Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 67-68 2003

Татьяна Булгакова,

фото Ирины Туминене

 

Любимцы императорской семьи

 

На акварелях Э.Гау, представляющих апартаменты царственной четы Александра Николаевича и Марии Александровны в Царскосельском Большом дворце, в художественное убранство комнат естественно и органично вписаны изображения собак. Художник дает понять, что здесь они присутствуют на правах членов семьи. В домашнюю жизнь императора они вносят атмосферу уюта. В Зеркальном кабинете Марии Александровны вместе с августейшими хозяевами разделяют досуг комнатные собачки. У камина в Туалетной Александра Николаевича гибкие, палевого цвета борзые играют друг с другом. Рядом, в Кабинете императора, в большом кресле примостилась еще одна, той же масти. На экране камина, на другой стороне комнаты, изображена в натуральную величину «Собака у дерева смотрящая на птичку». Две собаки — живая и на экране акцентируют значимость их присутствия, приоткрывают некоторые приватные стороны личности императора и его семьи.

До Великой Отечественной войны в Передней Александра Николаевича в Зубовском флигеле Екатерининского дворца находились картина А.Швабе «Собака» (1845), как сказано в описи, «белая длинношерстная собака с черными пятнами стоит на зеленом ковре», и пастель «Собаки Александра II» Ранделя (1849). В Кабинете императора на письменном столе стояла фотография «Александр II в казачьей форме с собакой» и скульптура «Александр II, в рост, в шинели, с собакой, лежащей у ног» (середина XIX века). К сожалению, они не сохранились1.

В 1986 году музеем была приобретена картина художника А.Швабе «Собаки» — групповой портрет собак десяти разных пород и обезьянки. Все они принадлежали членам императорской семьи. Главная фигура в этой «компании» — ньюфаундленд, но не только потому, что он самый большой и привлекательный, — он имел особую «придворную» биографию.

Александр II обожал своих питомцев и заказывал их портреты известным и модным художникам и скульпторам. Собаки, изображенные на живописных полотнах, в скульптурных портретах императора с собакой — реальные «персонажи».

Современники называли это «особой приметой императора», по ней Александра II узнавали те, кто не знал его в лицо: любимая собака, обязательно находившаяся рядом со своим хозяином. Об этом знал не только весь Петербург, но и дальние губернии России.

В императорском доме всегда держали собак, которые пользовались особой любовью и поистине «царскими» привилегиями. Аристократически грациозные и преданные левретки государя были товарищами по играм царских детей. Любовь к четвероногим друзьям Александр Николаевич унаследовал от Екатерины Великой и от отца, императора Николая I. А.Дюма вспоминал в своих заметках о путешествии по России, что дети очень любили собак, живших при Дворе. «Захотев как-то вознаградить одного из своих сыновей, Николай I уложил его рядом со своей кроватью на расстеленную на полу ту самую старую шинель, на которой спал его пес Гусар. Гусар, старый и грязный спаниель с серой шерстью, был любимчиком императора Николая; он никогда не отлучался от хозяина и пользовался всеми привилегиями избалованной собаки»2. Собаки на протяжении всей жизни Александра II были его верными спутниками, с ними он почти никогда не разлучался: путешествовал по России и за границей, совершал прогулки, посещал концерты.

Но жизнь животных непродолжительна, и одного четвероного друга сменял другой. В Царском Селе, помимо известного кладбища любимых собак Екатерины II: Тома-Андерсона, Земиры и Дюшеса, устроенного у подножия Пирамиды в Екатерининском парке, было собачье кладбище в «садике Императора Александра I», а на Детском острове в Александровском парке — захоронение собак, принадлежавших последнему русскому императору3.

Среди архивных документов, находящихся в Музее-заповеднике «Царское Село», можно увидеть опись 1918 года, где в числе статуй и бюстов описаны четыре плиты с собачьего кладбища в «садике Александра I», которые утрачены во время последней войны. Садик Александра I (Фрейлинский садик) прилегает к Камероновой галерее. В середине ХIХ века здесь был установлен гранитный бюст императора Александра I работы А. Теребенева (1850), благодаря которому садик получил свое название. В 1925 году в «Путеводителе по Детскому Селу» В.Курбатов этот садик называет «Собачий сад». В центре садика стояла скульптурная группа «Монито»4 — собака, играющая с щенком. До 1918 года «Монито» находилась в Собственном садике, напротив Зубовского флигеля, где были апартаменты Александра II.

Простые надписи, высеченные на плитах белого мрамора, красноречиво говорят об отношении августейшего хозяина к тем, кто верой и правдой служил ему при жизни. Почти все надписи начинаются со слова «верный». Например, Верный Муля с 1833 по 1846 год был неразлучным спутником наследника-цесаревича во время путешествия по России, а также путешествий по Германии, Италии, Голландии и Англии. Верный Руби(н)и Моксик был рядом с Александром Николаевичем с 1849 по 1858 год. Именно о нем в 1855 году пишет фрейлина А.Тютчева, вспоминая: «Я приготовила суп для Мока, любимой левретки императора. Когда я брала сухарь, чтобы помочить его в молоке, император подал мне другое печенье, говоря: “Нет, вы всегда вот это брали для Мока, ради Бога, не меняйте ничего в наших добрых привычках”»5. Еще об одной собаке напоминает плита с надписью на русском и французском языках: «Верный Пенч 1867–1875».

Среди упоминаемых любимцев был самый любимый — «маленькая четвероногая звезда» — черный сеттер Милорд. О нем чаще всего вспоминают очевидцы встреч с Царем-Освободителем. Молва об этом сеттере достигала окраин России. В обществе рассказывали, что «у императора Александра II любимой собакой был охотничий пес по кличке Милорд, который повсюду сопровождал своего августейшего господина. Ночью верное животное спало перед кроватью государя или где-нибудь поблизости от него. Александр II любил охоту. По классификации того времени охотники делились на дельных, истинных, полевых и бестолковых. Быть дельным означало: беречь своих собак, быть сметливым, ловким и ни в коем случае лгуном. Никогда не присваивать себе чужого зверя, не жадничать и не бегать попусту по лесу. Александр II считался самым дельным охотником из Романовых.

Несмотря на то что в императорской псовой охоте Александра II имелись эталонные экземпляры охотничьих собак различных пород, Александр Николаевич больше всех любил Милорда. Подробную характеристику Милорду как представителю породы охотничьих собак дает известный писатель Л.Сабанеев: «Императорского черного кобеля я видел в Ильинском после обеда, на который государь пригласил членов правления Московского общества охоты. Это была очень крупная и весьма красивая комнатная собака, с прекрасной головой, хорошо одетая, но сеттериного типа в ней было мало, к тому же ноги были слишком длинны и одна из ног совершенно белая. Говорят, сеттер этот был подарен покойному императору каким-то польским паном, и слух ходил, что кобель был не совсем кровный»6. У Милорда было потомство, одного из щенков вырастил у себя в деревне Л.Н.Толстой. Чистота породы любимой собаки не волновала императора. Он любил Милорда за другие качества — доброту, собачье обаяние, преданность, и Милорд отвечал хозяину горячей взаимностью.

Очевидцы встреч с царем, гуляющим с собакой, вспоминали веселые, печальные, а иногда и курьезные истории. Вот некоторые их них.

Гимназисту М. семья доверила ответственную миссию — отнести бабушке именинный крендель. Секрет приготовления этого кренделя был семейной тайной. От важности поручения гимназист совсем забыл о частых встречах в Летнем саду с царем, сопровождаемым собакой. Встретившись с государем, он стал во фронт, отдал честь правою рукою, а левую с кренделем опустил. Вдруг кто-то сильно дернул его за левую руку, и драгоценная ноша выпала. Каково же было удивление, испуг и негодование молодого человека, когда он увидел, что крендель лежит в луже, а царская собака с остервенением рвет бумагу и жадными зубами впивается в пахнущее шафраном и миндалем тесто. Герой залился слезами, бормоча что-то псу. Государь, увидев эту сцену, стал уговаривать его не плакать, а извиниться перед бабушкой и сказать, что во всем виноват он, так как водит на прогулку недостаточно накормленную собаку. Дело уладилось тем, что из Зимнего дворца в гимназию прибыл офицер и в награду за испорченный пирог передал гимназисту из кондитерской Кочкурова великолепный торт для именинницы и несколько фунтов лучших конфет.

Еще случай, произошедший со студентом. Молодой человек, никогда не видевший царя, направлялся с друзьями в Летний сад, чтобы посмотреть на Александра II. Впереди них по набережной шел высокий, закутанный башлыком офицер под руку с молодой женщиной, перед ними трусил огромный пес. Молодой человек прошмыгнул рядом с офицером и задел за его шпору. Офицер сделал замечание озорнику, и тут же к студентам подошли статские люди с вопросом, о чем с ними говорил император: шедший с дамой офицер оказался Александром II, а его спутница — дочерью, великой княжной Марией Александровной. «Грозная власть» проводила несчастного студента к директору, который никак не мог примириться с мыслью, чтобы его студент не узнал государя: «Да ведь перед государем собака-то бежала? А ее весь Петербург знает». Случай, носивший совсем невинный характер, послужил впоследствии причиной житейской драмы. «Донесение», составленное властями по этому случаю, испортило человеку служебную карьеру, ибо он «учинил непочтительный поступок против особы государя Александра II»7.

Еще одна анекдотическая история связана с неким купцом Трубниковым, мечтой жизни которого было увидеть вблизи царя-Освободителя. Произошло это в середине шестидесятых годов. Государь приехал в Ялту для осмотра военного судна. Его окружила толпа встречающих, и купцу никак не удавалось приблизиться к царю. Улучив момент, он рванулся вперед, «да так неловко, что наступил на ногу прекрасного породистого сеттера Милорда. Тот в свою очередь не замедлил рвануть его за ногу и сильно укусить». Трубников был счастлив, что близко увидел царя и разговаривал с ним, а что касается раны, то он сказал, что не станет ее лечить; она будет «как воспоминание лучшего дня» в его жизни8.

Милорд прожил яркую собачью жизнь. Не случайно современники, вспоминая о царе, с удовольствием писали о черном сеттере. Император почти никогда не разлучался со своим любимцем, за исключением одного случая, который и погубил этого верного пса. В 1867 году Александр II должен был ехать в Париж на Всемирную выставку, и его приближенным стоило немалых трудов убедить государя не брать с собой собаку. Александр II приказал оставить Милорда в Царском Селе, не подозревая, что этим он выносит смертный приговор своему другу: Милорд, тоскуя по хозяину, перестал принимать пищу и умер от разрыва сердца. Смерть собаки по особому приказанию наследника-цесаревича скрывали от Александра II до его возвращения, так как «выражение печали на лице августейшего гостя <…> могло быть приписано озабоченности политического свойства»9. На кладбище собак в Царском Селе появилась еще одна мраморная плита «Добрейший и милейший Верный Милорд. 1860–1867». Плита Милорда утрачена в 1934 году.

После Милорда у Александра Николаевича был ньюфаундленд. Современник вспоминал случай, произошедший на концерте в Мраморном дворце, когда в присутствии государя играл известный скрипач Г.Венявский. Прекрасная игра музыканта, по-видимому, пришлась собаке по вкусу; она оставила свое обычное место у ног государя, подошла к виртуозу и, встав на задние лапы, положила передние ему на плечи. Стараясь сохранить хладнокровие, Венявский продолжал играть, но собака не оставила его в покое, а ее огромная морда следовала за движениями руки скрипача. Наконец государь, смотревший с улыбкой на эту сцену, сжалился над артистом и спросил его: «Венявский, не мешает ли тебе собака? — Ваше Императорское Величество, — пробормотал выбившийся из сил артист, — боюсь, что я ей мешаю. Государь рассмеялся и отозвал собаку»10.

Память о своих четвероногих друзьях император увековечил в произведениях искусства.

Придворный художник А. Швабе в 1867 году по Высочайшему заказу пишет большую картину «Собаки», — о ней уже упоминалось. Разнопородная компания в гостях у Великого князя Константина Николаевича в кабинете (Белой столовой) Павловского дворца. В центре «любитель музыки» — ньюфаундленд во всей присущей его породе красоте.

Известные скульпторы М.А.Чижов и И. Подорезов в 1870 году выполняют заказы на скульптуру-портрет «Александр II в гусарской форме на коне с охотничьей собакой сеттером» в бронзе и мраморе11. Портреты, исполненные разными мастерами в бронзе и мраморе, имеют одно сходство в изображении собаки сеттера.

Известнейший в России и за границей живописец Н.Е.Сверчков, который со свойственным ему природным дарованием и любовью к рисованию животных выполняет высочайшие заказы императора и императорской семьи, — пишет картины со сценами охоты, портреты лошадей и собак. Портрет «Александр II на коне с собакой»12 написан в 1880 году, за год до смерти императора. Едва ли еще можно припомнить портреты русских императоров на коне и с собакой.

19 февраля 1880 года, «в день 25-летия царствования Александра II», ему был преподнесен в подарок портфель, в котором среди прочего было изображение Милорда, написанное художником Бенардом.

 

1 Инвентарные книги наличия музейных ценностей Екатерининского дворца-музея. 1938-1940, № 16, 17; инв.№ ЕД-165-ХV, 166-ХV.

2 Цит.по:Волга. 1991. № 11. С. 61.

3 На Детском острове в Александровском парке сохранились три обелиска — памятника Ворону, Иману, Эйре. Ворон и Иман шотландские овчарки-колли — принадлежали императору Николаю II.Имана подарила Николаю Александровичу великая княгиня Елизавета Федоровна. В 1902 г. в письме r матери, вдовствующей императрице Марии Федоровне, Николай II писал из Ливадии: « Другое мое горе, совсем уже личное горе, потеря милого Имана, случилось в самом начале октября почти в тот же день, что и бедный Ворон… Это была такая умная, верная, и добрая собака» (Цит. по: Российский Императорский дом. М., 1992. С. 69). Эйра — декоративная комнатная собачка породы скотчтерьер, которую «безумно любила» императрица Александра Федоровна.

4 Аналогичная скульптура из белого мрамора находится в Зале зверей, Музеи Ватикана, Рим.

5 Тютчева А. При дворе двух императоров. М., 1990. С.104.

6 Цит. по: Сабанеев Л. Собаки охотничьи. М., 1992. Кн.1. С.139.

7 Исторический вестник. 1915, январь. С.835-839.

8 Цит. по: Измайлов Л. Новости истории // Исторический вестник. 1915. Сентябрь,. С. 965.

9 Цит. по : Легенды. Мифы. Предания. М., 1992. С.37.

10 Там же.

11 Собрание Научно-исследовательского музея Российской Академии художеств. Санкт-Петербург.

12 Собрание Государственного Русского музея.

Василий Садовников. Парадный фасад Екатерининского дворца. 1850. Акварель. ГМЗ «Царское Село». Вид из окон Зубовского флигеля Большого Царскосельского дворца.

Василий Садовников. Парадный фасад Екатерининского дворца. 1850. Акварель. ГМЗ «Царское Село». Вид из окон Зубовского флигеля Большого Царскосельского дворца.

Монито. Мастерская Гамбургера. 1852. Гальванопластика. ГМЗ «Царское Село»

Монито. Мастерская Гамбургера. 1852. Гальванопластика. ГМЗ «Царское Село»

Александр II с сеттером Милордом. Фотография Генриха Иоганна Деньера 1863 года. Собрание Д.К.Матлина

Александр II с сеттером Милордом. Фотография Генриха Иоганна Деньера 1863 года. Собрание Д.К.Матлина

Александр II с детьми, великим князем Александром Александровичем и великой княжной Марией Александровной. Фотография. Б.д. ГАРФ, Москва

Александр II с детьми, великим князем Александром Александровичем и великой княжной Марией Александровной. Фотография. Б.д. ГАРФ, Москва

Милорд. Фрагмент картины Николая Сверчкова «Александр II на коне с собакой». 1880. Холст, масло. ГРМ

Милорд. Фрагмент картины Николая Сверчкова «Александр II на коне с собакой». 1880. Холст, масло. ГРМ

Эдуард Гау. Кабинет Александра II в Зубовском флигеле Большого Царскосельского дворца. 1857

Эдуард Гау. Кабинет Александра II в Зубовском флигеле Большого Царскосельского дворца. 1857

Эдуард Гау. Уборная Александра Николаевича в Большом Царскосельском дворце. 1850. Акварель. ГМЗ «Царское Село»

Эдуард Гау. Уборная Александра Николаевича в Большом Царскосельском дворце. 1850. Акварель. ГМЗ «Царское Село»

Андрей Швабе. Собаки. 1867. Холст, масло. ГМЗ «Царское Село»

Андрей Швабе. Собаки. 1867. Холст, масло. ГМЗ «Царское Село»

Чернильный прибор с фигурой лежащей собаки. Фарфор. Заводы Ж.Пети. Франция. 1850-е годы

Чернильный прибор с фигурой лежащей собаки. Фарфор. Заводы Ж.Пети. Франция. 1850-е годы

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru