Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 59-60 2001

Валерий Турчин

 

Карты, символы, искусство

 

Играть, так играть. Кажется ли, или и впрямь из некой метафизической дали прибрели к нам эти пустотелые коконы-тела? Фигуры их обтянуты лентами карт: так раненых перевязывали бинтами, а древние египтяне пеленали своих мертвецов. Они немы, им нечего сказать, но мы понимаем, что они гости из неведомых краев, где страсть сжигает души дотла, то есть это аллегория, в самом банальном и самом высшем понимании такой стилистической и смысловой фигуры. И знаем, что их пригласила в гости художница Наталья Нестерова; это на ее полотна мы смотрим, и это ее краски, ее образы. На столе, в мастерской на Арбате, лежит неполная колода карт, рядом начатый пасьянс. Гадать, так гадать.

Невольно задумаешься, что карты нам и что мы им.

Художники со времен кубизма полюбили их изображать, ими декорируя свои композиции и раскладывая пасьянсы своих «измов», когда один из них побеждал другого в страшной борьбе не на жизнь, а на смерть. Они намекали на искусство ворожей, сравнивая свои живописные ребусы с таинствами предсказания судьбы: зрителю и то и это казалось непонятным и загадочным. Помнится, «Бубновый валет» напугал обывателей в 1910 году, да так, что мастеров, решившихся выставиться, запомнили надолго. Чудилось, что заманивают они не на вернисаж, а в игорный дом, чтобы обчистить души и обмануть. «Бубнововалетовцы»! Они решили клеймо «valet de carreau» поставить на афишу, тем самым напомнив о темных проделках «валетов», давно почитавшихся за шутов, пройдох и мошенников. Чуть ли не Мольер в «Любовной досаде» упомянул их. Вот и Ганя Иволгин у Достоевского молчит при разговоре князя Мышкина с Настасьей Филипповной («она всю жизнь будет меня за валета бубнового считать»). Салтыков-Щедрин в очерках «Дети Москвы» вспоминает об образе каторжанина «с бубновым тузом на спине». Этот образ появляется и в «Двенадцати» Блока: «На спину б надо бубновый туз». Не менее дерзки были и валеты червонные. Славу ихнюю донес до русского читателя П.Понсон де Террайль в книге «Клуб червонных валетов», зачитанной в России в переводах до дыр. Там живописно рассказывалось о людях, живших шантажом. Вся эта символика карт, всплывающая со дна простонародных представлений и входящая в образы литературы и изобразительного искусства нового времени, уходит историческими корнями своими в глубь веков, в средневековье. И всякий, взявший по тому или другому поводу карты в руки, вольно или невольно приобщен к большой традиции, ибо глядя на «картинки» с «рубашками», занимаясь символикой чисел на картонках, раскладывая их перед собой в определенном порядке, вступает в борьбу с великой Игрой, где он лишь потенциальная жертва.

Искусство гадать на картах и играть в карты издавна связывалось с историей искусства, хотя бы потому, что часто великие мастера, будь то Мантенья, Дюрер или Давид, не считали для себя зазорным их порисовать. Впрочем, хотя и великие мастера интересовались, как их изготовить, всякому понятно, что при необходимости он и сам при помощи бумаги, ножниц и карандаша может смастерить колоду. Но по-настоящему дело пошло на лад, когда карты, рисованные до того от руки художниками и которые владыки прятали в драгоценные ларцы, позволяя себе поиграть в них лишь в случаях особо торжественных, стали печататься с медных или деревянных досок, как гравюры. Церковные владыки (сами тайком поигрывая в своих апартаментах в картишки) не знали, как бороться со злом, чуя в нем изобретение дьявола. Страсть к игре подобно эпидемии охватила Европу. Неведомое изобретение восточных мудрецов, где стреловидные дощечки (прообразы карт) являли четыре стихии, было купцами занесено в Венецию и другие торговые города. Стихии быстро приспособили в «масти», и они стали представлять горожан и крестьян, королей и рыцарей. Как и в жизни, между картонными персонажами началась увлекательная борьба, а карты с цифрами, помимо их глубокой эзотерической символики, намекали на богатство, возрастая по достоинству. Цыгане, наследуя «тайны Востока», вскоре принесли в города Европы искусство гадания и тем особенно прославились, занимаясь своим ремеслом на рыночных площадях и во дворцах знати. Они предсказывали по картам будущее, и это добавило «картонкам» еще большей таинственности. Система «тарок» или «тарокки» (названия менялись в зависимости от страны распространения) насчитывала 80 листов в колоде, и их охотно применяли для гадания. Игровые же системы обходились, как правило, меньшим количеством, в зависимости от правил.

Сама же мания игры охватила в XVII веке чуть ли не все слои населения, и каждый находил оправдания для подобного проведения досуга. Солдаты коротали время между битвами и развлекались в походах, монахи играли в монастырских кельях, девицы у себя в светелках, короли в залах и опочивальнях… Казацкие заставы познакомились с новым европейским развлечением и вскоре «заразили» всю Россию. Нередко карты украшались девизами и сентенциями, и с ними придумывались различные игры, не только «в дурачка», но и любовные. Одновременно с общим увлечением росла и каста шулеров, многие из которых стали подлинными мастерами по потрошению кошельков простаков. Чтобы затруднить подглядывание за картами партнера, на оборотной стороне их стали наносить пестрый орнамент — «рубашку». Последним потрясением для иконографии карточных изображений явилась Великая Французская революция, которая предпочитала санкюлотов и обезглавленных королей. Наполеон I приказал печатать на колодах карты местностей, куда отправлял свои армии. В другие времена на них даже писались (в транскрипции) предложения вроде «Сдавайся!» и «Где враг?». Но все-таки всевозможные дидактические ухищрения владык мира слетали с печатных картонок, как ненужный сор, и уже в начале XVIII столетия складывается более или менее каноническая стилистика оформления карт. Вот почему герои баталий за столом до сих пор щеголяют в париках, костюмах и платьях эпохи рококо. И только шутники им могли пририсовывать длинные носы и большие уши, а то и вклеивать фотографии своего начальства. Так как карты были связаны с деньгами и страстями, сама игра часто сопровождалась буйными возлияниями, то понятно, что и «девки» могли вскоре стать героинями «картинок». Так появились порнографические карты — плод запрещенной низовой культуры.

В России карточную игру восприняли с удовольствием. В эпоху Екатерины II печатались различные руководства с «описанием картежных игор и с показаниями правил оных». И отдельные ограничения в XVIII веке имели эпизодический характер, преимущественно они касались преследования шулеров, которым порой грозили нешуточные наказания. Сложен был только вопрос об организации специальных игорных домов, появившихся сперва в Париже в XVIII веке. Они, конечно, приносили колоссальный доход, но как место низких страстей, наживы и часто преступлений вызывали массу нареканий. Тем не менее те, кто поддался пагубной страсти, знали, куда им ехать, а именно, в некоторые города Германии, скажем, Баден-Баден. XIX век был полон рассказов-историй о казнокрадстве, проигранных поместьях, лошадях и любовницах, о неудачниках-самоубийцах. Так как каждая талия требовала свежих колод и расход карт был огромен, то создавалась целая индустрия небольших типографий, специализировавшихся на их изготовлении. В Россию карты обычно привозились из-за границы, преимущественно Германии или Польши. Отечественные производители им только подражали. Однако в начале XIX века в России печатание карт было монополизировано двором и вплоть до революции 1917 года оставалось императорской привилегией. Советская власть долго не знала, как отнестись к «позорному наследию прошлого», игроков всячески клеймила, но и сама, во время перерывов на партконференциях, любила перекинуться в безобидного «дурачка». Попытки изменить стилистику оформления карт были малоудачными, только что разве модерн и Ар деко уточнили в современном вкусе рокайльные элементы декора.

Насколько XIX век оказался мало оригинален в стиле оформления карт, настолько сами карты стали символами стиля. Оноре Домье, посетивший выставку Эдуарда Мане, заметил, что она возвращает нас к Ланселоту. В его замечании содержался намек на имя одного из легендарных рыцарских «валетов», входивших в символику старинных карт. Эту позицию прояснил, глядя на «Олимпию», Гюстав Курбе, который сказал: «Я, конечно, не академик, но живопись ведь это не игральная карта». Критиков новатора поразило то обстоятельство, что живопись Мане «плоская», фигуры резко оконтурены, и это дало им повод вспомнить о раскрашенных картонках для игры. Потом уже Поль Сезанн стал, завершая караваджистскую традицию, работать над своими «Игроками в карты». В России в разгар авангардных поисков Ольга Розанова создала серию карточных персонажей, в которой, возможно, представила в аллегорическом виде героев «Бубнового валета».

Видимо, образы карт решительно входят в сознание европейской культуры в эпохи бурных перемен. Ведь и «Пиковая дама» Пушкина стала символом конца романтизма…

Наталья Нестерова, раскладывая пасьянсы в мастерской и представляя образы окартеженных людей, завершает большую традицию «картопонимания». Когда-то, на заре отечественного постмодернизма, Владимир Немухин разбросал карты по своим холстам, модернизируя кубистов. Теперь же, когда завершение постмодернизма близко как никогда, становится понятно, что он и мог явиться нам в индивидуализированной мифологии Нестеровой, говорящей, что всему насту­пает конец, и культуре карт в европейской культуре также.

Наталья Нестерова

Наталья Нестерова

Н.Нестерова. Карточный домик на пруду. 1987

Н.Нестерова. Карточный домик на пруду. 1987

Неизвестный художник. Игральная карта. Франция. Не ранее 1813

Неизвестный художник. Игральная карта. Франция. Не ранее 1813

Н.Нестерова. Игра в людей. Белые люди, черные человечки №2.1987

Н.Нестерова. Игра в людей. Белые люди, черные человечки №2.1987

Неизвестный художник. Игральная карта. Франция. Не ранее 1813

Неизвестный художник. Игральная карта. Франция. Не ранее 1813

Н.Нестерова. Танец. 2001

Н.Нестерова. Танец. 2001

Н.Нестерова. Птица. 1989

Н.Нестерова. Птица. 1989

Неизвестный художник. Валет пик (Барклай-де-Толли). Германия, Лейпциг. 1814–1815

Неизвестный художник. Валет пик (Барклай-де-Толли). Германия, Лейпциг. 1814–1815

Неизвестный художник. Дама пик (Зима). Германия, Лейпциг. 1814–1815

Неизвестный художник. Дама пик (Зима). Германия, Лейпциг. 1814–1815

Н.Нестерова. Аргумент I. 1996

Н.Нестерова. Аргумент I. 1996

Н.Нестерова. Игра. 1999

Н.Нестерова. Игра. 1999

Н.Нестерова. Аргумент II. 1996

Н.Нестерова. Аргумент II. 1996

А.Шарлемань. Король червей. Россия, Петербург. 1880-е годы

А.Шарлемань. Король червей. Россия, Петербург. 1880-е годы

А.Шарлемань. Валет крестей. Россия, Петербург. 1870-е годы

А.Шарлемань. Валет крестей. Россия, Петербург. 1870-е годы

Н.Нестерова. Трое. 2001

Н.Нестерова. Трое. 2001

А.Бейдеман. Дама пик, Король пик. Россия, Петербург. Середина XIX века

А.Бейдеман. Дама пик, Король пик. Россия, Петербург. Середина XIX века

А.Баумгартнер. Король бубенцов (Александр I). Германия, Лейпциг. 1815

А.Баумгартнер. Король бубенцов (Александр I). Германия, Лейпциг. 1815

Н.Нестерова. Предательство. 13 частей. 2001

Н.Нестерова. Предательство. 13 частей. 2001

Н.Нестерова. Карточная игра. 1999

Н.Нестерова. Карточная игра. 1999

А.Баумгартнер. Шестерка сердец. Германия, Лейпциг. 1815

А.Баумгартнер. Шестерка сердец. Германия, Лейпциг. 1815

Н.Нестерова. Любитель карт. 1995

Н.Нестерова. Любитель карт. 1995

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru