Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 66 2003

Галина Васильева

 

Петербургские ведуты в Итальянской Швейцарии

 

В петербургской архитектуре XVIIIXIX веков едва ли не самый значительный след оставило творчество итальянских зодчих. Заказчиками были царствующие особы и богатая знать, и зодчие могли дать волю фантазии, создавая дворцы, поражающие роскошью искушенных европейцев. Естественно, что для воплощения своих замыслов итальянские архитекторы, работавшие в России, приглашали на контрактную работу своих соотечественников, в профессиональном уровне которых они были уверены, и многие из приехавших каменных дел мастеров, лепщиков, живописцев и скульпторов оставались в России на годы.

Одним из основных элементов декора архитектуры классицизма, подчеркивающих индивидуальный облик сооружений, является лепка. Фризы, маски, филигранного рисунка карнизы, медальоны с рельефами, колонны из искусственного мрамора выполнялись профессионалами лепщиками и требовали высочайшего мастерства, традициями которого славилась Итальянская Швейцария. Одним из таких первоклассных скульпторов-лепщиков был итальянец Доменико Феличе Ламони (1745–1830). Этот выдающийся мастер развивал в России традиции итальянской школы в обработке искусственного мрамора — стукко (stoucco), использование которого стало характерной особенностью декора в архитектуре русского классицизма.

Ламони прожил в Петербурге 20 лет, с 1772 по 1792 год, работая при Малом Дворе наследника престола Павла Петровича под руководством архитектора Антонио Ринальди. Он вернулся на родину в Итальянскую Швейцарию в городок Мудзано в 1792 году, построил дом по своему проекту, украсив его тончайшими лепными рельефами и фресками на петербургские темы. Скончался Д.Ф.Ламони в своем доме, в 1830 году1.

Об участии Ламони в декорировке дворцов в Гатчине и Павловске, а оно было значительным, в литературе упоминается вскользь. Впервые о деятельности Д.Ф.Ламони в России написал А.Н.Бенуа. Летом 1908 года Александр Николаевич вместе с семьей отправился в Итальянскую Швейцарию: «Мне хотелось отдохнуть от художественной суеты, пожить безмятежной созерцательной жизнью и в ласковой природе на три месяца забыть о театрах, музеях, выставках»2. Неожиданно для себя Бенуа оказался в местах, которые были подлинными «рассадниками искусства» (так назовет он позднее свою статью об этой поездке), где на протяжении нескольких столетий формировались династии выдающихся архитекторов, скульпторов, живописцев, каменных дел мастеров, работавших в Италии, Франции, Германии, Англии, Польше и России. На искусствоведческие изыскания, как писал Бенуа, его натолкнул И.Э.Грабарь, попросивший кое-что уточнить для своего многотомного издания. Бенуа собирал сведения о мастерах родом из Итальянской Швейцарии, которые работали в России в ХVIII и ХIХ веках. Он посещал дома, принадлежавшие известным архитекторам, скульпторам, где хранились графические коллекции, и, просматривая архитектурные проекты, обнаружил материалы по застройке Петербурга, Москвы, других городов России. Так, в окруженном живописным садом, старом доме Адамини, владельцы которого сохраняли интерьер с портретами предков-архитекторов, Бенуа обнаружил замечательную коллекцию чертежей мастеров, плодотворно работавших в России3. Творчество мало известных в то время архитекторов, Д.Трезини, Л.Руска, Т.Адамини, Д.Жилярди, неожиданно ярко предстало перед исследователем. В семейных архивах, частных художественных коллекциях Бенуа знакомился с документами, составлял списки просмотренных материалов, делал к ним научные комментарии, аннотировал чертежи, расшифровывал подписи (на обороте многих листов сохранились его пометы).

Тогда-то среди имен скульпторов-декораторов Бенуа услышал и особенно отметил имя Доменико Феличе Ламони, а посещение дома Ламони в Мудзано (Muzzano) произвело на него сильнейшее впечатление: потомки скульптора показали Бенуа дом, рисунки и фрески прадеда — виды Петербурга и его окрестностей. Бенуа обнаружил в архиве Ламони чертежи, рисунки, живопись тех итальянцев, с которыми скульптор работал в России. Наиболее ценные петербургские материалы: чертеж лестницы Мраморного дворца, выполненный Антонио Ринальди, чертеж печи для зала Войны в Павловске Винченцо Бренны, а также 15 рисунков Ламони были приобретены Бенуа для коллекции В.Н.Аргутинского-Долгорукова, который в 1912 году преподнес их в дар Музею Старого Петербурга4. Два авторских рисунка Ламони, подаренных Александру Николаевичу наследниками, он передал в Эрмитаж: «Вид на Неву и Стрелку Васильевского острова» и «Вид на Неву и Петропавловскую крепость». Произведения Стефано Торелли, — также из коллекции Ламони — неоконченное полотно «Екатерина II в образе Минервы» и «Портрет двух дочерей Ламони» — находятся в Государственном Русском музее.

Таким образом, благодаря путешествию Бенуа, музеи Петербурга и в первую очередь Музей Старого Петербурга, одним из оосновоположников которого он был5, обогатился уникальными материалами: архитектурными проектами, эскизами, портретами.

 

* * *

Привезенные Бенуа рисунки Д.Ф.Ламони занимают особое место в фонде графики Государственного музея истории С.-Петербурга (ГМИСПб) — это редчайшие изображения города 1780-х годов.

В 1992 году Музей истории С.-Петербурга обратился к архитектору господину Бенведетто Антонини (Benvedetto Antonini) с просьбой рассказать о доме Ламони, владельцем которого он является6. Выяснилось, что фрески, которыми Ламони украсил свой дом, сохранились, а дом включен в официальный список исторических памятников Швейцарии, и нас любезно пригласили у них побывать.

Весной 2000 года во время международной конференции в Швейцарии «Итальянская архитектурная культура в России» (La cultura arcitettonica italiana in Russia da Caterina II ad Alessandro I) нам довелось побывать в доме Ламони у гостеприимной семьи Антонини. Они рассказали, что последние владельцы дома из рода Ламони скончались в конце 1970-х годов. Антонини бережно хранят коллекцию чертежей и гравюр, чертежные инструменты, которыми пользовались в семье Ламони. Старший сын Д.Ф.Ламони Джузеппе Батиста Альберто (1795–1864), был архитектором военного ведомства и тоже состоял на русской службе, дослужился до звания капитана, работал в Москве и в Пскове (в коллекции ГМИСПб хранится исполненный им проект церкви в классицистическом стиле), еще один сын, Карло Сальваторе (1800–1860), был, как и отец, лепщиком и художником и работал в Турине.

В семейном архиве мы не обнаружили графических работ Д.Ф.Ламони, но великолепно сохранилось убранство дома, исполненное его хозяином в конце ХVIII столетия, и его уникальные интерьеры.

Трехэтажный каменный дом расположен за строгой чугунной оградой в центре небольшого городка Мудзано напротив церкви Благовещения, на via delle Еcuele. Вдоль главного фасада со стороны небольшого внутреннего дворика проходит открытая галерея первого этажа, где находится вход в парадный вестибюль. На каменном полу в круге — мозаичный герб рода Ламони, справа от входа, на изящном постаменте в виде ионической колонны, установлен гипсовый бюст Доменико Феличе Ламони. Он исполнен в традиции римского портрета: высокий лоб, крупные выразительные черты немолодого лица, плечи задрапированы тканью (фотографию этого бюста, возможно им же и выполненную, Бенуа поместил в журнале). Интересен камин в вестибюле, богато декорированный рельефными композициями из искусственного мрамора, — работы Ламони. Ему же принадлежит лепное убранство и фрески в интерьерах второго этажа. «Отделка спальни в собственном доме и несколько других скульптур там же, хотя и исполнены без особой тщательности, однако пленяют своей грацией и виртуозностью», — писал Бенуа7.

Сохранился скульптурный декор дома, он исполнен с большим мастерством и напоминает работы Ламони в великокняжеских дворцах в пригородах Петербурга. Аллегорические сцены и орнаментальные композиции в виде тончайших рельефов украшают десюдепорты и камины. Ламони использовал различные оттенки искусственного мрамора в оформлении стен, декорированных пилястрами. Десюдепорты в светлой, просторной гостиной второго этажа выполнены в технике фрески. Это ведуты Петербурга 1770–1780-х годов: Большой театр, Петровская площадь, Петропавловская крепость, темы для интерьеров швейцарского дома редчайшие. К двум последним сюжетам есть аналогичные по композиции акварели Ламони, хранящиеся в ГМИСПб. Выполненный художником рисунок Петропавловской крепости находится в Эрмитаже.

Изображения уникальны и с иконографической точки зрения: Большой театр в Петербурге, здание, возведенное по проекту А. Ринальди при участии театрального художника Л.Тишбейна, — не сохранилось8. В 1802 году началась перестройка театра по проекту архитектора Тома де Томона, а облик первого Большого театра Петербурга, торжественное открытие которого состоялось в 1783 году, оказался увековеченным на рисунке и стенах дома в Швейцарии. На фреске, по сравнению с акварелью, расширено пространство Театральной (Карусельной) площади, все выглядит более грандиозно — и театр, и парусники, плывущие по Крюкову каналу. Под фреской на неширокой полосе из искусственного мрамора, в центре, помещена гипсовая женская маска. Фреска органично включена в скульптурное оформление портала гостиной. Симметрично над двумя дверьми по другой стене гостиной написаны две небольшие фрески шириной с одностворчатую дверь.

На одной запечатлен пейзаж, изображающий Неву, Дворцовую набережную и Петропавловскую крепость; на переднем плане — набережная петербургской стороны с прогуливающейся публикой, на Неве около крепости парусники. Художник изобразил деревянный Иоанновский мост с подъемным устройством, развевающееся знамя на флагштоке Нарышкина бастиона, а далее — силуэт Петропавловского собора.

Фреска с изображением Сенатской площади расположена над другой дверью по той же стене. И в этом пейзаже можно увидеть множество редких, давно ушедших в прошлое деталей облика Петербурга. На переднем плане — канал с переброшенным через него мостом, старый Исаакиевский собор, конный памятник Петру I («Медный всадник») и здание Сената до его реконструкции. На противоположном берегу Невы виднеется здание Академии художеств, дворец князя А.Д.Меншикова на Васильевском острове.

В память о далеком северном городе на стенах своего дома Ламони изобразил петербургские пейзажи, в которых запечатлел своеобразие обширных городских пространств, полноводную Неву. Можно представить, как в этой гостиной собирались друзья, с которыми его связывала творческая работа в России, для них эти пейзажи были так же знакомы и памятны, как и для хозяина дома.

Итальянцев, как и других европейцев, в Россию влекли небывалый размах строительства, возможность осуществления своих самых смелых замыслов и, не в последнюю очередь, высокие гонорары.

Круг мастеров, выходцев из окрестностей Лугано, работавших по контрактам в России, был достаточно широк. В 1780-е годы, когда Ламони работал под руководством архитектора Чарлза Камерона, вместе с ним по созданию лепного декора дворца трудился Антонио Бернарскони, также родом из Итальянской Швейцарии. Они выполнили медальоны и орнаментальный рельеф на главном фасаде дворца, лепку в интерьерах: медальоны со знаками зодиака в Египетском вестибюле, Спальне, Парадной столовой, Туалетной комнате, Ковровом кабинете и Бильярдной (великолепное лепное убранство, созданное скульпторами, было восстановлено во время реставрационных работ). В те же годы в декорировке Павловского дворца принимали участие живописцы-декораторы итальянцы братья Карл и Джозуе Скотти, они расписывали плафоны и стены дворца.

 

* * *

Иная грань творческого наследия Ламони — эскизы и рисунки, составившие его графическую коллекцию, сосредоточенную в основном в ГМИСПб9. Это виды Петербурга, Павловска, Гатчины, исполненные пером, тушью, акварелью в 1780-х годах. Ламони прекрасно владел техникой перового рисунка, динамичные композиции выполнены легким энергичным штрихом. Он любил сочетать черную тушь и сепию, и это придавало живописность его графике. Характерная особенность рисунков пером — экспрессия в изображении стаффажа: скачущие всадники в широкополых шляпах и развевающихся плащах, стремительно летящие экипажи, матросы, взбирающиеся на мачты парусников. Архитектурные композиции рисунков Ламони напоминают задники театральных декораций, на фоне которых разворачивается, как на сцене, поставленный художником спектакль. Полные экспрессии и прелести натурных зарисовок, эти работы по своему мастерству приближаются к блестящей графике его великих соотечественников — Джваренги и П.Гонзага.

Яркий тому пример рисунок Д.Ф.Ламони «Вид Невского проспекта», где запечатлен центр не сохранившегося до наших дней старого Петербурга: особняк генерала А.Вильбоа, построенный архитектором Растрелли в конце 50 — начале 60-х годов ХVIII века, первый каменный мост через Екатерининский канал, сооруженный инженером Н. Голенищевым-Кутузовым в 1766 году. Рисунок был выполнен Ламони с колокольни церкви Рождества Богородицы, полностью разобранной при строительстве Казанского собора (хорошо сохранившиеся фундаменты церкви летом 2000 года обнаружили при реконструкции сквера перед собором).

На рисунке «Набережная Невы у Летнего сада» — изображена панорама Дворцовой набережной от Лебяжьей канавки в сторону Зимнего дворца. Рисунок исполнен черной и серой тушью, подцвечен сепией. По Неве плывут парусники, лодки, гондолы, и можно предположить, что рисунок исполнен с палубы корабля, стоящего на Неве. На первом плане художник изобразил два известных петербургских дома, прославленных и событиями, которые здесь происходили, и своими обитателями.

Один их них — дом президента Академии художеств И.И.Бецкого (Дворцовая набережная, 2), сооруженный после 1784 года. На рисунке видны два фасада этого здания, на северном, невском, фасаде запечатлен картуш на аттике, высокий портал в центре здания, на крыше бокового фасада, выходящего на Лебяжью канавку, виден висячий сад, которым славился дом, одна из башен, выходящая на Марсово поле. В 1790-х годах здесь жил И.А.Крылов, находилась его типография и печатались сатирические журналы «Зритель» и «Санкт-Петербургский Меркурий».

Рядом с домом Бецкого запечатлен дом (Дворцовая набережная, 4), возведенный по проекту Джваренги в 1784–1788 годах для купца Ф.И.Гротена. Позднее его владелицей стала княгиня Е.П.Барятинская, а в 1796-м дом был подарен Н.И.Салтыкову. Проект фасада дома, авторский лист Кваренги, хранится в ГМИСПб. На рисунке Ламони дом изображен в тот период, когда им владела Барятинская (Ламони покинул Петербург в 1792 году). Далее по набережной виден один из самых великолепных дворцов Петербурга ХVIII века — Мраморный дворец, возведенный А. Ринальди для графа Г.Г.Орлова к 1785 году; вспомним, что Ламони хранил чертеж лестницы этого дворца. Перед Мраморным дворцом еще не построен служебный корпус и поэтому виден фрагмент дома на противоположной стороне Миллионной улицы, это здание, сооруженное в 1770-х годах архитектором Ю.Фельтеном.

Среди гатчинских зарисовок наиболее интересно изображение дворца графа Г.Г.Орлова в Гатчине, построенного по проекту А. Ринальди. Позднее он был перестроен для великого князя Павла Петровича по проекту архитектора В.Бренна. Рисунок Ламони остался редчайшим изображением дворца до перестройки.

Пейзажи Павловска — гуаши и акварели 1780-х годов — созданы в период строительства дворцово-паркового комплекса. Художник запечатлел долину реки Славянки, Павловский дворец, парковые павильоны; из городских сооружений — Мариинский госпиталь, построенный по проекту Дж. Кваренги. Павильон, получивший в начале XIX века название «Памятник родителям», был сооружен Ч.Камероном в 1786–1787 годах в память умершей незадолго до того сестры великой княгини Марии Федоровны. Вскоре после возникновения павильона Ламони изобразил этот уголок парка, подробно зарисовал деревья растущие на поляне, дорожку ведущую к павильону, обсаженную цветами. Первоначально павильон не был украшен скульптурой, что и видно на рисунке. Ламони изобразил доску с посвящением в центре и левую нишу с вазой, в дальнейшем, в связи с установкой скульптуры в память родителей, исполненой И.П.Мартосом, ниши с вазами были заложены.

Таким образом, роль Ламони не ограничивается созданием им лепного убранства великокняжеских дворцов — его петербургские пейзажи можно считать ценным иконографическим материалом павловской эпохи.

 

1 Thime H., Becker F. Allgemeine Lexikon der Bilden den Künstler. Leipzig, 1940.

2 Бенуа Александр. Рассадник искусств (Alexandre Benois: Pepiniere d’art. Lugano et ses environs) // Старые годы. 1909. Апрель. С.175.

3 До сих пор в старом доме Адамини живут потомки архитекторов, сохраняющие графическое наследие своих предков, предоставляя исследователям материалы для изучения. В 2000 г. в Мендриссио открылась выставка архитектурной графики из архивов Адамини и Жилярди: Arcitetti neoclassici ticinesi fra Neva e Moscova I fondi grafici degli archivi Adamini e Gilardi. На ней было достаточно полно представлено творчество двух династий архитекторов Томазо, Леоне, Доменико Адамини, Джованни Баттиста, Доменико, Алессандро Жилярди, а также архитектурные проекты Ф.Растрелли, Дж. Кваренги, А.Ринальди, К. Росси, находящиеся в этих коллекциях. В 2001 г. выставка была показана в Венеции в фонде Чини (Galleria di Palazzo Cini, Fondazione Giorgio Cini).

4 Васильева Г.Б. Рисунки Доменико Феличе Ламони в собрании Государственного музея истории Ленинграда // Памятники культуры. Новые открытия. М., 1988 С. 265– 274.

5 В 1907 г. в Петербурге при Обществе архитекторов-художников был создан Музей Старого Петербурга — ныне Государственный музей истории С.-Петербурга (ГМИСПб). Музей создавали ценители и знатоки петербургской архитектуры и истории художники, архитекторы, меценаты В.Н.Аргутинский-Долгоруков, А.Н.Бенуа, А.Ф.Гауш, П.П.Вейнер, Н.Н.Врангель, В.Я.Курбатов, Н.Е.Лансере, П.Ю.Сюзор, И.А.Фомин, а также широкий круг друзей музея. Они устраивали выставки, привлекая внимание публики к необходимости изучения и сохранения культурного наследия. В собирании предметов для музея приоритетным было историко-архитектурное направление. Благодаря стараниям сотрудников музей пополнялся уникальными материалами. В эти годы и было собрано ядро коллекции: чертежи, петербургские пейзажи в графике и живописи, детали архитектуры: маскароны, чугунные решетки, витражи, предметы декоративно-прикладного искусства — убранства интерьеров.

Председатель дирекции Музея Старого Петербурга П. Вейнер в 1914 г. принес в дар музею редкие образцы печатной графики — виды Петербурга и его ближайших окрестностей, книги и альбомы начала ХIХ в., планы и более 200 листов архитектурной графики и рисунков Джваренги. Это самое крупное собрание чертежей архитектора в России.

Ценные дары на протяжении многих лет преподносил музею его главный хранитель талантливый художник А.Ф.Гауш, за собственный счет он приглашал фотографов, чтобы запечатлеть деревянные постройки, которые подлежали сносу; архитекторы Н.Е.Лансере, И.А.Фомин руководили фотосъемкой, благодаря этому в музее сохранились прекрасные фотографии уже давно не существующих зданий старого Петербурга.

Архитектор П.Ю.Сюзор, автор проекта здания компании Зингер на Невском проспекте, подарил музею бронзовые бюсты российских императоров, чертежные инструменты, Ф.Ф.Нотгафт пожертвовал ценную коллекцию юбилейных бронзовых медалей, гравюры с видами Петербурга середины ХVIII в. по рисункам М.И.Махаева, А.Н.Бенуа — литографии, гравюры, фотографии.

Тонкий знаток искусства, страстный коллекционер, меценат В.Н.Аргутинский-Долгоруков передал в музей живопись, чертежи, рисунки, а также редчайшие листы печатной графики: гравюры, литографии.

Сотрудники музея, в буквальном смысле, одаривали Музей Старого Петербурга. В старых инвентарных книгах сохранились имена всех дарителей, мы же упомянули лишь некоторые.

В наше время в собрании Государственного музея истории С.-Петербурга, одного из крупнейших музеев России, наиболее полно представлены все этапы развития Петербурга.

6 Находясь в 1989 г., в связи с празднованием дней Ленинграда, в Милане, городе побратиме, я рассказала своей знакомой, филологу и переводчику Карле Мускио сюжет о рисунках Ламони, хранящихся в нашем музее, и о возможности существования фресок на петербургские темы в его доме в Мудзано. Позвонив по телефону в Швейцарию, в муниципалитет Лугано, мы узнали адрес дома Ламони. Началась переписка с нынешним владельцем дома господином Бенведетто Антонини.

7 Бенуа Александр. Рассадник искусств. С.181.

8 На его месте стоит здание Петербургской консерватории.

9 В коллекции музея хранится пятнадцать графических работ Д.Ф.Ламони.

Д.Ф.Ламони. Работа неизвестного автора. Гипс. Коллекция Ламони. Мудзано

Д.Ф.Ламони. Работа неизвестного автора. Гипс. Коллекция Ламони. Мудзано

Д.Ф.Ламони. Большой театр в Петербурге. После 1792 года. Фреска. Дом Ламони. Мудзано

Д.Ф.Ламони. Большой театр в Петербурге. После 1792 года. Фреска. Дом Ламони. Мудзано

Д.Ф.Ламони. Петропавловская крепость. После 1792 года. Фреска. Дом Ламони. Мудзано

Д.Ф.Ламони. Петропавловская крепость. После 1792 года. Фреска. Дом Ламони. Мудзано

Д.Ф.Ламони. Сенатская площадь. После 1792 года. Фреска. Дом Ламони. Мудзано

Д.Ф.Ламони. Сенатская площадь. После 1792 года. Фреска. Дом Ламони. Мудзано

Дворец в Павловске. Бильярдная. Карниз и фриз. Деталь. Лепка Д.Ф.Ламони. 1780-е годы. Фото 1939 года

Дворец в Павловске. Бильярдная. Карниз и фриз. Деталь. Лепка Д.Ф.Ламони. 1780-е годы. Фото 1939 года

Д.Ф.Ламони. Невский проспект. 1780-е годы. ГМИ СПб.

Д.Ф.Ламони. Невский проспект. 1780-е годы. ГМИ СПб.

Д.Ф.Ламони. Набережная Невы у Летнего сада. 1780-е годы. ГМИ СПб.

Д.Ф.Ламони. Набережная Невы у Летнего сада. 1780-е годы. ГМИ СПб.

Дворец в Павловске. Бильярдная. Центральная розетка плафона и фонарь. Лепка Д.Ф.Ламони. 1780-е годы. Фото 1939 года

Дворец в Павловске. Бильярдная. Центральная розетка плафона и фонарь. Лепка Д.Ф.Ламони. 1780-е годы. Фото 1939 года

Дворец в Павловске. Столовая первого этажа. Лепной бордюр плафона и часть карниза со львами. Лепка Д.Ф.Ламони.1780-е годы. Фото 1939 года

Дворец в Павловске. Столовая первого этажа. Лепной бордюр плафона и часть карниза со львами. Лепка Д.Ф.Ламони.1780-е годы. Фото 1939 года

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru