Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 71 2004

Произведения белорусского художника Владимира Макаркова, показанные в выставочном зале редакции журнала "Наше наследие", задум

Произведения белорусского художника Владимира Макаркова, показанные в выставочном зале редакции журнала "Наше наследие", задуманы прежде всего как текстологический материал, а не как объекты искусства.

По убеждению автора, его вещи не нуждаются ни в названиях, ни тем более в обычной атрибуции, что, конечно же, определяло бы их существование как в координатах биографии художника, так и в более широком пространстве искусства. "Книги художника" предназначаются для читателя-зрителя, который вслед за автором увлекся бы идеей создания некоего универсального метаязыка вне каких-либо конкретных временных и культурных ограничений. Его живописно-пластическая графика вбирает в себя образы разноязыкой и разновременной письменности - от древнейших архаических форм до постмодернистских соединений. И эта позиционированная универсальность придает вещам художника предметность вне положенной данности.

Александр Рюмин

 

Книга странника

 

Елена Герчук

 

Жанр "книги художника" искусствоведы осваивают с осторожностью и даже сам термин употребляют почти всегда с уточнениями и оговорками: слишком уж размыты границы этого жанра, слишком неопределенно его местоположение - на стыке пространственного и временного, визуального и вербального, уникального и тиражного. Даже использование параллельных терминов - "авторская книга", "рукодельная книга" - вовсе не всегда облегчает дело, а иногда и окончательно запутывает его, поскольку предметы этого искусства часто оказываются то не вполне авторскими, то не слишком рукодельными.

С книгами минского художника Владимира Макаркова таких проблем не возникает: они более чем соответствуют практически любым определениям "книги художника", являются несомненно и подчеркнуто рукодельными - и безусловно, абсолютно авторскими. Авторскими во всех смыслах.

Речь идет не о том достаточно распространенном случае, когда художник книги является одновременно и автором ее текста. Книги Макаркова вообще почти не поддаются традиционному разделению на текст, иллюстрации и дизайн, хотя и то, и другое, и третье в них присутствует. Очевидно, что для самого художника просто не существует этого разделения, что он воспринимает книгу целиком, как понятие, как явление, и именно с этих позиций с ней работает. Но как раз целостность, единство формы и содержания, и позволяет ему так свободно обращаться в первую очередь именно с формой; и именно поэтому сама форма в его книгах и становится их содержанием.

Даже форма книги в буквальном значении этого слова, в значении конструкции материального предмета, для Макаркова вовсе не абсолютна, не задана изначально. Он одинаково охотно осваивает практически все изобретенные человечеством варианты: свитки, таблички, складни, кодексы - и изобретает свои собственные, какие-то невиданные, но ничуть не менее убедительные конструкции из дощечек, тряпочек, палочек. Да и в освященные тысячелетиями книжной культуры стандарты он, ничтоже сумняшеся, вносит свои, ему самому зачем-то нужные поправки, то изобретая новый материал для свитка, то заново придумывая способ скрепления книжного блока.

Так же свободно обращается он и с книжным текстом. Аккуратная, почти школьная каллиграфия внутри одной и той же книги сменяется то неразборчивой скорописью, то длинными текстами на неведомых языках, записанными знаками неизвестных алфавитов, иероглифами, пиктограммами, которые никто, кроме самого автора, не в состоянии прочесть - как и никто, кроме него, не в состоянии определить, где именно эти знаки превращаются в изображение, в орнамент, в иллюстрацию. Способ соединения всех этих элементов в единое целое столь же причудлив, и логика его так же никому, кроме автора, не доступна: картинка привязана к тексту веревочкой, в сплошной кусок одного материала вшита заплатка из другого, в один блок с бумажными страницами переплетены тряпочные, в специальную дырочку вложено птичье перышко, вклеен цветочек. Смысл почти каждой отдельной картинки или кусочка текста, казалось бы, хоть до какой-то степени может быть воспринят и посторонним глазом, но очевидно, что смысл всего высказывания создается как раз этой самой непостижимой логикой их соединения. Собственно, автор этого и не скрывает - даже подчеркивает, акцентируя во всех своих произведениях именно соединяющие, скрепляющие моменты: завязки, шнуровки, крупные цветные стежки вокруг заплаток. Его книга оказывается способом гармонизации хаоса, объединения разрозненных частей мира в единый книжный текст, в котором равноправными, равно прочитываемыми частями становятся и универсальные знаки, и уникальные перышки, и соломинки.

Но коль скоро уникальны отдельные части текста, то уникален и весь текст в целом. Книги Макаркова принципиально неповторяемы, нетиражируемы; они создаются автором для самого себя, в качестве его собственных, личных вещей, и их невероятная, бросающаяся в глаза рукодельность еще усиливает это впечатление. Грубоватые швы, яркие вставки, демонстративно случайные сочетания материалов - все, что так очевидно противоречит традиционной культуре книги, столь же очевидно начинает обнаруживать свои связи с другой культурой, маргинальной, внеструктурной, но тоже очень книжной: с культурой битников. Их уникальность оказывается их главной ценностью, но не ценностью экспоната, обезличенного музейной витриной, а ценностью личного предмета из того же ряда, что и журнальная вырезка, которую таскает с собой по дорогам Америки Бродяжка из романа Джека Керуака, или написанные на бумажках дзенские изречения, которые дарят друг другу его герои. С точки зрения этой культуры, книги Макаркова устроены более чем логично: они просто составляются из всего, что попадается их автору по дороге.

Эта ассоциация не случайна: мотив дороги в этих книгах, безусловно, присутствует. Еще одно основополагающее качество книги - ее портативность - художник разрабатывает, пожалуй, даже тщательнее, чем все прочее. Каждая его книга имеет свой, иногда совершенно неожиданный, но всегда очень функциональный способ превращения из хрупкой, изящной конструкции в компактный, плотно упакованный, прочный предмет, в предмет из обихода странника. У каждого свитка обязательно есть палочка, на которую его следует намотать, у каждого кодекса - застежки или завязочки; глиняные таблички нанизываются на шнурок, цветочки и перышки укладываются в свои собственные углубления, дырочки, кармашки. Художник делает для своих книг даже специальные вместилища, котомки и сундучки: прочные, добротные, с потертыми, побитыми в дороге углами. Да и сами его книги никогда не выглядят новыми, только что сделанными, - но каким-то удивительным образом не выглядят и специально состаренными. И даже самый профессиональный, самый скептически настроенный зритель не может не воспринять этой интонации, не почувствовать, что ему позволили, именно позволили заглянуть во что-то очень личное, очень авторское: в книгу художника. Во всех смыслах.

 

Публикация подготовлена Е.В.Пашутиной

Владимир Макарков

Владимир Макарков

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (01)

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (01)

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (02)

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (02)

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (03)

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (03)

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (04)

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (04)

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (05)

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (05)

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (06)

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (06)

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (07)

Владимир Макарков. Композиция. Смешанная техника (07)

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru