Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 77 2006

Тамара Раппе

Фото Ирина Туминине, Владимир Теребенин

 

Западноевропейское прикладное искусство в музее Училища барона Штиглица

 

В 1923 году Петроградское управление научно-художественными учреждениями поставило вопрос о передаче Государственному Эрмитажу музея Училища, который к тому времени находился под управлением Академии художеств, и в 1924 году это официально произошло. Сначала Музей в Соляном переулке был превращен в 1-й филиал Эрмитажа, и к 1933 году основные экспонаты были переданы в Эрмитаж. Окончательно же переезд коллекций завершился в 1941 году, когда остававшиеся в здании музея Училища предметы были размещены в Самсоньевском соборе; во время бомбежки туда попала бомба и вещи оказались под угрозой гибели. Срочно по распоряжению директора Эрмитажа И.А.Орбели они были эвакуированы в Эрмитаж, и музей Училища перестал существовать в своем прежнем виде.

Поступившие из Музея в Эрмитаж предметы прикладного искусства пополнили великолепными памятниками разделы мебели, ювелирного искусства, шпалер, тканей, керамики, фарфора и стекла.

История этих вещей долгое время ограничивалась лишь сведениями о том, что они принадлежали музеюУчилища. И только в последние годы было пристально изучено их происхождение, что, в свою очередь, связано с подготовкой Эрмитажем выставки, посвященной 100-летию открытия нового здания музея Училища1.

Проследить этапы поступления вещей в музей Училища барона Штиглица помогают архивные документы, записные книжки о собирательской деятельности директора музея Максимилиана Месмахера, воспоминания товарища почетного попечителя музея коллекционера Александра Половцова, сохранившиеся так называемые инвентари Штиглица и появившиеся в последнее время публикации.

Первая запись в «инвентарях Штиглица», которые хранятся в Эрмитаже, гласит, что весной 1885 года в музей поступила крупная коллекция А.В.Звенигородского, купленная в Париже у антиквара Левенгардта за 130 000 рублей и состоявшая из 662 предметов. Входившие в нее вещи были разнообразны — это античные, средневековые и византийские памятники, предметы Востока, образцы западноевропейского художественного творчества ХV–ХVIII веков, в том числе шпалеры, изделия из фаянса, стекла, металла. Занесенные в инвентарь сведения об этих предметах, как правило, сообщали, где они приобретались.

Пожалуй, самой интересной частью коллекции являлись около 50 образцов майоликового производства, заложившие основу собрания. Многие из них были куплены в 1870–1775 годах в Венеции, Флоренции, Риме у антикваров Рикатти, Корсини, Сантелли. Майолика приобреталась также в Германии у Голдшмидта, во Франции у Берделе и Левенгардта, кое-что покупалось и в самом Петербурге.

 Жемчужиной собрания считаются четыре работы, подписанные урбинским мастером XV века Франческо Ксанто Авелли. Кроме того, к работам этого мастера теперь относят тарелку с изображением мифологического сюжета «Три парки», не подписанную мастером, но, вероятно, являющуюся его произведением. В коллекции Звенигородского были и другие изделия мастеров Урбинской школы XV века — это чаша с изображением римского героя Кориолана, тарелка со сценой «Персей и Андромеда» и мифом об Андромеде, причем последняя атрибутируется мастерской Гвидо да Мерлино. Венецианское производство второй половины XVI века было представлено на этой выставке аптечной вазой с изображением св. Павла (ранее она приписывалась майоликовому центру в Кастельдуранте)2. В собрании Звенигородского находилась также интересная коллекция изделий из кости, эмалей, некоторое количество тканей.

Следует отметить и несколько разрозненных покупок, сделанных в 1885 году. Так, в Амстердаме были приобретены фарфоровые вещи Севрского производства; тогда же были заложены основы будущих разнообразных собраний прикладного искусства, например, начала складываться коллекция мебели, в нее входили фламандский шкаф ХVII века, копия комода стиля Людовика ХVI, целая группа ларцов и шкатулок.

Решающим для формирования музея Штиглица стал 1886 год. Именно тогда поступили самые крупные по составу собрания — Рикарда-Абенхаймера и Краута из Германии и коллекция старинных вещей из Вены.

Самая значительная из трех коллекций принадлежала Луи Рикарду-Абенхаймеру. Она была куплена в ноябре 1886 года во Франкфурте-на-Майне. За коллекцию было уплачено 270000 марок»3. В ее состав входило более тысячи предметов — стекло, фаянс, металл, мебель, шпалеры; большинство из них немецкого производства.

Благодаря этой покупке более чем на 50 предметов пополнился раздел мебели. Среди них выделяется группа вещей, украшенных интарсией. Например, кабинет на подстолье с перспективным изображением порталов, исполненных в духе гравюр Вредемана де Вриза, датированный ХVI — первым десятилетием ХVII века, или небольшой кабинетик, исполненный в аналогичной манере, с интарсией с изображением архитектурных строений и перистыми пучками травы на первом плане. К приобретениям у Рикарда-Абенхаймера относится кабинет с живописными вставками, кельнский шкаф с изображением на фоне архитектуры фигурок лебедей, резная шкатулка со сценами охоты и целый ряд других значительных произведений немецкого искусства. Почти на 500 произведений увеличилось текстильное собрание, особенно итальянский и французский разделы. В коллекции Рикарда также были предметы из фарфора. Среди них один из первых образцов бисквитной пластики мануфактуры в Венсенне — группа «Ревность», исполненная по рисунку Ф.Буше, и чаша с крышкой Венской фарфоровой мануфактуры, периода дю Пакье, в «инвентарях Штиглица» неверно приписываемый венецианскому производству ХVII столетия. Из коллекции Рикарда происходят превосходные произведения из серебра, в том числе около 300 столовых приборов — ножи, ложки, вилки, и целая группа предметов из олова немецких мастеров. Особо следует выделить собранную Рикардом уникальную коллекцию ключей ХV — XVIII веков.

Однако самым значительным было собрание венецианского, богемского и немецкого стекла, насчитывающее 359 предметов. Следует отметить, что коллекционированию этого вида художественного творчества в музее Штиглица всегда придавалось особое значение. Оно было самым обработанным в научном плане, благодаря тому, что хранитель музея Штиглица А.А.Карбоньер издал в 1899 году каталог керамики и стекла. Публикуя в каталоге эрмитажной выставки стекло из собрания Рикарда, авторы аннотаций внесли множество уточнений и сделали переатрибуции этих вещей у Карбоньера. Например, стопа с крышкой в серебряной оправе, выполненная из рубинового стекла, была связана с именем нюрнбергского мастера Германа Шванхардта, работавшего во второй половине ХVII века, в то время как А.А.Карбоньер считал ее работой богемских мастеров XVIII века. Не богемскими стали и кубок с крышкой из бесцветного стекла с изображением пейзажа и галантных пар в картушах, и бокал с граненой балясиновидной ножкой с включенной в нее нитью красного стекла, определенной как работа мастеров Франконии. С Франконией же был связан кубок с крышкой с рельефным декором, опубликованный ранее как немецкая работа. Многие произведения? неверно приписываемые Венеции, переатрибутированы богемскими. Уточнились некоторые датировки и были расшифрованы сюжеты изображений — это было сделано не только по отношению к стеклянным изделиям, но и витражам4.

О самом Рикарде-Абенхаймере долгое время было известно мало. Его имя значилось в списках немецкого Ремесленного союза за 1893 год. Очевидно, что он был не только коллекционером, но и антикваром, в каталогах выставок, экспонировавшихся в 1875 и 1882 годах во Франкфурте, опубликованы вещи, владельцем которых являлся Рикард. В инвентарной книге Музея Штиглица мы еще раз встречаемся с именем Рикарда в связи с покупкой в 1899 году.

Второй по значимости после Рикарда была полученная, как это указано в «интентарях Штиглица», 2 мая 1886 года, «коллекция материй, кружева и проч. со счетом граута на 55.000 марок», приобретенная в Германии. Сведения об этом коллекционере были крайне скудны. Сейчас, благодаря новым исследованиям5, мы знаем, что Якоб Краут был известен в Германии как скульптор, затем он посвятил себя коллекционерской деятельностью, собирая произведения художественного текстиля. Его первая коллекция была приобретена государством и передана в музеи Берлина и Крефельда. Вскоре уже во Франкфурте-на-Майне Краут создал еще одну коллекцию тканей (около 3663 номеров), которую и продал в музей Штиглица. В нее входили, наряду с египетскими тканями, образцы сицилийского производства XII века, испано-мавританские, венецианские, немецкие, французские ткани, иллюстрирующие все периоды работы ткацких мануфактур в этих странах. Собрания, посвященные истории развития ткачества, были особенно популярны во второй половине ХIХ столетия.

Годом позже Краут продал в музей собранную им коллекцию кожаных переплетов. И, наконец, в 1889 году — часовые механизмы английского и французского производств. С тех пор Краут стал художественным агентом Училища на антикварном рынке.

Благодаря его деятельности музей приобрел много интересных вещей. Например, коллекцию Феликса из Кельна, куда входили изделия из серебра, плакетки, керамика, превосходные итальянские майолики, изделия лиможских мастеров и украшения работы западноевропейских ювелиров. На эрмитажной выставке вещей из музея Штиглица экспонировался серебряный Поцелуйный образ в форме креста, украшенный рубинами, сапфирами, аквамаринами, итальянского производства ХVI столетия, приобретенный у этого антиквара в 1886 году6. В этом же году у Феликса была приобретена коллекция часов.

Третье важное для формирования коллекции Музея было купленное в Вене в июне того же года «Собрание старинных вещей ХV–ХVI веков». Его приобретению способствовал князь Алексей Борисович Лобанов-Ростовский, русский посол в Вене и друг А.А.Половцова. За собрание было заплачено 79 000 рублей. Посредником при покупке этих вещей был немецкий антиквар Голдшмидт. Это самая интригующая коллекция, которая еще ждет своих исследователей. К сожалению, мы до сих пор ничего не знаем об ее истоках. Однако, судя по составу она была великолепного качества. В нее входили предметы ювелирного производства, созданные в монастырских мастерских Западной Европы XVXVI веков, около 400 образцов художественных тканей, облачения, вышивки культового назначения и светские, произведения из кости, 13 предметов венецианского стекла, произведения муранских мастерских конца ХVI–ХVII века, керамика немецкого производства, предметы из олова и ренессансной бронзы, серебряные кубки, созданные в мастерских Аугсбурга и Нюрнберга, довольно значительная коллекция деревянных ларцов ХV–ХVIII веков, небольшое, но хорошего уровня собрание миниатюр. В коллекции «Старинных вещей» можно выделить несколько шпалер немецкого, французского и нидерландского производства. Самыми ранними являлись фрагменты трех ковров немецких мастеров: это «Юноша с оленем» (конец XV века), образец шпалеры на любовный сюжет, так называемый Minneteppich, и шпалера «Охота на оленя», обе эльзасского производства, и ковер — апостолы Фома и Матвей — базельской работы. В эту же коллекцию входил фрагмент шпалеры брюссельского производства начала ХVI века с изображением мужских и женских фигур на фоне дуба7. Коллекция фарфора из собрания старинных вещей из Вены на эрмитажной выставке была представлена сливочником венского производства середины ХVIII века с росписью мейсенского живописца Ф.Э.Шиндлера, работавшего после 1750 года в Вене.

Кроме Краута агентом училища на антикварном рынке был Голдшмидт. Его имя встречается неоднократно в связи с покупками в Германии коллекций и отдельных вещей, как у него самого, так и через его посредничество. Мы уже упоминали о нем в связи с коллекцией, купленной в Вене.

О Голдшмидте удалось найти сведения во франкфуртской газете за 1928 год. Статья была посвящена 100-летию со дня его рождения. В зрелом возрасте он вместе со своим братом Якобом начал заниматься антикварной деятельностью. Вскоре небольшой магазин антикварных древностей переродился в фирму с мировым именем (J. and G. Goldchmidt). Фирма находилась в Русском дворе до тех пор, пока не расширилась и не переехала на Кайзерштрассе.

Голдшмидт, как сообщается в статье, был не только антикваром, но и меценатом, свидетельством чему является ряд драгоценных экспонатов, переданных им в музей прикладного искусства Франкфурта. Дело Голдшмидта было продолжено его сыном Юлиусом, которого отличали большие познания в прикладном искусстве. Своими взносами и энергией он способствовал основанию Франкфуртского университета8.

В июне 1886 года во Франкфурте у Голдшмидта для музея было приобретено несколько произведений мебели и в первую очередь черепаховый столик, украшенный в технике «броде», неаполитанского мастера XVIII века Дженаро Сарао. От Голдшмидта происходит кресло, входившее в гарнитур, созданный французским мастером середины XVIII века Николя Фолио для принцессы пармской Луизы-Элизабеты. Кресла из этого гарнитура также хранятся в Метрополитен-музее и в частной коллекции в Париже. Однако только в кресле, приобретенном в 1886 году во Франкфурте-на-Майне у Голдшмидта, сохранилась подлинная обивка. К Голшмидту обращались в 1899 и в 1909 годах.

В разное время в музее делались приобретения от антиквара Уолтхеймера, известного поставщика семьи Ротшильд. Английский автор Уотсон называет его «королем экспертов ХIХ века». Основателем бизнеса был Самсон Уолтхеймер. В 1847 году он открыл свое предприятие, и на первых порах был не только торговцем, но и производителем мебели и бронзы. Его фирма находилась в Лондоне, в районе Сохо, на Грек-стрит, 35. С 1854 года он уже занимался только антикварными распродажами по всему миру.

У Уолтхеймера для музея были куплены: портшез с вышивкой французской работы ХVII столетия и шкаф с наборными букетами на черепаховом фоне, считающийся подлинной работой Андре-Шарля Буля. От Уолтхеймера происходит и комод-медалье с кадуцеем в центре, созданный, очевидно, также в мастерских Буля.

Многие безусловно значительные вещи были куплены во Франции. Так, например, неоднократно встречается имя французского антиквара Зелигмана. В 1898 году у него было приобретено несколько предметов из фарфора, в том числе компотьер в форме раковины севрского производства 1766 года9. Годом позже у него же куплены два гобелена из серии «Портьеры богов» по картонам Одрана — «Сатурн-Зима» и «Юпитер-Огонь» и табакерки, среди которых была табакерка прямоугольная с изображением охотничьих сцен, которая отнесена к работам Ж.Дюкролея и датирована серединой ХVIII века10. Делались у него покупки в 1899 году, а 15 декабря 1900 года по счету от Зелигмана получен «сервиз чайный из тонкого (искусственного) фарфора... украшен живописью, относящейся к пастушеской жизни (pastorale)» севрского производства11 и несколько других предметов из фарфора. Через Зелигмана была куплена в 1900 году копия знаменитого бюро Людовика ХV.

Основной задачей музея было предметно представить историю развития ремесел, поэтому, чтобы заполнить существовавшие лакуны подлинников, приобретались и копии отдельных значительных работ и даже копии отдельных коллекций. Так, например, была куплена копия минералогического кабинета шведского мастера Хаупта, в 1892 году в Женеве приобретен стул готический, современного производства, годом позже там же — копия французского кресла ХVI века. Необходимо отметить, что уровень знаний того времени не всегда позволял различить среди вещей подделки, например, при покупке как подлинных произведений ХVI–ХVIII веков. Поэтому именно среди вещей, поступивших из музея Штиглица, больше всего произведений, созданных в ХIХ веке в подражание образцам более ранних эпох. Так, в 1904 году покупают шкаф с гербами Савойского дома, редчайший образец средневековой мебели, датированный 1472 годом, изготовление которого следует приурочить к свадьбе Филиппа II и Маргариты Бурбонской,

Одним из постоянных поставщиков был Дезаш Фланден. Контакты с этим парижским антикваром начались с 1887 года, когда им были присланы различные произведения прикладного искусства, в том числе крупные фрагменты итальянских и французских тканей, затканных золотом и серебром. На выставке в Эрмитаже была представлена лионская ткань с изображением букетов цветов и архитектурных видов, иллюстрирующая так называемый «стиль Ревель» в художественном ткачестве Франции 1735–1740-х годов. В музее Штиглица эта ткань неверно атрибутирована как работа XVII века12. От него же в 1898 году поступило более 60 образцов различных тканей. Следующие покупки осуществлялись в 1902 году, это были кружева, вышивки, бахрома, кисти со шнурами.

С именем французского антиквара Левенгарда связано приобретение одной из четырех брюссельских шпалер серии «История Саблонской Мадонны», происходящей из собрания Шпитцера. В 1900 году от Левенгарда поступила французская шпалера конца XV — начала XVI века «Голгофа», именно в Эрмитаже было определено место ее изготовления — город Турне, бывший до 1521 года французским13.

Делались покупки и в Италии. Собрание Ашиля Кантони, антиквара из Милана, поступившее в 1902 году и насчитывающее 1149 образцов, серьезно пополнило коллекцию итальянских тканей. В эту же коллекцию входили произведения из бронзы.

Собрание музея барона Штиглица расширялось как в результате закупок целых коллекций, так и отдельных произведений. Кроме постоянных поставщиков были и такие, к которым обращались единожды. Так, в 1886 году у фон Цур-Миллена за границей было куплено несколько предметов, в том числе уникальные угловые шкафчики французского мастера ХVIII века со вставками черного лака китайской работы ХVII столетия и иммитациями под восточные лаки западноевропейских художников. В том же 1886 году в Мюнхене у г.Зателли были куплены изделия бассонной работы. В 1885 году делались закупки мебели у Дассона.

Особое место в коллекции музея занимали карманные часы ХVII–ХIХ веков. В 1898 году при посредстве антиквара Штиттинера были приобретены 28 швейцарских и французских часов ХVIII века в золотых футлярах, украшенных расписной эмалью. В этом же году у антиквара А.Форжерона из собрания барона Пишона был приобретен фрагмент дамской юбки, исполненной во Франции в конце ХVIII века, и французской работы панно серебряного глазета, обшитое золоченым кружевом. В 1904 году французский антиквар Ремийон поставил ампирный секретер, датированный началом ХIХ столетия.

Если в конце XIX века покупки в основном осуществлялись за границей, то в начале XX столетия положение несколько изменилось. На художественном рынке все чаще стали появляться фигуры отечественных собирателей, коллекционировавших не только живопись и скульптуру, но и предметы старины. В 1896 году у наследника князя Кочубея были куплены два медалье в технике Буль. В 1911 году в музей поступила коллекция г-жи Вонлярлярской, где помимо итальянских вышивок XVII–XVIII веков и бассонов были и искусственные цветы, выполненные из тончайших материй. У Екатерины Павловны Султановой в 1913 году было куплено около 200 фрагментов тканей и деталей костюмов русского, итальянского, французкого производства. УН.П.Рябушинского в 1915 году — образцы ранних итальянских тканей XIV–XV веков 14. Постоянным поставщиком тканей и вышивок был московский антиквар Никита Сергеевич Какурин, владелец собственного магазина, основные поступления от которого были в 1913–1914 годах. В число предметов русских старинных вещей ХVII–ХVIII веков, приобретенных в 1913 году от московского коллекционера Н.С.Какурина, попала золотая табакерка с эмалью и позолотой работы братьев Теремен.

Как и прежде, источником пополнения являлись дары. Бесценной для музея оказалась коллекция из 62 часов-подвесок и карманных часов ХVIII — начала ХIХ века швейцарской и французской работы, поступившая по завещанию княгини С.В.Голициной, скончавшейся в Страсбурге в декабре 1907 года14.

Лучший в России Музей прикладного искусства не мог не реагировать на современную моду. Произведения второй половины ХIХ века и начала ХХ, которые не приобрели еще в глазах частных собирателей коллекционной ценности, покупались музеем Училища для полноты художественно-исторической картины развития искусства в Европе. Особенно интересовали музей изделия из стекла и керамики и предметы ювелирного производства. По тому, какие имена современных мастеров выбирались, можно судить о художественном вкусе собирателей. Надо признать, что поступившая из музея Штиглица коллекция произведений прикладного искусства стиля модерн отражала основные направления развития прикладных ремесел этого времени. Эти вещи стали основной эрмитажного собрания конца ХIХ — начала ХХ века.

Начиная с 1851 года Всемирные выставки представляли лучшие образцы художественной промышленности. Закупка предметов прикладного искусства на Всемирных выставках стала одной из сторон собирательской деятельности музея.

В 1878 году на Всемирной выставке в Париже Надеждой Половцовой была приобретена, а затем подарена музею коллекция современного европейского стекла. В ней были изделия английских фирм с только что появившимся и вошедшим в моду способом украшения — поверхностной ирризацией, предметы знаменитого на весь мир богемского производства, стеклянные изделия итальянской фирмы Сальвиати и французской фирмы Жозефа Брокара, работы знаменитого мастера Лобмейера.

На выставке 1889 года внимание было опять обращено на мастеров стекла. Через посредничество А.А.Половцова было закуплено многослойное стекло английской фирмы Томаса Уэбба, несколько предметов знаменитого Эмиля Галле, представлявшего школу Нанси, в том числе ваза с изображением жабы и стрекозы, и стекло Эрнста Левейе, художника работавшего в Париже15. Дополнили эти покупки вещи английского и французского производства, подаренные музею Н.М.Половцовой.

На Всемирной выставке 1900 года внимание привлекли изделия керамической мастерской в Руквуде. Это была знаменитая американская керамика, покрытая цветными глазурями. В Париже произведения этой фирмы получили Гран-при. В Эрмитаже ныне хранятся несколько ваз, исполненных А.Р.Валентиеном, С.Тухей и Д.Уэрхемом, известными мастерами руквудской мастерской.

Особым видом деятельности музея были закупки произведений прикладного искусства в мастерских ведущих современных художников. В отборе вещей выявился интерес агентов Училища к цветной и витражной эмали и художественному стеклу. Например, в известной французской ювелирной фирме Бапста и Фализа в год ее закрытия (1892) было приобретено медное блюдо, покрытое расписной эмалью с изображениями нарциссов, тюльпанов и четырех времен года, исполненное в стиле модерн. У другого французского ювелира Жорж Жана, специализировавшегося на создании прозрачных эмалей, в 1900 году были куплены тарелочка и вазочка из меди с эмалями. В сентябре того же года в магазине у знаменитого Эмиля Галле за 1500 франков смогли приобрсти три стеклянные вазы с изображениями хризантем, бегонии и символов ночи. В США в мастерской Тиффани в 1901 году музей Штиглица пополнил свою коллекцию несколькими произведениями из стекла, а также медной цилиндрической коробочкой, покрытой эмалью. В этом же году в типографии Оксфордского университета собирателей из музея Штиглица привлекли переплеты из кожи. Внимание к кожаным переплетам не было случайным: этот вид художественного творчества в эпоху модерна был особенно популярен. Годом позже в Париже были сделаны покупки из мастерской крупнейшего ювелира Рене Лалика — подвеска, брошь-подвеска, пряжка, гребень и стопа, выполненные в стиле модерн16. В 1906 году у керамистки Марты Рафаэль для музея были куплены две тарелки и две вазы каменной массы, исполненные в технике «пат сюр пат». Выбор этих предметовзнаменателен: Марта Рафаэль закончила Училище барона Штиглица, но ее карьера сложилась за границей — в Германии, Чехии и Вене. В знаменитом магазине эпохи модерна Бинга, с которым были давние связи, в основном покупались восточные вещи. Однако единичные предметы западноевропейского производства значатся купленными у него. Так в 1901 году в его магазине музей Штиглица смог приобрести изделия из керамики и слоновой кости.

Интересным моментом в судьбе коллекций музея было то, что после революции вещи из многих национализированных собраний сначала поступали в музей Штиглица, и лишь после 1924 года стали частью эрмитажного собрания. Это относится к коллекциям князей Горчаковых, Шуваловых, Лейхтенбергских.

Таков лишь беглый очерк истории сложения коллекции западноевропейского искусства в единственном в своем роде музее прикладного искусства в России — музее Училища барона Штиглица.

 

1 Раппе Т.В. Западноевропейское прикладное искусство ХVI–ХVIII веков : К столетию открытия музея при Центральном училище технического рисования барона А.Л.Штиглица : Каталог выставки. СПб.: Славия, 1996 (далее — Каталог).

2 Каталог. С. 47, 48, 49.

3 Архив ГЭ. Ф.1. Оп.9. П.8-9.

4 Каталог. С.79-96.

5 Косоурова Т.Н. , Прохоренко Г.Е. Забытые имена. Немецкий коллекционер второй половины ХIХ в. Якоб Краут // Эрмитажные чтения памяти Б.Б.Пиотровского. СПб., 1998. С.34.

6 Каталог. С.130.

7 Каталог. С.34.

8 Каталог. С.15.

9 Каталог. С.70.

10 Бирюкова Н.Ю. Французские шпалеры конца ХV–ХХ века в собрании Эрмитажа. Л., 1974. С.28; Каталог. С.134.

11 Каталог. С. 72, 73.

12 Каталог. С. 109.

13 Каталог. С.35.

14 Каталог. С.128.

15 БирюковаН.Ю. Прикладное искусство конца ХIХ — начала ХХ века : Каталог выставки. Л. : Аврора, 1974.

16 Каталог. С.129.

Фрагмент шпалеры с изображением мужских и женских фигур на фоне дуба. Фландрия, Брюссель. Первая четверть XVI века. ГЭ

Фрагмент шпалеры с изображением мужских и женских фигур на фоне дуба. Фландрия, Брюссель. Первая четверть XVI века. ГЭ

Зал Людовика XIV музея Училища. Фото 1896 года. В центре гипсовая копия урны в виде скульптурной группы Ф.Пилона с сердцем Генриха II, в витринах – китайский фарфор XVII–XVIII веков, на стене – французские гобелены XVII века

Зал Людовика XIV музея Училища. Фото 1896 года. В центре гипсовая копия урны в виде скульптурной группы Ф.Пилона с сердцем Генриха II, в витринах – китайский фарфор XVII–XVIII веков, на стене – французские гобелены XVII века

Поцелуйный образ в форме креста. Италия (?). XVI век. Серебро, рубины, сапфиры, аквамарины, литье, гравировка, чернь. ГЭ

Поцелуйный образ в форме креста. Италия (?). XVI век. Серебро, рубины, сапфиры, аквамарины, литье, гравировка, чернь. ГЭ

М.Е.Месмахер. Проект оформления южной стены Римской лестницы. Бумага, акварель, тушь, перо. Музей СПХПУ им. В.И.Мухиной. В основе решения интерьера мотивы итальянского Ренессанса

М.Е.Месмахер. Проект оформления южной стены Римской лестницы. Бумага, акварель, тушь, перо. Музей СПХПУ им. В.И.Мухиной. В основе решения интерьера мотивы итальянского Ренессанса

Камин XVI века итальянской работы в зале Генриха II музея Училища. Фото 1896 года. Гобелен над камином продан в 1930-е годы через Антиквариат

Камин XVI века итальянской работы в зале Генриха II музея Училища. Фото 1896 года. Гобелен над камином продан в 1930-е годы через Антиквариат

Вышивка с изображением узора «обрубленные ветви». Италия. Конец XVI века. Шелковые, золоченые, серебряные нити, шнур, канитель, аппликация вприкреп. ГЭ

Вышивка с изображением узора «обрубленные ветви». Италия. Конец XVI века. Шелковые, золоченые, серебряные нити, шнур, канитель, аппликация вприкреп. ГЭ

М.Е.Месмахер. Проект оформления западной стены зала Совета. Бумага, акварель, тушь, перо. Музей СПХПУ им. В.И.Мухиной. Проект является творческой интерпретацией интерьера зала Совета в Палаццо Дукале в Венеции, XVI век

М.Е.Месмахер. Проект оформления западной стены зала Совета. Бумага, акварель, тушь, перо. Музей СПХПУ им. В.И.Мухиной. Проект является творческой интерпретацией интерьера зала Совета в Палаццо Дукале в Венеции, XVI век

Тарелка с изображением Персея и Андромеды. Италия, Урбино. 1535–1540. Майолика. ГЭ

Тарелка с изображением Персея и Андромеды. Италия, Урбино. 1535–1540. Майолика. ГЭ

Зал Фарнезе музея Училища. Фото 1896 года. На заднем плане мраморный рельеф итальянского скульптора XVI века Антонио Ломбарди

Зал Фарнезе музея Училища. Фото 1896 года. На заднем плане мраморный рельеф итальянского скульптора XVI века Антонио Ломбарди

Лекиф чернофигурный. Греция, Аттика. Вторая четверть V века до н.э. Мастер Хаймона. Глина. Музей СПХПУ им. В.И.Мухиной

Лекиф чернофигурный. Греция, Аттика. Вторая четверть V века до н.э. Мастер Хаймона. Глина. Музей СПХПУ им. В.И.Мухиной

Фрагмент стенной росписи Папской галереи музея Училища. Фото 1896 года. Декор интерьера решен в стилистике Лоджий Рафаэля в Ватикане, XVI век

Фрагмент стенной росписи Папской галереи музея Училища. Фото 1896 года. Декор интерьера решен в стилистике Лоджий Рафаэля в Ватикане, XVI век

Фрагмент росписи потолка Папской галереи

Фрагмент росписи потолка Папской галереи

Панно, перегородчатой эмали. Китай. Вторая половина XVIII века. ГЭ

Панно, перегородчатой эмали. Китай. Вторая половина XVIII века. ГЭ

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru