонстрирует эстетические принципы и технологические приемы, характерные для изделий русского серебра конца XIX - начала ХХ века, уже в рамках так называемого неорусского стиля, ставшего заключительным этапом развития русского стиля и национальным вариантом модерна.

Технику эмалирования использовали почти все российские фирмы и мастерские, но наибольшую известность получили эмалевые работы именно фабрики П.Овчинникова, собственно и создавшие ему особую славу. Овчинникову принадлежит и возрождение техники перегородчатой эмали, некогда пришедшей в Киевскую Русь из Византии и утраченной во времена татаро-монгольского нашествия. Им же впервые в России было освоено производство "оконной", или "витражной", эмали, подхваченное затем другими российскими ювелирными фирмами.

А вот в русском фарфоре, в отличие от других материалов, интерес к народной теме отмечается уже с конца XVIII века, и ко времени формирования русского стиля отечественное фарфоровое производство имело довольно давние традиции жанрового решения национальной темы. Достаточно вспомнить хотя бы две серии фарфоровых скульптур - "Торговцы и ремесленники" и "Народы России", - выпущенные Императорским фарфоровым заводом в 1780-1790-х годах. Вслед за ИФЗ к народной теме обращается завод Гарднера, первое частное и наиболее значительное фарфоровое предприятие в России. Подлинную славу приносит ему серия парных скульптур, выполненных по гравюрам популярнейшего в начале XIX века издания "Волшебный фонарь". В настоящее время все эти фигурки являются раритетами, но в собрании музея есть несколько скульптур из этих серий. В частности, одним из последних поступлений стали три фигурки из "Волшебного фонаря". Вслед за ИФЗ и заводом Гарднера мелкая пластика с народной тематикой появляется на многих фарфоровых заводах России. Примечательно, что традиция создания подобной скульптуры сохраняется на всем протяжении XIX века, претерпевая незначительные сюжетно-тематические и существенные стилистические изменения, и приводит, в конечном счете, к появлению в 1860-1870-х годах натуралистической жанровой пластики из раскрашенного бисквита, отражающей различные стороны крестьянской жизни. Круг замкнулся, когда в начале ХХ столетия сразу на двух фарфоровых заводах - ИФЗ и Гарднера - были исполнены новые серии "Народов России". И коллекция музея позволяет проследить все этапы развития фарфоровой пластики в этом направлении.

Народная тематика находила воплощение не только в скульптурных образах, но и в росписи - как отдельных экземпляров, так и целых сервизов. В экспозиции музея представлен уникальный, не имеющий аналогов чайно-кофейный сервиз завода Гарднера (1820-е - начало 1830-х гг.), на всех предметах которого в прямоугольных резервах изображены разнообразные сцены из крестьянской жизни, ни одна из которых не повторяется. С этнографической точностью воспроизведены не только костюмы персонажей, но и детали построек и даже внутреннего убранства крестьянской избы. Примечательно, что столь реалистическая по манере изображения и народная по содержанию роспись вполне органично сочетается с изысканными ампирными формами этих же предметов.

С другой стороны, среди ранних "программных" произведений русского стиля в фарфоре выделяются вещи, выполненные на ИФЗ по проекту архитектора Ф.Солнцева. К сожалению, в музейном собрании отсутствуют предметы из знаменитого "Кремлевского" сервиза, но зато представлен не менее известный сервиз, исполненный для великого князя Константина Николаевича в 1848 году. Важное смысловое значение в его декоративном оформлении имеет именно древнерусский орнамент, размещенный по борту тарелок и блюд, а также навершия крышек объемных предметов, выполненные в виде позолоченных древнерусских шлемов, напрямую отсылающие нас к истокам русской государственности. Оба сервиза Солнцева знаменуют собой начало нового направления в искусстве русской керамики, открывают путь сложения нового стиля на основе использования формально-декоративных черт древнерусского искусства.

Русский стиль в коллекции фарфора представлен также целым рядом великолепных, уникальных произведений не только ИФЗ, но и частных заводов, в том числе вошедших в Товарищество М.С.Кузнецова. И в этой связи особо хотелось бы выделить петербургский завод братьев Корниловых. Основанное в 1835 году купцом Михаилом Савиновичем Корниловым с братьями и также преобразованное в 1886 году в "Товарищество..." (официально начало существовать с 1893 года), это предприятие вырабатывало фарфор мирового уровня, успешно конкурируя с другими известными заводами, не исключая Императорский. Русский стиль в его продукции получает развитие начиная с 1850-х годов и, претерпевая определенные изменения, остается одним из основных стилистических направлений завода вплоть до революции. В экспозиции музея представлены корниловские предметы из сервиза "Tete-a-tete", не имеющего известных аналогов. Их украшает "оплетающий" орнамент, выдержанный в "русско-византийском" стиле и исполненный золотом по белому и темно-малиновому фонам, выразительно подчеркивающий основные пластические элементы формы предметов, идущие от серебряной посуды допетровской Руси.

На этом же заводе выполнены две из известной серии тарелок на темы русских сказок, декорированных по рисункам И.Билибина. Роспись одной из них ("Иван-царевич и лягушка") исполнена на тему сказки "Царевна-лягушка", другой ("Черный рыцарь") - сказки "Василиса Премудрая". Известные книжные иллюстрации отнюдь не механически перенесены на плоскость фарфоровых тарелок, а в соответствии с их формой и спецификой жанра. Обе тарелки маркированы специальными экспортными клеймами, появившимися на изделиях завода с начала ХХ века. Несмотря на свою известность в среде специалистов, тарелки из "сказочной серии" Билибина встречаются необыкновенно редко.

Еще две тарелки расписаны по эскизам художницы Елизаветы Бем, известной своими акварелями и рисунками для открыток. На заводе братьев Корниловых было использовано несколько ее гротескных лубочных картинок, как правило, сопровождающихся соответствующими надписями.

В коллекции музея находятся также изумительные работы Н.А.Андреева, М.А.Врубеля, А.Я.Головина и С.В.Матвеева, в том числе или чрезвычайно редкие, или вообще существующие в одном экземпляре.

В коллекции стекла, в отличие от других материалов, русский стиль представлен немногочисленными и достаточно ординарными, хотя и характерными произведениями. Значительно полнее и разнообразнее представлены другие стилистические направления, получившие развитие в русском стекле середины - второй половины XIX века в рамках историзма. Исключение составляет графин из сервиза, выполненного в 1870-х годах на Императорском стекольном заводе по рисунку архитектора И.А.Монигетти для прогулочной яхты Александра II "Держава". Можно также упомянуть широко известный набор для крепких напитков с "чертями", расписанный по эскизам уже упоминавшейся художницы Е.М.Бем, занимавшейся в 1890-х годах разработкой образцов в "русском духе" на Дятьковском хрустальном заводе Мальцовых.

Цельностью, полнотой и разнообразием отличается еще одна коллекция, - а именно агитационный и декоративный художественный фарфор и фаянс 1920-1930-х годов. Ее основу составили замечательные частные собрания уже упоминавшихся М.В.Мироновой, А.С.Менакера и Л.О.Утесова. Коллекция Утесова, дополненная в процессе направленной собирательской деятельности музея, представлена в его постоянной экспозиции; собрание Мироновой и Менакера, в соответствии с их пожеланием, выставлено в отдельном зале.

Наряду с общеизвестными, ставшими хрестоматийными произведениями художников Государственного фарфорового завода (бывший Императорский, с 1924 года - Ленинградский фарфоровый завод), фамилии которых также "на слуху", в коллекции находятся достаточно редкие работы редких авторов, а многие вообще не представлены в других музейных собраниях. Среди таких работ есть как атрибутированные произведения, так и требующие серьезного исследования. Например, большое декоративное блюдо "1-е Мая" с росписью по рисунку З.В.Кобылецкой и тарелки А.А.Громова, исполненные "на смерть Ленина". "Траурной дате" посвящена и тарелка "Летописец", отличающаяся неординарностью художественного решения столь деликатной темы: в руках летописца законченный свиток с надписью "В лета 1924 года умер Ленин". Ее автор - талантливая художница Стелла Георгиевна Венгеровская (1892-?), чье творчество пока еще мало изучено.

Недавно коллекция музея пополнилась еще двумя произведениями художественного фарфора 1920-х годов: уникальным сервизом ("Tete-a-tete") с росписью художницы М.В.Лебедевой "Изгнание из рая" и большим овальным блюдом "Жница", исполненным по рисунку М.И.Ивашинцевой.

Мария Васильевна Лебедева (1895-1942) работала на ГФЗ с 1919 по 1923 год и исполнила целый ряд интереснейших рисунков, как агитационного характера, так и чисто декоративных. Темы и символика у нее были свои, с большинством художников не сходные. Недаром она считается, наряду с А.В.Щекотихиной-Потоцкой (соученицей по школе Общества поощрения художеств), наиболее независимой от чехонинского влияния. Чисто декоративных работ художницы сохранилось крайне мало. В частности, до сих пор было известно только блюдо с росписью на сюжет "Изгнание из рая". Экземпляр в авторском исполнении хранится в бывшем заводском музее, переданном теперь в Эрмитаж, а в фондах Государственного музея керамики "Кусково" имеется экземпляр, расписанный художницей В.Фрезе по рисунку Лебедевой. Полный сервиз с авторской меткой (стилизованное изображение лебедя, вписанное в букву "М") на всех предметах, оригинальные формы которых исполнены специально, впервые вводится в научный оборот.

Мария Ивановна Ивашинцева (1882-1957) - одна из немногих художников ГФЗ не была автором композиций агитационного характера. Может быть, отчасти поэтому ее имя незаслуженно забыто. Между тем уже в 1918 году она дала рисунки, которые стали копироваться "производственной группой" ГФЗ с января 1919 года, наряду с эскизами С.В.Чехонина и А.В.Щекотихиной. Работы художницы отличаются необычайной живописностью, органичной самой природе фарфора. Блюдо "Жница" хрестоматийно известно благодаря публикации Э.Ф.Голлербаха1, но само оно не представлено ни в одной московской музейной коллекции.

Собрание художественного фарфора первых послереволюционных десятилетий не ограничивается только произведениями ГФЗ. В нем представлены изделия Дулевского, Дмитровского фарфоровых и Конаковского фаянсового заводов, а также группы предприятий, входивших в "Новгубфарфор" и неожиданно ярко проявивших себя в 1920-е годы: "Пролетарий", "Красный фарфорист" и "Коминтерн". Сюда же можно отнести небольшую, но интересную подборку произведений раннего советского стекла, включающую произведения таких известных авторов, как В.И.Мухина.

В рамках одной статьи невозможно представить все коллекции музея, объединившего под своей крышей декоративно-прикладное и народное искусство народов всех регионов России. Поэтому мы коснулись здесь лишь нескольких, наиболее цельных и художественно значимых собраний, достойно представляющих музей, который на сегодняшний день единственный имеет полноценную постоянную ретроспективную экспозицию декоративно-прикладного и народного искусства народов России, открытую для всеобщего обозрения.

 



Официальный сайт: Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства
Чайно-кофейный сервиз со сценами из крестьянской жизни. Завод Ф.Гарднера. 1820-е годы. Фарфор, надглазурная роспись, позолота, цировка по позолоте. Фрагмент экспозиции

Чайно-кофейный сервиз со сценами из крестьянской жизни. Завод Ф.Гарднера. 1820-е годы. Фарфор, надглазурная роспись, позолота, цировка по позолоте. Фрагмент экспозиции

Чайный сервиз «Tete-а-tete». Завод братьев Корниловых в Петербурге. 1860–1880-е годы. Фарфор, надглазурная роспись, позолота

Чайный сервиз «Tete-а-tete». Завод братьев Корниловых в Петербурге. 1860–1880-е годы. Фарфор, надглазурная роспись, позолота

Парные подсвечники, рамка для фотографии, копилка, пепельница. Россия. 1870–1880-е годы. Бронза, золочение

Парные подсвечники, рамка для фотографии, копилка, пепельница. Россия. 1870–1880-е годы. Бронза, золочение

Е.Лансере. Парные подсвечники «Мальчик и девочка тянут бочки». Петербург. 1880-е годы. Неизвестный автор. Пресс для бумаги «Отдыхающий крестьянин». Петербург. 1860-е годы. Неизвестный автор. Пресс-папье «Танцующий крестьянин». Петербург. 1850–1860-е годы. Бронза, золочение, литье, чеканка, гравировка

Е.Лансере. Парные подсвечники «Мальчик и девочка тянут бочки». Петербург. 1880-е годы. Неизвестный автор. Пресс для бумаги «Отдыхающий крестьянин». Петербург. 1860-е годы. Неизвестный автор. Пресс-папье «Танцующий крестьянин». Петербург. 1850–1860-е годы. Бронза, золочение, литье, чеканка, гравировка

Графин из сервиза с яхты «Держава». По проекту И.Монигетти. Императорский стеклянный завод. 1870-е годы. Бесцветное стекло, роспись эмалевыми красками и золотом

Графин из сервиза с яхты «Держава». По проекту И.Монигетти. Императорский стеклянный завод. 1870-е годы. Бесцветное стекло, роспись эмалевыми красками и золотом

Предметы мебельного столового гарнитура. По эскизам Е.Поленовой. Абрамцево. Конец XIX–начало ХХ века. Дерево, резьба, вощение. Фрагмент экспозиции

Предметы мебельного столового гарнитура. По эскизам Е.Поленовой. Абрамцево. Конец XIX–начало ХХ века. Дерево, резьба, вощение. Фрагмент экспозиции

Н.Андреев. Тулячка в головном уборе. Керамическая мастер-ская Строгановского училища. 1910. Майолика, цветные поливы, восстановительный обжиг. Фрагмент экспозиции

Н.Андреев. Тулячка в головном уборе. Керамическая мастер-ская Строгановского училища. 1910. Майолика, цветные поливы, восстановительный обжиг. Фрагмент экспозиции

Гобелен «Царь Салтан». По эскизу М.Врубеля. Товарищество Спасо-Сетунской мануфактуры ковровых изделий. 1903. Шерсть, ручное ткачество

Гобелен «Царь Салтан». По эскизу М.Врубеля. Товарищество Спасо-Сетунской мануфактуры ковровых изделий. 1903. Шерсть, ручное ткачество

А.Головин. Братина. Художественная гончарная мастерская «Абрамцево». 1900. Майолика

А.Головин. Братина. Художественная гончарная мастерская «Абрамцево». 1900. Майолика

Михаил Александрович Врубель (?). Декоративная ваза с «масками». Художественная гончарная мастерская «Абрамцево». 1900-е годы. Майолика, цветные поливы, восстановительный обжиг

Михаил Александрович Врубель (?). Декоративная ваза с «масками». Художественная гончарная мастерская «Абрамцево». 1900-е годы. Майолика, цветные поливы, восстановительный обжиг

Мебельный столовый гарнитур. По проекту С.Малютина. Москва. 1900–1910-е годы. Дерево, резьба, вощение

Мебельный столовый гарнитур. По проекту С.Малютина. Москва. 1900–1910-е годы. Дерево, резьба, вощение

Фарфоровые фигурки заводов Ф.Гарднера, А.Попова и неизвестных частных заводов России первой половины XIX века

Фарфоровые фигурки заводов Ф.Гарднера, А.Попова и неизвестных частных заводов России первой половины XIX века

М.Ивашинцева. Декоративное блюдо «Жница». Государственный фарфоровый завод в Петрограде. 1920. Фарфор, надглазурная роспись

М.Ивашинцева. Декоративное блюдо «Жница». Государственный фарфоровый завод в Петрограде. 1920. Фарфор, надглазурная роспись

М.Лебедева. Сервиз Tete-а-tete «Изгнание из рая». Государственный  фарфоровый завод в Петрограде. 1923. Фарфор, надглазурная роспись, позолота

М.Лебедева. Сервиз Tete-а-tete «Изгнание из рая». Государственный фарфоровый завод в Петрограде. 1923. Фарфор, надглазурная роспись, позолота

А.Щекатихина-Потоцкая. Декоративная тарелка «Прогулка матроса 1 мая в Петрограде». Государственный фарфоровый завод в Петрограде. 1920-е годы. Фарфор, надглазурная роспись, позолота.

А.Щекатихина-Потоцкая. Декоративная тарелка «Прогулка матроса 1 мая в Петрограде». Государственный фарфоровый завод в Петрограде. 1920-е годы. Фарфор, надглазурная роспись, позолота.

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru