Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 69 2004

Галерея журнала "Наше наследие"

 

Вильям Мейланд

 

Испытание свободой

 

Валенки, отлитые в бронзе; огромная, блещущая, отполированная обыкновенная канцелярская кнопка на постаменте... Что это? Причуды склонного к юмору скульптора или экстравагантная концептуальная затея, пришедшаяся на конец ХХ века?

Большинство произведений московского скульптора Михаила Дронова, созданных в последние годы, отличает такая степень пластической основательности, что ему можно задавать любые вопросы. Выдержит. Даже, заподозрив Дронова в широко распространенном грехе постмодернистской всеядности, ему трудно повредить, так как он являет пример состоявшейся художественной личности, которую сколько-нибудь зрячий любитель изобразительного искусства без труда выделит на фоне современного художественного процесса.

С самых ранних произведений, появившихся на московских молодежных выставках 1980-х годов, Дронов привлек к себе внимание парадоксальным соединением строгой пластической основы и обостренного игрового начала, доводимого иногда до гротеска. Это противоречивое единство существует в его творчестве и сегодня, побуждая художника балансировать на грани, отделяющей прочное и основательное скульптурное начало от своего рода графических формообразований. Соединение тяжелого и легкого живет в его пластике, как стена и орнамент, как привычно звучащее парное определение - "монументально-декоративное". Иногда даже в малых по размерам работах преобладает монументальное начало, и тогда мы видим цельную и лаконичную пластику, стремящуюся к хорошо читаемым простым геометрическим формам ("Кораблик", "Гиппопотам"). Иногда перед нами такая же, не менее строгая комбинация геометрических форм, представляющая собой четкое ритмическое целое ("Девочка на шаре"). Последний пример любопытен еще и тем, что это своего рода лукавый диалог с "Девочкой на шаре" Пабло Пикассо. Дронов словно решил усугубить живописную скульптурность образа, "вылепленного" кистью знаменитого мастера, и скрепил композицию тройной пластической рифмой - голова девочки, мяч в ее руках и шар, на котором она стоит.

Не менее свободно Дронов обращается и с собственно человеческим телом, в котором он провидит некую прочную объемную конструкцию. Основой для него служит торс, к которому он, как к строительной прямоугольной плите ("Пионер", "Спички кончились") или цилиндру ("Блудный сын"), крепит все остальное - шарообразные головы и тонкие, как арматура, "прутики" рук и ног. И никого эта вроде бы явная анатомическая неправильность не раздражает, так как у нашего автора все устроено в соответствии с непоколебимой художественной логикой. Как уже было сказано, легкое (графическое) живет в дроновском пространстве по контрасту с тяжелым (скульптурным), и мы верим его образной системе и радуемся доброму юмору независимо от наличия или отсутствия натуралистического жизнеподобия.

Весьма характерно, что художник не ограничивает себя какой-то одной счастливо найденной однажды манерой. Его "Святой Петр", "Распятие" или "Танцовщица", например, вполне традиционны и сравнимы с фигуративной европейской пластикой двух последних столетий. Даже самые требовательные и последовательные сторонники религиозных канонов не нашли бы в его "Распятии" каких бы то ни было модернистских отклонений. И, надо полагать, Дронов в данном случае выступает не в роли неофита или слишком чуткого к веяниям моды автора. Это скорее чисто профессиональное желание испытать себя вечной темой. В русле подобных исканий можно отметить одну из самых последних удачных работ - "Это я, Господи", а также упоминавшуюся выше экспрессивную и лаконичную композицию "Блудный сын" (обе 2002 года).

Как сложится дальнейшая судьба художника и его творений, предсказать трудно, но наиболее сложное в наше время испытание - испытание свободой - Михаил Дронов выдержал.

Кнопка. 2002. Сталь

Кнопка. 2002. Сталь

Это я, Господи. 2002. Бронза

Это я, Господи. 2002. Бронза

Пионер. 1999. Бронза

Пионер. 1999. Бронза

Девочка на шаре. 2000. Бронза

Девочка на шаре. 2000. Бронза

Кораблик. 2000. Бронза

Кораблик. 2000. Бронза

Кошка. 2000. Бронза

Кошка. 2000. Бронза

Валенки. 1999. Бронза

Валенки. 1999. Бронза

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru