Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 67-68 2003

Александра Смык,
фото Ивана Хилько

 

Стеклянное царство Лемкулей

 

Среди отечественных коллекционеров художественного стекла наиболее известна семья Лемкуль. Вот уже почти восемь лет как в экспозиции Музея личных коллекций на Волхонке свое постоянное место занимает их уникальное собрание. Насчитывающее около трехсот предметов, оно является крупнейшим частным «стеклянным» собранием в России, а обладая весьма содержательным материалом, позволяющим последовательно проследить практически всю историю мирового стеклоделия, вполне сопоставимо и с самыми значительными музейными коллекциями.

Супруги Лемкуль прожили вместе шестьдесят лет, почти тридцать из них посвятили собирательству, которое стало и страстью, и целью жизни этих двух людей.

Федор Викторович Лемкуль, талантливейший иллюстратор детских книг, родился в 1914 году. Его отец имел немецкие корни, а мать — английские. Начал рисовать Ф.В.Лемкуль еще в ранней юности. Первоначальное художественное образование получил в московском Государственном Полиграфическом техникуме, который в то время выпускал художников книги, — там он учился вместе с будущим знаменитым мультипликатором Федором Хитруком, на всю жизнь оставшимся его близким другом. Основным своим учителем Лемкуль считал замечательного советского графика П.А.Алякринского, который много дал молодому художнику, как в смысле профессионального мастерства, так и в понимании искусства.

Окончив техникум в 1938 году, Лемкуль начал работать в различных московских издательствах и детских журналах, а когда началась Великая Отечественная война, пошел на фронт, после которого уже окончательно и навсегда вернулся к своей профессии, всецело посвятив себя работе детского книжного графика, проиллюстрировавшего к концу своей жизни более 130 изданий. Долгое время возглавляя секцию графики в МОСХе, Ф.В.Лемкуль принадлежал к поколению реформаторов детской книги.

Среди созданных им героев — любимые всеми Пиноккио, Айболит, пан Ниточка, герои стихов Д.Хармса, К.Чуковского, А.Барто, С.Михалкова, персонажи русских, латышских, чешских, итальянских, польских, английских, болгарских сказок.

Гармоничность личности художника отразилась и в коллекционировании столь хрупкого и прекрасного материала, как художественное стекло. Даже на иллюстрациях и рисунках, созданных Лемкулем, можно нередко встретить любимые предметы из его собрания.

Формировалось же оно при самом деятельном участии жены художника — Екатерины Петровны, — именно она «играла первую скрипку» в создании облика коллекции и ее научной обработке.

Еще до войны Федор Викторович женился на Екатерине Петровне Шумской, дочери коллекционера живописи и фарфора Петра Андреевича Шумского. С детства окруженная произведениями искусства, она и сама окончила театроведческий факультет ГИТИСа, где училась у известного искусствоведа Н.М.Тарабукина, прекрасно знала несколько иностранных языков, занималась переводами.

Жили они тогда рядом с Арбатом, в Староконюшенном переулке, 35, в так называемом щукинском особняке, который с 1902 года занимал знаменитый русский коллекционер западноевропейской живописи Д.И.Щукин, разместивший во всех двадцати комнатах свое прекрасное собрание. Впоследствии в этих же комнатах (но, разумеется, не во всех) поселилась и семья Шумских. Как вспоминает Елена Михайловна Макасеева, которая с родителями-коллекционерами также жила в этом доме, картины из собрания Шумских и Макасеевых висели на стенах так, что их было видно в окна прохожим с улицы. Это было поистине удивительное зрелище.

Во время войны при бомбежке особняк в Староконюшенном был разрушен, погибла мать Екатерины Петровны, осталась под обломками и большая часть собрания живописи, правда, кое-что удалось спасти, и в этом помог дядя Е.М.Макасеевой Леонид Осипович Утесов.

 

Желание собирать предметы старины возникло у супругов Лемкуль не сразу. Ближайший друг семьи Елена Михайловна Макасеева, у которой страсть к коллекционированию также «текла уже в крови», начала свое собирательство после войны. Тогда многое распродавалось, можно было очень дешево купить редкую вещь, хотя, конечно, даже в тяжелые и полуголодные послевоенные времена подобные покупки стоили серьезных лишений в плане самого элементарного быта. Однажды, увидев первые приобретения Елены Михайловны, отец Екатерины Петровны Петр Андреевич Шумский сказал дочери, что ей тоже нужно собирать какие-нибудь старинные вещи. Тогда-то и началось это увлечение, продлившееся до конца жизни.

Основу коллекции стекла Лемкулей положил небольшой бокал, относящийся к середине XVIII века, на основании ножки которого имеется надпись «ПРИДВОРНАЯ». Его супруги Лемкуль приобрели в антикварном магазине на Невском проспекте во время поездки в Ленинград. «Осенью 1949 года мы месяц жили в Ленинграде. И ежедневно ходили в Эрмитаж, на весь день, — вспоминала Екатерина Петровна. — Эрмитаж был знаком с детства, но возможность безраздельно посвятить ему столько времени представилась впервые. Все нас восхищало: и дворец, и живопись, и скульптура, и прикладное искусство. В один прекрасный день, выйдя из музея, мы зашли в антикварный магазин и увидели на полке бокал с вензелем императрицы Елизаветы Петровны и с надписью на основании “ПРИДВОРНАЯ”. Вещь точно такая же, как в витрине Эрмитажа, стояла в магазине — близкая и доступная. Так началась наша коллекция».

Вернувшись со своим «первенцем» в Москву, Лемкули начали активные поиски антикварного стекла, продававшегося в то время в комиссионных магазинах. В эти послевоенные годы в знаменитом магазине на Арбате они отыскали несколько гравированных бесцветных штофов елизаветинского времени. Это собрание стало основой их коллекции. По мере ее пополнения все больше разгоралось и желание новых приобретений. Екатерина Петровна регулярно обходила комиссионные магазины, в поисках предметов декоративно-прикладного искусства коллекционеры нередко выезжали за пределы Москвы. Их «вояжи» распространялись не только на северную столицу — Ленинград, но и в другие города России, в том числе Казань, Львов, за редкими экземплярами ездили они на Карпаты, в Крым, в Прибалтику и Закавказье.

Как известно, настоящее коллекционирование не ограничено узкой, «своей» темой, и, как истинные ценители искусства, Лемкули старались не пропускать вообще старинных редких вещей, соответствовавших их знаточеству и пониманию вкуса как такового, — таким образом они покупали многое из того, что не являлось предметом их собирательства. Эти «экземпляры» служили своего рода обменным фондом — для них в доме Лемкулей был отведен отдельный шкаф. Каждый обмен преследовал определенную цель, так как коллекционеры великолепно знали, какую вещь они хотят взамен. Например, в Казани была приобретена миниатюрная костяная копия памятника И.П.Мартоса Минину и Пожарскому. Благодаря обмену этой вещицы у них появилась действительно штучная редкость — большая граненая бутыль с вензелем Александра I. Предметом обмена не раз становились и личные украшения Екатерины Петровны.

Таким образом, происходило постепенное так называемое очищение коллекции. Эта кропотливая работа привела к тому, что у Лемкулей не оказалось ничего «случайного».

При этом ни одно приобретение не далось им легко. Жили эти люди всегда достаточно скромно. «Мы не были богаты, просто деньги тратили не на рестораны» — вспоминала Екатерина Петровна. Но, и это естественно, за каждое новое, то есть всякий раз лучшее, приобретение платилась все более высокая цена, что заставляло Лемкулей не раз в чем-то отказывать себе. Как вспоминают их друзья, Екатерина Петровна всегда была одета очень просто, хотя на ней всегда были прекрасные старинные украшения, а гостей в доме встречали столом, накрытым антикварным серебром и стеклом.

Собирая стекло, Лемкули редко обращали внимание на недостаточную сохранность предмета. Вещь поврежденная, разбитая, представляла для них такой же интерес, как и вполне целая, поэтому самыми любимыми произведениями в их коллекции были именно те, которые удалось восстановить собственными руками. К таким относится уникальный стакан конца XVII века на трех ножках-шарах с аллегорическим изображением времен года. Вся его поверхность покрыта тончайшей динамичной гравировкой, изображающей мужские и женские фигуры с соответствующими атрибутами. Вещь эту Лемкули в свое время действительно знали целой, долго пытались выменять ее у владельца, но это им, увы, не удавалось. Но, как в поговорке, — не было бы счастья, да несчастье помогло: стакан разбили, и только после этого его осколки перекочевали к Федору Викторовичу, который вернул ему прежний облик. Его умелые руки тактично помогали каждой бутыли, тарелке, кубку восстановить их целостность, а безупречное художественное чутье подсказало удачный путь — реставрировать функциональные части формы «руинированных» предметов включениями из олова — старинного и благородного материала, — не нарушая при этом собственную жизнь и историю памятника.

Критерии отбора предметов в коллекцию были весьма высоки при том, что многое определял индивидуальный вкус и пристрастия коллекционеров. Так, в сферу их внимания не попадало стекло позднего XIX века несмотря на то, что оно часто встречалось на рынке, и нередко можно было даже увидеть авторские работы, обладающие несомненной художественной ценностью. Близкий друг коллекционеров Ф.С.Хитрук вспоминает, что у Лемкулей была такая поговорка: «Все, что после Елизаветы, — нас не интересует», хотя эта фраза, несомненно, была некоторым преувеличением, ведь когда коллекция уже сформировалась, большую ее часть составили все-таки именно предметы второй половины XVIII — начала XIX века русского и западноевропейского происхождения.

Впрочем, причина такого отбора могла быть не только в пристрастиях коллекционеров, но и в общем отношении к искусству второй половины XIX века, которое в то время еще не было оценено по достоинству и практически являлось лишь предметом сугубо научного исследования. В произведениях этого времени видели только проявление эклектики, особенно в сфере декоративно-прикладного искусства, связанного уже с промышленным производством.

Люди общительные, супруги Лемкуль достаточно близко были связаны с коллегами по собирательству. Художнику Я.Н.Манухину они благодарны за многие интересные памятники, которые оказались в их владении. С И.М.Эзрахом, В.С.Кабушкиным их объединяли чисто коллекционерские отношения. С семьей В.Е.Магидса и «Землероями» (Т.Б.Александровой и И.Н.Поповым) завязались самые теплые дружеские связи. Макар Макарович Соколов, знавший «всю Москву», только Лемкулей снабжал появлявшимся на антикварном рынке стеклом, а С.А.Ханукаев добывал для них гутные сосуды из чуланов отдаленных дагестанских селений.

Семья Лемкуль оказалась известной и в кругу музейных специалистов. Крупнейший исследователь художественного стекла, всю жизнь проработавший в Эрмитаже, Б.А.Шелковников хорошо знал супругов и искренне восхищался их собранием: «Первый раз вижу, чтобы частные коллекционеры так работали». Часто бывала в доме Лемкулей и изучала их коллекцию знаменитый московский ученый, специалист по художественному стеклу Н.А.Ашарина. Ссылки на произведения из их коллекции можно встретить во многих ее публикациях.

Но Лемкули и сами занимались изучением предметов, так как вместе с увлечением собирательством к ним пришел и интерес к истории самого стекла. За многие годы ими была собрана прекрасная специализированная библиотека (около 150 книг и журналов), в которую вошли издания по истории декоративно-прикладного искусства разных стран и народов, каталоги выставок и музейных собраний. Большую ценность составляют зарубежные, великолепно иллюстрированные немецкие, чешские, английские, французские книги по истории стекла, столь редкие и практически недоступные в России. Екатерина Петровна внимательно изучала их и переводила нужные фрагменты текста. Во многих книгах до сих пор сохранились ее пометки и закладки.

Каждая поступившая в собрание вещь подробно исследовалась, составлялось ее описание, включавшее размеры, атрибуцию, известные аналоги. Так Екатериной Петровной была создана уникальная картотека, в которой особый интерес представляют карточки, относящиеся к обмененным или проданным экземплярам (происхождение, дата обмена или продажи также аккуратно фиксировалась в картотеке), ведь только они хранят след их пребывания в руках Лемкулей.

Причем, как истинные коллекционеры, Лемкули не замыкались только на стекле. Были в их доме и живописные произведения — картины Сурикова, Кустодиева, Врубеля, редкая антикварная мебель, особенно великолепный поставец и витрина середины XVIII века, в которых, собственно, и размещалось стекло, на стенах висели гравюры петровского времени, керамические блюда, стояли фарфоровые статуэтки.

Так, многолетним кропотливым трудом супругами Лемкуль была сформирована целая сокровищница антиквариата, основную часть которой составило собрание западноевропейского и русского художественного стекла, выдерживающее, как уже было замечено, конкуренцию со многими музейными коллекциями.

 

Решение передать коллекцию в дар музею пришло не сразу. У супругов Лемкуль не было детей, собрание художественного стекла было главным их детищем, смыслом многих лет жизни. И как бы тяжело ни было расставаться с ним, Лемкули посчитали, что это будет продолжением существования и их коллекции, и их жизни. В начале 1990-х годов Федор Викторович тяжело заболел, нужны были деньги на лечение. Тогда Екатерина Петровна впервые пришла к директору ГМИИ им. А.С.Пушкина Ирине Александровне Антоновой с предложением купить несколько вещей. С этого времени началось активное сотрудничество Лемкулей с музеем, заинтересовавшимся их собранием. Огромная роль в этом принадлежит сотруднице музея Варваре Замахаевой (Дробот), ставшей со временем близким и любимым человеком в доме Лемкулей.

Когда выяснилось, что болезнь Федора Викторовича смертельна, супруги вместе приняли нелегкое для них решение полностью передать коллекцию в дар музею, в недавно образованный отдел личных собраний. День за днем, предмет за предметом Екатерина Петровна знакомила Варвару Замахаеву с собранием стекла. Постепенно, при участии экспертов из музея, коллекция была полностью атрибутирована и оценена. К этому времени Федор Викторович уже не вставал, но, лежа в своей комнате, внимательно следил за происходящим, до конца желал быть в курсе событий. К сожалению, ему не суждено было дожить до открытия экспозиции — 17 июня 1995 года Ф.В. Лемкуль умер. Похоронили его на Введенском кладбище, где покоится весь род Лемкулей с середины XIX века.

Еще год продолжалась активная работа по описанию коллекции, подготовке ее к экспонированию. Во всем непосредственное, живое участие принимала Екатерина Петровна. Для собрания Лемкулей в здании теперь уже Музея личных коллекций был отведен отдельный зал, в семи витринах выставили более 250 предметов художественного стекла. Экспозицию дополнили отдельные предметы старины, некогда стоявшие в доме Лемкулей, а на стенах были размещены графические работы Федора Викторовича (также переданные в дар музею) и фотографии интерьеров квартиры коллекционеров. В последний день перед открытием Екатерина Петровна ходила по залу, плакала — она прощалась со столь дорогими ей вещами, составившими смысл ее жизни.

31 мая 1996 года состоялось торжественное открытие экспозиции художественного стекла из коллекции Ф.В. и Е.П. Лемкуль в залах Музея личных коллекций.

«Когда-то, еще маленькой девчонкой, я жила недалеко, в Староконюшенном. Мы с подружкой бегали в музей и мечтали уснуть в Египетском зале, а проснуться в Древнем Египте и увидеть живых фараонов, египтян в лодках. И вот теперь тут, на Волхонке, моя коллекция», — вспоминала на открытии Екатерина Петровна.

«В наше-то время сей дар почти невероятен» — так прокомментировала это событие директор музея Ирина Александровна Антонова. Оценило его и государство, предоставив Екатерине Петровне президентскую пенсию. Это был очень важный прецедент — выдающийся коллекционер оказался в одном ряду с Улановой, Рихтером.

Спустя месяц, ровно через год поле смерти Федора Викторовича, ушла из жизни и Екатерина Петровна, завещав часть оставшихся у нее в доме вещей Государственной Третьяковской галерее.

А экспозиция художественного стекла из собрания Федора Викторовича и Екатерины Петровны Лемкуль является сегодня одним из любимых залов у посетителей Музея личных коллекций. Представляя собой ценнейшее собрание памятников мирового стеклоделия, она является также памятником ее владельцам — людям, собравшим, бережно сохранившим и подарившим нам свое «стеклянное царство».

Екатерина Петровна (1916–1996) и Федор Викторович (1914–1995) Лемкули с предметами из своей коллекции. Фотография начала 1990-х годов

Екатерина Петровна (1916–1996) и Федор Викторович (1914–1995) Лемкули с предметами из своей коллекции. Фотография начала 1990-х годов

Кубок с крышкой, портретом и вензелем Елизаветы Петровны. Императорский стеклянный завод. 1750-е годы

Кубок с крышкой, портретом и вензелем Елизаветы Петровны. Императорский стеклянный завод. 1750-е годы

Бокал с надписью «Придворная». Императорский стеклянный завод. 1743

Бокал с надписью «Придворная». Императорский стеклянный завод. 1743

Бутыль с цветами и птицей. Первая половина XVIII века

Бутыль с цветами и птицей. Первая половина XVIII века

Штоф с аистом. Середина XIX века

Штоф с аистом. Середина XIX века

Кубок с эмблематой материнской любви в образе пеликана. Мальцовский завод. 1742

Кубок с эмблематой материнской любви в образе пеликана. Мальцовский завод. 1742

Ф.В.Лемкуль. Царь и бояре. Иллюстрация к книге А.Н.Нечаева «Сказки». 1970

Ф.В.Лемкуль. Царь и бояре. Иллюстрация к книге А.Н.Нечаева «Сказки». 1970

Стакан с двойными стенками «Вершининский». Бахметьевский завод. Мастер А.Вершинин. Около 1800 года

Стакан с двойными стенками «Вершининский». Бахметьевский завод. Мастер А.Вершинин. Около 1800 года

Кубок к крышкой, семейным портретом и дарственной надписью. Силезия. Третья четверть XVIII века

Кубок к крышкой, семейным портретом и дарственной надписью. Силезия. Третья четверть XVIII века

Графин зеленого стекла с орнаментом в стиле классицизма. Императорский стеклянный завод. Конец XVIII века

Графин зеленого стекла с орнаментом в стиле классицизма. Императорский стеклянный завод. Конец XVIII века

Графин аметистового стекла с вензелем «ЯГ». Императорский стеклянный завод. Конец XVIII века

Графин аметистового стекла с вензелем «ЯГ». Императорский стеклянный завод. Конец XVIII века

Кружка молочного стекла с крышкой, изображением пейзажа и незабудок. Императорский стеклянный завод. Последняя четверть XVIII века

Кружка молочного стекла с крышкой, изображением пейзажа и незабудок. Императорский стеклянный завод. Последняя четверть XVIII века

Рюмка рубинового стекла с вензелями «АР» и «ЕА». Императорский стеклянный завод. Конец XVIII века. Стекло рубиновое («золотой рубин») и бесцветное. Роспись золотом

Рюмка рубинового стекла с вензелями «АР» и «ЕА». Императорский стеклянный завод. Конец XVIII века. Стекло рубиновое («золотой рубин») и бесцветное. Роспись золотом

Бокал в виде лебедя. Венеция. Середина XIX века

Бокал в виде лебедя. Венеция. Середина XIX века

Кубок розового стекла. Венеция. Сальвиатти. Середина XIX века

Кубок розового стекла. Венеция. Сальвиатти. Середина XIX века

Экспозиция художественного стекла семьи Лемкуль в Музее личных коллекций

Экспозиция художественного стекла семьи Лемкуль в Музее личных коллекций

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru