Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 77 2006

Елена Трофимова (Васина)

 

Тот самый Васин

 

Разговаривая как-то с поэтом Евгением Рейном, я сказала, что мой отец был книжным графиком. Рейн, знаток и любитель книг, оживился. «А как его фамилия?» — «Да ты вряд ли ее знаешь», — ответила я, поскольку разговор происходил в конце 80-х. «Ну так все же?» — «Васин» — сказала я. Тут Рейн выпучил на меня свои огромные черные глазищи и прорычал: «Васин!!! Тот самый Васин!!!»

И рассказал, как знали и собирали его книги, как любили его рисунки в «Огоньке» и «Неделе». Каким событием для любителей книги 60-х был оформленный им томик Франсуа Вийона.

Александр Андреевич Васин. Каким он был?

Теперь, когда я уже старше своего отца, я смотрю на его жизнь иначе. И понимаю то, что по молодости лет понять не могла.

Первое, что скажут люди, знавшие Александра Васина, — это был очень веселый, артистичный человек. Легко импровизировал, писал стихи, играл на фортепиано, пел, танцевал. Был душой любой компании. Все делал очень легко. Работа была ему в радость и как будто не доставляла никакого труда. Конечно, это было лишь внешнее впечатление. Но в те годы мне так казалось.

Отец жил полно, радостно, но как-то чрезвычайно быстро. Все уместилось в пятьдесят шесть лет.

Родился он 30 августа 1915 года в городе Рязани. Умер в Москве 13 ноября 1971 года.

Путь в искусство начал издалека. Сначала окончил архитектурно-строительньй институт. После него работал в мастерской известного архитектора А.Бурова.

Началась война. Он служил в армии — обучал курсантов военно-строительному делу. И рисовал, рисовал, рисовал… В основном это были карикатуры. Их даже стали печатать в газетах.

Наконец он решился пойти в «Крокодил», где работали его кумиры — художники Л.Бродаты, К.Ротов, молодой В.Горяев. Там ему посоветовали поступать в художественный институт. А учиться ему очень хотелось. Он всегда учился.

Поступив в Художественный институт им. В.И.Сурикова, Александр Васин попал в мастерскую П.Я.Павлинова. Всю жизнь он помнил слова учителя: «Что такое цельность в изображении? В рисунке — это подчинение всех частей одной общей форме, одной идее, одному плану».

Большое влияние оказал на него и замечательный график Л.Г.Бродаты. Лаконизм, острый линейный рисунок, ироничный драматизм — это все его уроки.

Курс, на котором учился отец, подобрался замечательный. Борис Маркевич, Марк Клячко, Николай Гришин. Судьба соединила их в самом начале, сделав единомышленниками и друзьями. На всю жизнь.

Что объединяло всех этих молодых людей, пришедших работать в книгу в начале 50-х?

Понимание книги как единого организма, что было заложено еще в 30-е годы школой В.Фаворского. Суперобложка, переплет, форзац, титул, заставки, концовки, сами иллюстрации и шрифт — все должно быть подчинено одной пластической идее.

Рассматривая книги А.Васина, видишь, что каждая из них сделана от начала до конца очень цельно. Но в то же время оформление Франсуа Вийона стилистически отличается от иллюстраций к Бернарду Шоу. Рисунки к Юрию Олеше не похожи на иллюстрации к «Живым и мертвым» Константина Симонова. Разная литература требовала разнообразия манеры, техники. И не только в иллюстрациях, но и в шрифте, в макете книги. Отец виртуозно писал шрифт, собственноручно рисовал макет — от первой до последней страницы.

Рисовать он любил страстно. Никогда не расставался с блокнотами и карандашами. Позже с фломастерами, которые он обожал, как техническую «новинку», и добился большой виртуозности, работая ими. Рисовал он везде: на собраниях, на улице, на пляже, в гостях и дома, даже перед телевизором.

А летом на плече у него висел маленький этюдник, который до сих пор хранит тепло его рук. Отдыхая в Паланге, он каждый вечер ходил к морю и писал короткие закатные состояния, бесконечно варьируя три основных отношения — небо, море и песчаный пляж. И снайперски точно расставлял на нем крошечные фигурки людей.

Отец был восторженным, увлекающимся и романтичным человеком. Влюбленность была его постоянным состоянием.

Но восторг перед женщиной — это отдельная тема. Он считал, что ничего прекраснее и загадочнее женщины природа не создала. В каждой из них он открывал нечто особенное, только ей одной присущее. Обаяние, красоту, стать. Он поэтизировал женский образ в своих многочисленных акварельных портретах.

Отец постоянно рисовал обнаженную модель. В его наследии этих листов сотни. Это была его «потаенная любовь». Его творческая лаборатория. В этих рисунках сконцентрировалось все его мастерство — мастерство острой композиции, лаконичной линии, архитектоничности. Каждая фигура — острый силуэтный знак, точно скомпонованный на листе. А живая, трепетная линия — почти растворяется в белизне бумаги.

Рисунки «Ню», составившие экспозицию выставки в зале журнала «Наше наследие», никогда раньше не выставлялись. Они пролежали в папке на антресолях более 30 лет. Ведь не надо забывать, что в 60-е годы обнаженная модель на выставки не попадала. Тема считалась почти запретной.

Отец в своих рисунках прежде всего художник, пластик. И на решение пластической задачи он мобилизует весь свой опыт и талант рисовальщика. В его работах нет ни капли пошлого эротизма. Он готов повторить, вслед за Б.Пастернаком:

 

А я перед чудом женских рук,

Спины, и плеч, и шеи

Итак с привязанностью слуг

Весь век благоговею.

 

Хотя рисунки сделаны очень давно, они удивительно точно передают характер и личность отца. Восторженность — в неожиданных ракурсах и отточенных силуэтах. Энергичность — в звенящих на листе линиях и пятнах. Мужественность — в сильных объемных формах. Любопытство — в интриге между формой и контрформой. А в целом — радостный восторг. Так я сейчас это понимаю и чувствую.

Пятьдесят шесть лет — недолгая жизнь. Но художникам подарено великое чудо. Глядя на рисунки, вновь видишь ЖИВОГО, умного и ироничного Александра Андреевича Васина.

Александр Васин. 1936

Александр Васин. 1936

Александр Андреевич Васин. Графическая композиция

Александр Андреевич Васин. Графическая композиция

Александр Андреевич Васин. Графическая композиция

Александр Андреевич Васин. Графическая композиция

Александр Андреевич Васин. Графическая композиция

Александр Андреевич Васин. Графическая композиция

Александр Андреевич Васин. Графическая композиция

Александр Андреевич Васин. Графическая композиция

Александр Андреевич Васин. Графическая композиция

Александр Андреевич Васин. Графическая композиция

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru